Перед созданием темы или сообщения следует прочесть:  Правила форума

Автор Тема: Ребенок из детского дома  (Прочитано 13261 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн ПелагеюшкаАвтор темы

  • Постоялец
  • ***
  • Сообщений: 226
  • Благодарностей: 14
Несколько детей в семье (скопировано у Фостермамы)

 А теперь перечисляю правила, которые мне приходится неукоснительно выполнять для того, чтобы дети были друзьями:
 1. Всегда всем всего поровну. Если не одному, то и не другому, и никаких "он же маленький". Это не значит, что малышу - мороженое. Это значит, что если старшему мороженое, то малышу - что-то настолько любимое, что он будет рад замене. И наоборот (вместо погремушки - модельку машинки).
 2. Никогда никакого сравнения. Категорический запрет на идиотизм вроде "Вот Даша маленькая, и то помогает маме, а Юля большая - и не хочет..."
 3. Никогда не ласкать младшего на глазах наказанного или расстроенного старшего, если его приласкать нельзя. И наоборот.
 4. Внимательно следить за тем, чтобы тепла детям доставалось поровну.
 5. Никогда не хвалить одного ребенка, не хваля (не обязательно в ту же секунду) другого.
 6. Дети категорически не несут друг за друга ответственности, даже если одному 15, а другому - 3. Они - Ваши дети, Вы и только Вы несете ответственность за всех детей.
 7. Вы можете попросить о чем-то любого ребенка, но лучше - всех одновременно. Если Вы просите о чем-то даже старшего - не забудьте, что он Вам не должен ничего, и выполнять просьбу тоже. Если у Вас нет отношений, при которых Вы живете равноправными людьми и ребенок сам готов взять на себя посильное, как ответственность, то в этом виноваты - Вы, а не ребенок.
 8. все разговоры, хоть сколько-нибудь касающиеся семейных отношений, поведения любого члена семьи, если уж они необходимы - вместе. За семейной трапезой или в обстановке общего присутствия.
 9. Никогда не наказывать детей, не разобравшись в ситуации досконально, а не поверхностно.

 если у взрослого есть право распоряжаться собственной жизнью, то оно есть и у ребенка. Поэтому в случаях (кстати - весьма редких, если не врать себе), когда ребенок намеренно хочет для себя чего-то опасного для жизни, мы запрещаем только в те моменты, когда объяснения не помогают, а опасность - вот она. И таких моментов в норме за всю жизнь - единицы. И каждому легко представить такой случай и не с ребенком - когда мы толкаем взрослого, который замешкался на дороге или кричим на человека, который в депрессии от горя собирается умирать...
 а во всех остальных случаях, ИМХО, у ребенка должно быть право получать собственный опыт. И чем раньше он его получит - тем лучше. Должна еще сказать, что ножницы и нож будет требовать только тот ребенок, родители которого так ленивы, что им не до ребенка и его развития, и не хватило соображения купить пластиковые ножницы и нож для ребенкиного опыта (я даже когда-то вынуждена была купить целый набор посудки ради одного ножика из серебряного цвета пластмассы, чтобы был "похож на мамин"). Когда ребенок в полтора года слышит от нас честные разговоры - он учится быть искренним с нами:
 - это - мамин ножик. А вот этот - Динин. Мы сейчас будем вместе делать салат, вот тебе вареная морковка, попробуй нарезать...
И не надо для этого ждать, пока ребенок потянется к запретному - приготовьтесь раньше. А пока не приготовились - не сияйте ножницами в собственных руках, поверьте моему большому опыту - это не трудно.

Даже когда у родителей есть разногласия, но родители достаточно воспитанные и интеллигентные люди, чтобы спорить, а не хамить - эти разговоры лучше всего помогают, если они открытые. Ребенок получает опыт цивилизованного решения разногласий, видит "обратную сторону" брака в хорошем, приглядном решении. А его присутствие заставляет родителей хотя бы уважительнее говорить о нем. Давайте, наверно, я попробую предметно показать два варианта одного и того же разговора - супругов наедине для того, чтобы потом вынести решение ребенку - и общего разговора с ребенкиным присутствием с самого начала:

 Ситуация: ребенок несколько дней приходит из школы и сразу ставит телефон на зарядку, хотя он заряжался с вечера тоже. И те же пару дней ему нужна помощь с ДЗ, во время которой выясняется, что ребенок ничего не понял в классе...
 р- ребенок, м - мать, о - отец.

1 вариант:

о - похоже, он играет на уроках. Или лазит в интернет. Я думаю, нам стОит достать для школы аппарат попроще, твой старый  - там ни игрушек, ни выхода в интернет, нет...
м - его с ним засмеют в классе...
о - главное, чтобы не засмеяли в жизни
м - ты не понимаешь реалий сегодняшней школы. У него будут неприятности, его не станут уважать, для них это статусная вещь, телефон
о - так что, пусть скатится на двойки?
м - зачем, давай поговорим с ним и скажем, что, если он не перестанет, тогда заберем
о - хорошо.
 следующая часть первого варианта - те же и ребенок
о - мы думаем, что ты злоупотребляешь телефоном в школе. Давай так: или ты прекращаешь пользоваться им в школе для игр и интернета, или мы сменим его на мамин старый
р - не играю я!.....

2 вариант все вместе с самого начала

о - я в последние несколько дней вижу, что ты не в состоянии сделать уроки без помощи и вынужден заряжать телефон дважды в сутки. Думаю, ты играешь или лазишь в интернет в школе..
р (под давлением аргументов) - я только на переменах...
м - может быть, ты сам сможешь решить эту проблему?
о - потому, что если она не будет решена, то я вижу выход только в том, чтобы заменить твой телефон в учебное время на мамин старый - в нем нет ни игр, ни интернета...
р - не надо, все будет нормально...

Когда я прошу детей помыть посуду, я делаю это направленно, обращаясь к одному или второму. Как попросить всех одновременно: Кто поможет мне помыть посуду?
И если они отказались, а у меня на руках малышка, сама я сделать этого не смогу в ближайшее время, мне просто выйти из кухни, ничего никому не говоря, несмотря на то, что дети пошли просто баловаться?

Да. Если Вы хотите вырастить людей, способных принимать решения и умеющих помогать по велению сердца а не после упреков жены и с ненавистью - то Вам придется пожить с грязной посудой. Не вижу в этом ничего страшного. Чистая кухня силами детей, которые не доросли до желания это сделать для меня куда хуже даже заплесневевшей горы, которая позволит маме предложить ребятам поесть из катрюльки, как встарь, ложками, раз уж вот настолько занята малышкой, несмотря на памперсы и отсутствие необходимости топить печь, кормить скотину и полоскать пеленки в проруби.

Вопрос:
Но как утешить ребенка, когда старший идет с друзьями играть в прятки, младший тоже просится (разница всего 2,5года), помехой он не будет, а старший заявляет, что он хочет один. В компании могут быть ровесники младшего, младшие братья-сестры, отправленные со старшими через-не-хочу.
Ответ Фостермамы:
Ну уж не тем его утешить, что он может идти со старшим, раз захотел, а что захотел при этом старший - не важно.



Оффлайн ПелагеюшкаАвтор темы

  • Постоялец
  • ***
  • Сообщений: 226
  • Благодарностей: 14
Что такое адаптация и как ее достойно пройти – об этом психолог, специалист по семейному устройству детей Людмила Петрановская.

– Что самое сложное в принятии приемного ребенка?

– Во-первых, на вас ложится огромная ответственность. Полностью меняется образ жизни: ребенок может плохо спать по ночам, может требовать вашего внимания. Часто у детей в период адаптации бывает такая «прилипчивость», когда они просто минуты не могут прожить без вас, требуют постоянного внимания. Первые три дня это может быть приятно, но потом уже становится сложно: ты не можешь, прошу прощения, сходить в туалет без того, чтобы тебе не бились лбом в дверь.

 Многое меняется в жизни! В этот период происходит расставание с иллюзиями, которые у всех есть, и осознание того, что реальный ребенок – это совсем не тот, которого вы себе придумали. Причем он всегда не тот, каким бы вы его себе ни представляли. Он просто не может быть тем же самым.

 Всегда сложно пережить, если запаздывает формирование привязанности со стороны родителя. Тут как кому повезет: кто-то буквально с первых часов или дней начинает воспринимать ребенка как своего, а кому-то для этого нужно несколько месяцев или даже год. И вот этот период принятия нужно пережить, ведь в это время ты будешь ухаживать за чужим существом, физически чужим! В случае с кровным ребенком на твоей стороне природа, гормоны. А в данном случае ребенок чужой, и он пахнет чужим, и он ведет себя как чужой, и надо дожить до того момента, когда это пройдет. Когда произойдет пристройка на биологическом уровне, на уровне ощущений, запахов, прикосновений! Но когда это будет, - как кому повезет. Я не знаю, честно говоря, от чего это зависит, это малоизученные вопросы. Иногда это даже не зависит от возраста ребенка. Иногда бывает, что с маленьким ребенком на это уходит очень много времени, а с подростком достаточно недели. Надо быть готовым к любому развитию событий: хорошо, если повезет, а ведь может и не повезти…

– И всё-таки, есть же какие-то общие проблемы у детей, переживших опыт отказа родителей, потери родителей или изъятия у родителей?

– Конечно, есть. Что можно сказать? Ребенок в период адаптации всегда переживает сильнейший стресс, и, с точки зрения ребенка, не всегда очевидно, что этот стресс – положительный. Это для нас очевидно, что его жизнь изменилась к лучшему, а ему это может быть не очевидно. Более того, даже если очевидно, это само по себе стресс не снижает. Это несопоставимо даже, допустим, с эмиграцией.
 Вот представьте себе, что вас поместили бы не в Париж и не в Нью-Йорк, а в племя каких-нибудь аборигенов и сказали бы: «Вот замечательные люди. Они тебя очень любят, они хотят, чтобы ты теперь жил с ними. (смеется) Ничего, что у них на завтрак жареные гусеницы, ничего, что они ходят в набедренных повязках, что есть надо втайне от всех, а в туалет можно ходить, когда все смотрят! Это у них такие правила, нормально, ты привыкнешь очень скоро». (смеется) Вот так вот можно представить себе уровень стресса ребенка.
 Как бы ни нервничали родители, они остаются в своей квартире, в своей семье, со своими друзьями, со своей работой, со своим привычным кругом общения, а ребенок меняет всё! У него нет ни одного знакомого лица, ни одного знакомого предмета. Ничего! У него меняется абсолютно всё. Ему говорят: «Ой, как тебе повезло! Как хорошо всё в твоей жизни, как мы тебя будем любить и о тебе заботиться!» А у него уровень стресса зашкаливает за все мыслимые пределы, которые мы можем себе представить!
 Ну, а стресс у них проявляется в зависимости от их собственных качеств и темперамента. Собственно говоря, каждый про себя и про своих знакомых и родственников знает, как у людей проявляется стресс: это может быть нарушение сна, нарушение аппетита, раздражительность, плаксивость, истерики, ступоры, торможение… Все то, что бывает у нас, когда мы переживаем стресс, то же самое и у детей бывает. И самое опасное здесь – если родители в это время придут к выводу, что ребенок ТАКОЙ, что он ненормальный. «Подсунули ненормального!» Я вас уверяю, что на месте ребенка любой из нас, и вы в том числе, тоже были бы не сильно нормальными!
 Тут самое главное – просто напоминать себе, что это не что иное как стресс. Вы ребенка настоящего – такого, как есть! – увидите через год! В первый год вы видите ощетинившегося ежика. И эта «ощетиненность» может проявляться по-разному, не всегда в агрессии. Она может проявляться, наоборот, – в показной ласковости и послушании. Но на самом деле, это не его ласковость и послушание – это его защита против вас, потому что он еще не знает, чего от вас ждать. И только когда пройдет время, и он поверит, что вы, во-первых, в его жизни всерьез и надолго, во-вторых, что вы - источник защиты, а не источник опасности, – тогда вы увидите своего ребенка таким, какой он есть. Сначала по кусочкам, потом всё больше и больше.

– Часто говорят, что ребенок в учреждении и ребенок дома – это два разных ребенка. А через год это будет третий ребенок, и вот он-то – настоящий!

– Да, потому что дети в учреждении часто находятся в шоковом состоянии: они потеряли свою семью, они не понимают, куда их переместили, зачем, что это вокруг… И они уходят в некую психологическую заморозку, в шоковое состояние. Они послушные, они удобные, они не возражают, они все делают, что им велят… А когда они попадают в безопасную обстановку, через какое-то время у них эта заморозка проходит, и проявляется полученная травма, весь пережитый ужас, и ребенок начинает вести себя соответственно. А потом, когда проходит еще время, проходит адаптация, он успокаивается, реабилитируется и становится уже более-менее самим собой.

– Наверное, больше проблем с адаптацией ребят постарше – возрастные кризисы накладываются…

– Да, но с другой стороны, чем ребенок старше, тем больше он в состоянии понять, тем больше ему можно объяснить. Я бы сказала, все зависит, скорее, от степени травмированности ребенка. Двухлетний ребенок, от которого отказались сразу после рождения, может быть психологически травмирован гораздо тяжелее, чем ребенок двенадцатилетний, который еще год назад был в семье, пусть неблагополучной, но в семье.
 Очень многие родители говорят, что такой двенадцатилетний без всякой особой адаптации, как нож в масло, в семью входит, а вот с двухлеткой все на ушах стоят. То есть, это, скорее, зависит от степени травмированости ребенка, чем от его возраста.

– Но всё-таки есть какие-то способы сгладить вот этот резкий переход, когда действительно все рушится и меняется?

– По возможности, все проговаривать, много раз объяснять, почему так или этак. Быть готовым к тому, что каких-то совершенно очевидных вещей человек может не знать, например, что нужно воду в туалете спускать. Не злиться из-за этого, не строить ужасные предположения, что раз так, то он ненормальный! Просто понимать, у ребенка все в жизни изменилось, и он не всё еще может переварить. Спокойней относиться к этому, не ставить сразу много задач… Мне кажется, главная ошибка, когда родители в первый же год, закусив удила, стремятся срочно-срочно-срочно добиться, чтобы ребенок догнал программу, преодолел задержку психомоторного развития, научился и тому, и этому; таскают его по специалистам, занимаются исправлением любых мелких недостатков здоровья и так далее… И себя загоняют, и ребенку покоя не дают! В первое время не надо этого всего! Просто научитесь жить вместе. Делайте так, как вам проще, никого не слушайте. Проще взять с собой в кровать – значит, берите с собой в кровать. Проще кормить тем, что он привык (некоторые дети после детского дома ничего не едят, кроме макарон и сосисок) – ну, значит, кормите две недели макаронами и сосисками. Никто не умрет от этого! Придет время, и он распробует ваши разносолы. Всё, что снижает стресс вам и ребенку, – всё хорошо, всё правильно! Жизнь впереди долгая, всё наладится. Режим наладится, еда наладится, будет время поправить здоровье. На первых порах делайте так, как легче и проще. Это самый главный принцип!

– Но ведь бывают реальные психические, неврологические проблемы! Не всё можно вылечить любовью, есть ведь и болезни…

– Естественно, есть какие-то ситуации, когда проблемы со здоровьем нельзя откладывать, ими нужно заниматься сразу. Таких ситуаций не так много, но если они есть, то есть. Если у вас возникают какие-то сомнения, то, дав себе и ребенку время успокоиться, надо обратиться к специалистам, провести диагностику и дальше уже принимать решение – надо или не надо лечить. Почему диагностика в первые месяцы не имеет смысла? Потому что уровень стресса у ребенка такой, что ни один специалист не отличит: это он сейчас не может посчитать до пяти, потому что у него умственная отсталость или потому что он сейчас перепуган до смерти…

– Может, ему просто никто никогда не говорил, как считать до пяти…

– Да, поэтому диагностика психоневрологических проблем в первые несколько месяцев просто не имеет смысла, она не будет достоверной. Конечно, если это какая-то грубая соматика, например, порок сердца, то лучше оперировать без промедления. А если это «тонкие материи», надо просто подождать, пока он успокоится. Тогда что-то само рассосется, а что-то останется. Вот с тем, что останется, и будете иметь дело.

– То есть, как минимум нужно сделать паузу длиной в несколько месяцев?

– Конечно! В первые несколько месяцев главная ваша задача – научиться жить вместе, чтобы у вас начала формироваться привязанность. Это самое важное! Ради этого всё делается! Всё остальное - успеете потом, не надо таскать его по репетиторам, по выставкам, срочно заниматься расширением кругозора и так далее! На это будет время! Если он успокоится, то дальше он наверстает быстро. Главное, чтобы он поверил, что жизнь наладилась, всё нормально, у него есть семья, вы никуда не денетесь, он в вас немножко разобрался, в ваших реакциях; знает, что вам нравится, что вам не нравится, когда вы сердитесь, когда вы хвалите. Вот на это нужно потратить несколько первых месяцев. И вы сами под него подстроитесь, начнете его понимать, чувствовать: почему сейчас он плачет - от того, что испугался, или ему плохо, или он просто капризничает? На это нужно время.

Оффлайн ПелагеюшкаАвтор темы

  • Постоялец
  • ***
  • Сообщений: 226
  • Благодарностей: 14
Вот еще одна статья из ЖЖ Петрановской Л.В.
Мне показалась очень важной.
Про родителей, которым трудно быть родителями

Ну, чего, попробуем.
Собственно, все в разных комментах разными людьми было сказано, но, понятно, что трудно так читать, соберем в кучку. Возможно, за один раз не получится, тогда буду порциями.

Вообще, я убеждена, что люди всегда все знают. В смысле, все самое важное и нужное про себя, свои отношения, свою семью и т. п. Просто не всегда знают, что знают. Не обязательно прям вытесняют, хотя и это бывает нередко, а просто, может, не задумывались, не формулировали в словах. И если их начать правильно спрашивать, то это знание всплывает, иногда вместе с сильными чувствами. Что у нас тут каждый раз и происходит, и поэтому обсуждения всегда глубже и интересней, чем исходный пост. За что я вас всех люблю, а то иметь журнал с комментами лишь "Какая Вы умная!" и "Вот дура!" было бы дико скучно.
Но это так, лирическое отступление.

Я напомню, что в исходном тексте речь шла о поведении родителей, в общем и целом хороших, любящих, не находящихся в ситуации острого стресса.
Поэтому, с вашего позволения, я вынесу за скобки такие ситуации, как:
-- родила ребенка, чтобы выйти замуж (чтобы отстали родственники), а сама его ненавидит;
-- родители - люди психопатического склада, с садистическим компонентом, или вообще слабо способные к сопереживанию, считающие ребенка вещью, собственностью, частью себя;
-- родители, реагирующие так изредка и ситуативно -- сильно испугались, очень уж неподходящий момент (опаздывают, нарядились на важную встречу и т. п.).
В первых двух случаях все настолько плохо, что частность вроде реакции на падение ничего уже существенно не изменит и не смысла это обсуждать.
В последнем все в целом хорошо и ничего, в общем, страшного не случится, если раз-дугой и сорвутся. Лучше бы не надо, конечно, но идеальных родителей никто никому не обещал.

Что остается из того, что еще было названо как "пружины" такого поведения взрослых?
-- общее психическое и физическое истощение, вызванное усталостью, бедностью, постоянным стрессом, долгой болезнью ребенка или собственным недомоганием, сюда же часто попадают приемные родители в период адаптации, потому что это очень энергозатратно;
-- автоматическое воспроизведение модели поведения собственных родителей, даже если вообще-то ими недовольны и хотели бы от них избавиться, но альтернативные модели приживаются с трудом, требуют постоянного контроля разумом;
-- тревожность, мнительность, постоянный страх, что с ребенком что-то случится, желание преотвратить для него любые, малейшие неприятности и страдания, часто связанное с неспособностью переносить плач ребенка;
-- сильное, хотя и размытое, чувство вины не вполне понятно перед кем, фантазии, что осудят, накажут, возможно, отберут ребенка или причинят ему вред, потому что он "мешает", не "как все", страх, что тебя и/или ребенка "отменят", словно кто-то решит, что лучше бы вас не было.
Ничего не забыла?

И вот тут я вижу, что, при всем разнообразии этих ситуаций в них есть одно важное общее: в них во всех родитель как бы не является взрослым. Он не справляется с жизнью (истощение и тревога), он не является хозяином самого себя (автоматизмы и вина). Он вынужден выполнять роль родителя, взрослого, ответственного, сильного, а внутреннее его состояние этой роли противоречит, ресурса для ее выполнения нет.
Я как-то уже писала о странном представлении, сформировавшемся в последние десятилетия, что детей растить дико тяжело. При том, что ребенок обычно один-два, есть сады, и няни, и машинки-автоматы -- это очень, порой невыносимо тяжело. Такое неадекватное восприятие может говорить об одном -- сама роль родителя дается тяжело.
Либо это такая роль -- беспомощного, страдающего, изнемогающего родителя, который "жизнь кладет" -- то есть страдать полагается по сценарию, иначе "какаяжетымать" и все не в счет. Оно нередко встречается, но с годами все реже, лидируют по этой части все же мамы нынешних молодых родителей (об этом было в постах про поколения). Никакой реальной связи с тяжелым материальным или бытовым положением порой не наблюдается: кому-то легко -- в общем и целом легко, многое, конечно, непросто -- с четырьмя детьми в тесной квартирке и с маленькими доходом, кто-то падает с ног от бремени родительства -- не притворяется, а реально устает и доходит до нервного истощения -- даже пребывая на курорте в отеле "все включено", и еще с няней.
Либо это роль "головная", не усвоенная естественным образом, в раннем детстве, а выстроенная уже в сознательном возрасте на основе критической оценки поведения собственных родителей, чтения книг, фантазий, мечтаний, убеждений, решений и т. п. Такая роль может быть прекрасна по замыслу и содержанию, но она отличается от роли живой, природной, так же, как нежное комнатное растение от живучего придорожного куста: чуть что не так, ресурса не хватает -- и вот она уже не справляется, блекнет, отступает, а оставленные позиции гордо занимает чертополох усвоенных в собственном детстве "Сейчас получишь!", "Ты что, совсем идиот?!", "Зла на тебя не хватает", "Ты меня в могилу загонишь" и пр.
Вообще, несформированность нормальной родительской роли, позиции, состояния -- я ее всегда называла позицией властной заботы, а недавно узнала от своей коллеги Ольги Писарик, что в психологии привязанности ее называют "заботливая альфа" -- бросается в глаза всякому, кто пробует понаблюдать за обычными родителями на улице или еще где. Проседают либо составляющая "забота", когда общение с ребенком небезопасно для него, не является оберегающим, помогающим, решающим проблемы, либо составляющая "власть", когда ответственность за происходящее передается ребенку, а взрослый демонстрирует беспомощность, либо обе сразу, что вообще жесть :(
Пример последнего врезался в память (из недавних отпускных наблюдений). Мама, не очень уже молодая, четырехлетнего мальчика, который не слушался -- не хотел сидеть на коврике в полотенце, как она считала нужным, а хотел бегать по песку вокруг. Сидя на этом самом коврике с полотенцем в руках и даже не пытаясь ничего сделать, мама громко вопрошала: "Нет, ты скажи, мне что, ремень с собой на пляж брать? Тебе дома мало? Прямо здесь тебя лупить, да, чтоб ты слушался?" Потом она повернулась к своим знакомым на соседнем коврике и так же громко (ребенок слышал) начала говорит им: "Ну, прямо не знаю, что с ним делать. Уже и луплю его, и в угол ставлю,объясняю, что надо слушаться, а он все равно. Замучил меня. Больше не возьму его на море, пусть дома сидит.". Говорила она это без особого, надо сказать, отчаяния в голосе и даже с некоторым кокетством.
Что мы здесь видим? Родитель, с одной стороны, проявляет полную беспомощность: он делегирует ребенку -- довольно маленькому -- решение о том, слушаться или нет и даже решение о том, где и как его, ребенка наказывать. Он прямо озвучивает свою беспомощность и как единственный выход называет отделение от ребенка (не возьму с собой), то есть заявляет, что с ролью родителя не справляется и собирается ее оставить (пусть временно). При этом заботы тоже не наблюдается, хотя, наверное, мама считает, что она заботится, стремясь завернуть подвижного мальчика в полотенце и усадить неподвижно -- потребности ребенка ее не интересуют, она готова прибегнуть (и прибегает, видимо) к жестокому обращению, а уж эмоциональная безопасность ребенка, про которого весь пляж услышал, что его "лупят, а ему все мало" вовсе не принимается в расчет.
Полный караул. Парень, видимо, привык и делал вид, что не слышит, никак не реагируя на призывы и угрозы матери. Я живо представила себе их отношения в его четырнадцать и пожалела обоих. Слушаться он ее не будет, и я его понимаю, обращаться к ней за помощью -- тоже. Он один на свете и она одна. Между тем, в ее картине мира она хорошая мать -- воспитывает, следит, чтоб не простыл, возит на море и вообще "я ему все время объясняю". И она его любит, конечно. Жизнь за него отдаст, если потребуется -- даже не сомневаюсь. И она не психопатка, не садистка, и не в запредельном стрессе. Просто вот такая у нее родительская роль, очень неудачной модели. А другой не подвезли.
Примеров с проседающей заботой в комментах к предыдущему посту великое множество: дети, испытывающие трудности, страдания и даже опасные для здоровья состояния, не обращаются к таким родителям за помощью, поскольку знают, что вряд ли ее получат. Родитель для них вообще с заботой не ассоциируется, в лучшем случае -- с безразличием, в худшем -- с угрозой. Причем, как уже говорилось, сами родители нередко пребывают в полной уверенности, что "сделали для ребенка все". Дело в том, что под "заботой" имеется в виду не "делать то, что тебе кажется нужным", а "делать то, что действительно нужно твоему ребенку". А это две большие разницы. Поэтому бывает, что у гиперопекающих с точки зрения постороннего наблюдателя родителей дети растут с ощущением заброшенности и ненужности. Хотя на них "жизнь положили" -- и не фигурально, а прям вот всей тяжестью :(
Проседающая властность тоже сплошь и рядом. Чего стоит наша любимая манера общаться с детьми риторическими вопросами: "Нет, ты будешь наконец нормально себя вести?", "Тебя что, отшлепать?", "Ты чем думал, когда это делал?", "Ты почему мне врешь, я тебя спрашиваю?", "У тебя вообще совесть есть?". Ну, откуда ребенок может знать, есть ли у него совесть или почему он сделал то, что сделал? А уж про вопрос "отшлепать ли тебя" я просто молчу -- это какой-то полный сюр, если вдуматься.Из этой же серии все и всякие виды демонстрации беспомощности "Я просто не знаю, что с ним делать", "Ты меня в гроб загонишь", "Я больше не могу", "Чтоб я еще раз с тобой куда-то пошла" и пр. и др. Можно и невербально это делать -- охи, вздохи, стоны, закаченные глаза. Корвалол еще пить хорошо.
И отдельное сильное средство - вопросы к ребенку типа "Ты меня любишь?", жалобы на "Что ты такой неласковый" и просьбы, а то и требования "Пожалеть мать", "Уважать родителей", "Ценить, что мы для тебя делаем" и т. п. Это значит, что ребенок назначается ответственным за свои отношения со взрослыми, за глубину и прочность связи между ними, за их будущее. Особо умелые ухитряются назначить ребенка ответственным даже за отношения в паре супругов, но это уже отдельный ужастик.
Особенно болезненные для детей варианты, когда плохо и с заботой, и с "альфовостью" происходят с участием третьих лиц. Это все случаи, когда мы вмсете с врачом начинаем стыдить ребенка за то, что он боится делать укол, или напускаемся на него в присутствии учительницы, которая его ругает. Детьми такие ситуации трактуются однозначно -- их сдали. Родитель и сам боится и ничего сделать не может, поэтому пожертвовал "менее ценным членом экипажа". Дети обычно не протестуют -- они ж в курсе, что менее ценные. Просто переживают опыт "ухода земли из-под ног" и навсегда запоминают, что ни на кого, даже на любящего родителя, положиться нельзя.
Проседающая забота часто политкорректно называется "строгостью", а проседающая властность -- "либеральным воспитанием".



Оффлайн ПелагеюшкаАвтор темы

  • Постоялец
  • ***
  • Сообщений: 226
  • Благодарностей: 14
Вот моя папочка "приемный ребенок" и опустела. Всем поделилась. Дополните?

Оффлайн ПелагеюшкаАвтор темы

  • Постоялец
  • ***
  • Сообщений: 226
  • Благодарностей: 14
Л.Петрановская "Минус один"
Усыновление — с чего начать? Как понять, годишься ли в усыновители? Как не сделать ошибки? Как подготовиться так, чтобы не пополнить число возвращающих детей в детдома?

Известный педагог-психолог, специалист по семейному устройству, лауреат Премии Президента РФ в области образования, автор книги «К вам пришёл приёмный ребёнок» Людмила Петрановская ведет серию  статей «МИНУС ОДИН»  для тех, кто хочет взять приемного ребенка в семью.

Семья с детьми


Людмила Петрановская

У вас уже есть дети — один или несколько. И вы хотите еще. И неважно, можете вы еще родить сами, или нет. А может, хочется помочь уже живущему на свете одинокому малышу. Может быть, у вас рождаются только мальчики (девочки) и очень хочется ребенка другого пола тоже. Возможно, судьба свела вас с конкретным ребенком: увидели в детской больнице, в приюте, или это ребенок из соседской неблагополучной семьи.

Наконец, встречаются прирожденные воспитатели, получающие от самого процесса возни с детьми большее удовольствие, чем от любой другой работы. Они охотно присоединили бы к паре-тройке своих ребят еще несколько, и растили бы их на радость себе и на пользу обществу.

Все эти соображения — совершенно естественные и понятные. Но бывает, что приходит семья, чаще — с единственным ребенком, и говорит следующее: «Мы хотим взять приемного ребенка, чтобы наш не вырос эгоистом» или, в более мягком варианте, «чтобы у нашего был товарищ по играм».

Начнем с первого. Представьте себя на месте ребенка, единственного и, надо думать, избалованного — раз родители уже опасаются, каким он вырастет. В его полном распоряжении находятся мама, папа, бабушка, телевизор, игрушки и сладости. И тут они приводят кого-то непонятного… С воспитательными, значит, целями… И всем теперь надо с ним делиться… Ну, я ему покажу!

И покажет. Или ему, или вам. Причем это не обязательно будут скандалы и драки. Ваш ребенок может вдруг перестать учиться или заболеть посильней — чтобы вы бросили заниматься глупостями и вспомнили наконец, кто главный в вашей жизни. И что вы будете делать?



Если, по вашему убеждению, или пока еще смутному ощущению, в вашей семье нарушена иерархия, и ребенок крутит и вертит взрослыми, как хочет («растет эгоистом»), это проблема вашей семьи. Как не склеишь с помощью ребенка треснувший брак, так и деформированные отношения между родителем и ребенком не починишь с помощью другого ребенка — своего ли, приемного ли. Сначала разберитесь с тем, что вас не устраивает, восстановите нормальные границы и соотношение сил в семье, если надо — обратитесь к специалистам, и лишь потом думайте о пополнении.

С идеей завести своему ребенку друга, товарища для игр тоже надо быть осторожнее. Воображение рисует вам приятную картинку, на которой оба ребенка самозабвенно играют в куклы или машинки, вместе гуляют и ходят в школу, защищают и поддерживают друг друга. Прекрасно. Но что вы будете делать, если они не подружатся? Ведь взаимная симпатия вовсе не гарантирована. Особенно в период адаптации — приемный ребенок уже сыт по горло общением со сверстниками, ему нужны родители, и желательно в единоличное пользование.

Ревность, ссоры, крики, жалобы друг на друга — надо понимать, что это не менее вероятная перспектива. Ничто так не выматывает родителей, как постоянные конфликты детей. Ни из чего не следует, что они сразу и с радостью примут друг друга, возможно, мир и спокойствие вашего дома будут взорваны с приходом нового члена семьи.

Если ребенок в первую очередь был нужен вам самим, то ничего страшного, в конце концов, мало ли родных сестер и братьев не очень ладят и вместе не играют, лишь бы сильно не дрались. Но вот если главным мотивом было завести «компаньона» для собственного ребенка (чтобы не скучал и к родителям не приставал), а вместо этого вы обретаете кучу проблем — вам не позавидуешь. И обоим детям тоже.

Не говоря уже о том, что приемный ребенок может принести с собой способы поведения, которые могут не только шокировать вас, но и напугать вашего ребенка: агрессию, нецензурную брань, истерики, сексуализированные игры. Все это не так страшно и со временем проходит, но при одном условии: родители хотят и готовы с этим справляться, они берут на себя всю полноту ответственности за принятое решение. Не от детей надо будет ждать, чтобы все шло благополучно, — это будет ваша задача.

Насколько близки ваши отношения с родным ребенком? Обратится ли он к вам за помощью, если что случится? Поделится ли откровенно своими чувствами, не боясь вас расстроить или вызвать ваше осуждение? Готовы ли вы как родитель иметь дело с его чувствами — иногда весьма болезненными? Сможете ли сохранить для него все, что можно сохранить из уклада вашей семьи, который неминуемо изменится с приходом нового человека? Обо всем этом стоит подумать заранее.

Главный ресурс, который есть в вашем распоряжении — опыт. Да, новый ребенок может поставить перед вами задачки, с которыми сталкиваться еще не приходилось. Но по крайней мере вы знаете, что делать, если он не ест кашу или не хочет мыть голову, или промочил ноги и кашляет, и в панику из-за мелочей не впадете. Есть и оборотная сторона этого ресурса. Опытность может вас и подвести, поскольку ребенок из детского дома — это все же ребенок с особым опытом, он может воспринимать мир, отношения, ваши слова и поступки совеем не так, как их воспринимают ваши родные дети, знающие вас всю жизнь.

И может быть очень непросто смириться с тем, что ваши дети вас понимают с полуслова, а этот — нет, с вашими детьми срабатывают ваши обычные родительские «приемчики», а новенькому — как об стенку горох. Поэтому, как бы вы ни были опытны и уверены в себе, не упускайте ни одной возможности подготовиться к новой для себя роли приемного родителя, старайтесь узнать больше и будьте готовы отказаться от каких-то своих привычных представлений о том, «как должны вести себя дети». Со временем, когда вы и ребенок привыкнете друг к другу, приспособитесь, все войдет в норму, но для этого придется измениться не только ему, но и вам, и всей вашей семье.



Не менее важный ресурс — ваши собственные дети. Очень многому приемный ребенок научится не у вас, а у них, причем гораздо легче и с большим удовольствием. Научится играть, слушать сказки, спорить, мириться, делиться. А заодно — как уговорить родителей купить игрушку, как вести себя, чтобы все отстали, и что сказать маме, чтобы разрешила не идти завтра в школу. Все это, между прочим, очень важные и нужные в жизни умения, которые можно назвать умными словами «социальная адаптация» и «коммуникативная компетентность».

Даже ругаясь и дуясь на «новенького», ваши дети все равно будут вашими помощниками, ведь они будут продолжать жить своей нормальной детской жизнью, и просто самим этим фактом помогать приемному ребенку войти в жизнь семьи. Не забывайте благодарить их за помощь и терпение!
Семья, вырастившая детей

В свое время, будучи еще совсем молодыми людьми, вы родили ребенка, а может быть двух или трех, растили их, и вот — вырастили. Даже самый младший скоро покинет (или уже покинул) родительский дом. Может быть, и не в буквальном смысле покинет, но он явно живет своей жизнью и в вас не нуждается: «Привет. — Привет. — Как дела? — Нормально. — Уходишь? — Да, буду поздно». И вы остаетесь в пустом доме, и даже ужин готовить не для кого. Неужели лет пятнадцать назад вы мечтали, как о счастье, о вечере, проведенном без ребенка, когда не слышишь постоянно: «Мам, ну, мам!» — и можешь делать, что хочешь? А сейчас почему-то ничего не хочется…

Это состояние называется «синдром пустого гнезда». Много лет жизнь родителей была по большей части подчинена детям, они требовали внимания, помощи, заботы. С большим или меньшим удовольствием и готовностью, родители давали им все необходимое, это стало образом жизни, способом восприятия мира.

Лето кончается — нужно готовиться к учебному году, похолодало — не вырос ли из теплой куртки, Новый год — каким подарком порадовать, уже весна — куда на каникулы? Утро — не проспал бы в школу, день — напомнить про обед, вечер — отогнать от телевизора, ночь — проверить, не раскрылся ли, замерзнет.

Все эти родительские будни организовывали жизнь, наполняли ее смыслом. И вдруг приходит осознание, что дети в нас больше не нуждаются. То есть любят, и рады, что мы есть на свете, но вот так, чтобы ежедневно, ежечасно — мы им уже не нужны. Пусто, грустно, и при этом немного стыдно за свои чувства — мы же так хотели, чтобы они выросли!

Узнаете себя? Что ж, вы не одиноки!

Очень большой процент семей, приходящих за приемными детьми, находятся именно на стадии «пустого гнезда». Если это ваш случай, то вам, скорее всего, от сорока до пятидесяти, вы вполне бодры и полны сил, может быть, в свое время, по молодости, не решились завести больше одного ребенка — другие были интересы — а теперь поняли, что как родители еще не исчерпали себя. Вы совершенно правы, и действительно можете стать прекрасными приемными родителями.

Ресурсы очевидны: опыт воспитания детей есть, при этом, поскольку прямо сейчас вы своими детьми не обременены, все силы и все внимание будут отданы приемному ребенку, а ему это очень и очень полезно. Возраст — скорее плюс, чем минус, возраст прибавляет мудрости, взвешенности, делает нас менее категоричными и нетерпеливыми — все это очень важно для приемного родителя.

Ваши взрослые дети вполне могут стать вашими союзниками и помощниками, как это происходит во многих семьях. Если у ваших детей было достаточно счастливое детство, они вряд ли будут сильно ревновать к новичку — ведь они получили от вас столько родительской любви, сколько им было нужно. Сейчас они по-новому, взрослыми глазами, увидят, как много сил вы отдаете ребенку, как все это непросто, и, скорее всего, будут готовы подставить плечо. Бывает, что приемные дети слушаются своих взрослых братьев и сестер даже лучше, чем родителей.

Опыт и сознание, что как минимум один раз вы уже это сделали — ребенка благополучно воспитали — придает уверенности.

Но, может быть, ваш случай иной? Возможно, как раз на основании своего родительского опыта вы как раз не уверены в себе? Вам кажется, что воспитывали детей как-то не так, «упустили», «пережали», «избаловали» (нужное подчеркнуть). Дети выросли неблагодарные, учиться (работать) не хотят, родителей не ценят, им бы все только «дай»…

Вот и появляется светлая мысль: возьму сироту, уж он-то будет благодарен, он-то будет ценить все, что я для него делаю. Или так: дети ушли из дома и даже не приходят, не звонят, как неродные, а вот приемный ребенок будет со мной… Как в известном черном анекдоте про горе-хирурга: «Нет, с этим ничего не получается, давайте следующего!».

В отношениях родитель-ребенок ответственность всегда лежит на взрослом. Если ребенок приемный, то есть раненый судьбой, ответственность на взрослого падает еще большая. Он должен быть готов всегда искать: что я делаю не так, что я могу изменить, что еще нужно сделать, а не валить все неудачи на то, что ребенок «не такой». Это важно осознавать именно потому, что на приемного ребенка валить легко и удобно — просто само получается. У него и гены, говорят, не те, и прошлое плохое, и вообще… Взрослому тут требуются немалая стойкость и честность перед самим собой, чтобы избежать этого соблазна и не перебросить всю ответственность с себя на него.

А теперь давайте поразмыслим трезво: если вам не удалось достичь родительского успеха со своими родными детьми, из чего следует, что с приемным — получится? Потому что он будет благодарен? Не обольщайтесь, дети все происходящее с ними воспринимают как должное, и особой благодарности обычно не испытывают — пока не вырастут.

Кроме того, давайте посмотрим на ситуацию глазами вашего вроде бы уже взрослого ребенка. Мама и папа не смогли и не захотели наладить контакт со мной, вместо этого они нашли мне замену. А дальше, в зависимости от характера ребенка и глубины вашего конфликта, он может либо вообще прекратить с вами общаться, либо скандалить и требовать, чтобы вы убрали «этого», либо потребовать вашего внимания иным способом — тяжело заболеть или попасть в неприятную историю.

В практике были случаи, когда взрослые, уже давно своей семьей живущие дети срочно разводились и возвращались в родительский дом отстаивать свою «территорию». И родители оказывались «меж двух огней», а приемный ребенок — в такой ситуации, что не позавидуешь.



Так что если ваши отношения с родными выросшими детьми оставляют желать лучшего, начните именно с них. Попытайтесь найти контакт, понять, в чем вы неправы, что нужно изменить в себе как в родителе. Убедитесь, что они не чувствуют себя отвергнутыми, недолюбленными, что они верят: что бы ни случилось и сколько бы лет им ни было, вы всегда поймете и поддержите их.

Возможно, выяснится, что ваше «гнездо» опустело рано и неправильно, и вашим собственным птенцам вы еще очень нужны. Пусть наступят мир и согласие в вашей семье, и тогда она сможет стать счастливым домом для приемного ребенка.

http://www.pravmir.ru/shkola-priemnyx-roditelej-2-semya-s-detmi/
« Последнее редактирование: 26 Июль 2013, 15:48:16 от Пелагеюшка »

Оффлайн Ольга Викторoвна

  • Постоялец
  • ***
  • Сообщений: 179
  • Благодарностей: 29
Пелагеюшка, умница, хорошие материалы. Их можно применять  в воспитании не только приемных детей, но и своих родных.