Перед созданием темы или сообщения следует прочесть:  Правила форума

Автор Тема: Истории, рассказы, стихи  (Прочитано 22474 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4102
  • Благодарностей: 574
  • Пол: Женский
10.
А моя история совсем простая. Ни тебе поисков , ни ожидания – все на блюдечке . Даже решения принимать не пришлось. Но это – моя история , а значит , очень дорога мне такая , какая вышла. Расскажу , чтобы тот , кто услышит , по сторонам смотрел без презрения к окружающим.
 Когда у нас с мужем родилась дочка , естественно , в первые месяцы мы вместе почти никуда не выезжали. И единственным способом выехать из дома хоть на пару минут было покупать продукты ночью , потому , что , когда муж остался единственным кормильцем (с нами еще свекровь живет), он стал возвращаться с работы после 10 вечера , чтобы больше заработать. Свекровь у нас общая мама , очень хорошая , но она инвалид ( сердце , диабет ) . С внучкой на час – два , когда мы уезжали за продуктами , оставалась она.
 Если удавалось выехать пораньше , то мы еще гуляли немного где – нибудь в красивом месте. В тот день это была набережная со стороны гостиницы Беларусь. Вернее , дорожка от набережной к церкви Марии Магдалены. Сначала мы хотели посмотреть на воду , потом увидели компанию подростков явно выпивших , которые спорили и чуть ли не дрались – и пошли по направлению к церкви. Мы оба во всех подробностях помним разговор , который тогда вели (не раз уже вспоминали ) : о том , что постараемся не допустить , чтобы наша дочурка когда – нибудь оказалась в таком обществе. Что хотели бы , чтобы маргиналам отводили районы для проживания , вроде Куинс в Нью-Йорке , и даже запрещали им передвижение по приличным районам. Что надо будет со всей серьезностью подходить к выбору садика – школы , вплоть до частных , лишь бы наша принцесса никогда не слышала ничего подобного только что слышанному нами. Особенно там нам запомнился один подросток с очень грубым хриплым голосом , очень низкого роста – самый в той компании агрессивный и наглый , который и кидался на всех. Муж сказал , что по голосу ему никак не меньше 14 , а на вид – и 10 не дашь. Значит (сказал муж) курить начал с детсадовского возраста. А я испытала такое омерзение от всей этой сцены и слышанных , с позволения сказать , слов – что в дальнейшем разговоре черпала возможность успокоиться.
 За продуктами решили зайти пешком в ближайший маленький Престон – а потом обратным ходом гулять к машине , припаркованной довольно далеко.
 До Престона было недалеко , но мы гуляли – и пришли туда нескоро. Возле Престона , обняв перила пандуса , прямо на земле , сидел тот неприятный подросток , который был маленького роста и с голосом взрослого прокуренного мужика. Никого рядом не было. Даже из магазина никто не выходил в тот момент. И ни одной машины. Муж наклонился посмотреть , что с ним , со словами – «Ну , парень , ты и напился». Парень в этот момент стал валиться лицом на землю – и муж одной рукой его удержал и привалил обратно к перилам , а другой уже достал телефон – и вызвал скорую. Пока мы ждали скорую, рядом уже появились люди – и даже успели образовать вокруг нас кольцо. Когда скорая приехала , мы просто хотели убедиться , что все в порядке – и остались стоять. Врач (мужчина) спросил , что случилось – мы рассказали с того места , как подошли к Престону. Врач сказал «Надо , чтобы кто – нибудь из свидетелей поехал с ребенком» И толпы мгновенно не стало. Муж посмотрел на меня , и я сказала , что мы можем поехать , но только вдвоем. Врач сказал – садитесь спереди. И мы с мужем поехали на месте врача , а они с медсестрой – в салоне с парнем.
 А в больнице мальчика сразу на каталке забрали , а нас оставили в приемном боксе на кушетке и попросили подождать сотрудника милиции. Который спустя пару минут составил протокол и сказал , что ребенок в бессознательном состоянии и пока фамилию –имя они не знают , но есть порядок действий в таких ситуациях , и все будет хорошо. И мы можем идти. Мы как – то почти не договариваясь , стали спрашивать уже у медсестры , нас провожающей , куда положили , что с ним и как его можно навестить , если понадобится. И она сказала , что у ребенка из видимых причин состояния – герпетическая ангина, генерализованная – большая площадь поражения , температура при поступлении – почти 41 , уже ниже , в таком состоянии посещение только близкими родственниками и с разрешения врача. И еще сказала , что ребенок в таком состоянии , что есть подозрение , что он живет на улице.
 Когда мы ехали за машиной на такси – почти не разговаривали. Как – то не могли. Рассказывать стали маме дома – и заодно узнали , что оба этим всем впечатлены. А родная сестра мужа моей сестры – в этой больнице работает медсестрой. И вот , мы , несмотря на время , стали звонить родственникам , чтобы ее разыскать , она оказалась на дежурстве , отделение оказалось ее. И она предложила приехать , если мы хотим – даст халат , проведет , потому , что неплохо будет , если в палате кто – нибудь с ребенком посидит. Муж сказал , что герпетическая ангина – штука очень заразная , поэтому он бы поехал , а меня оставил бы с дочей. Я хотела сама , но с доводами согласилась , и отпустила с условием постоянной связи. А мама с глазами на мокром месте провожая мужа сказала «Так тобой горжусь!».
 Муж приехал утром уже раненый. Ребенку оказалось 7 лет. Алкоголичка – бабушка – опекун. Мать неизвестно где , родила неизвестно от кого. Мальчик пришел в себя , ему все время обрабатывали глотку , он лежал под капельницей , было больно , он почти всю первую ночь или спал , или плакал. Мама ходила по квартире , тихонько вздыхая и приговаривая « Ой что ж это…за что ж детей – то , господи…» и все время меня как- нибудь приласкивала , словами , заботой. В общем , прожили мы в таком режиме несколько дней , потом меня муж отвез в больницу знакомиться (мы уже решили , что как – нибудь будем этому мальчику помогать , где бы он ни оказался) – и я впервые по – настоящему его увидела. Он просто очень на меня похож. У меня такое впечатление было , что я увидела свою детскую фотографию. И , как только увидела – сразу поняла , что нигде , кроме нашей семьи , этот ребенок оказаться не должен. И даже не подумала , как должна себя вести. Ни мужу ничего не сказала , ни даже мальчику – просто как-то руки сами полезли его обнимать , как если бы он всегда был мой ребенок. Он тоже не удивился , не отпихнул , а так доверчиво мне навстречу распахнулся – что я сразу поняла , что он по – настоящему мой , просто родился не там , аист ошибся.
 Короче – сцена эта в больнице по значимости в моей жизни похожа на первую ночь с мужем. Когда я сына впервые тогда обняла – у меня грудь наполнилась молоком так , что вся майка через прокладки мокрая была. Был бы помладше – стала бы кормить.
 Оформили усыновление очень быстро. Привязанность к бабушке у него была , поэтому иногда возили встречаться , пока она не умерла. Но в последнюю встречу он уже испуганно прижимался ко мне , а в машине сказал , что не представляет , как он так жил.
 Привычки всякие довольно долго нам мешали , не обошлось и без детского психолога.
 А так – ребенок как ребенок. Чувствую себя так , как будто обоих сама родила. Дети дружат настолько , насколько это возможно при разнице в 7 лет. Вот теперь мальчик наш действительно подросток. Учится в гимназии , умница , веселый и очень спортивный. С мужем они рыбаки у нас , а с бабушкой – интеллектуалы и философы. А у меня он просто сЫночка , маленький мой мальчик. Недавно вот сломал обе руки , катаясь на роликах. В НИТО , после наложения гипса , еще в слезах оба – и он , и я , помогаю ему в туалет сходить , а он мне говорит « Мам ! А как те дети , у которых никого нет – если обе руки сломаны ?» Я сзади него стояла , джинсы ему застегиваю , целую , а он щекой прижимается и говорит « Ужас , да ? Представляешь – или чужая тетка , или в штаны…»




 [/t][/c][/t] 
  fostermama на форуме Пожаловаться на это сообщение   [/t]   Редактировать/удалить сообщение
[/c]
Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4102
  • Благодарностей: 574
  • Пол: Женский
11. Если бы за год до случившегося мне кто – нибудь рассказал , как все выйдет – я не только не поверила бы , но и поссорилась бы с этим человеком. Потому , что моя история – последнее изо всего , чего я раньше себе бы пожелала. Тем не менее , сейчас я счастлива так , как раньше и не мечтала . Если что – то и омрачает мне жизнь , то это непонимание окружающими , в первую очередь , моими близкими , что моя жизнь теперь имеет смысл и такое содержание , какое я хотела бы и для них для всех.
 Началось все с того , что я потеряла работу. Учреждение просто было ликвидировано. И знакомая рассказала мне про листовку , виденную в метро – «работа мамой». Предлагалось взять к себе ребенка – и получать зарплату за его воспитание , деньги на его содержание и еще всю социалку – отпуск , больничные , и.т.д. Я рассудила , что это неплохой выход из моего положения – тем более , что ни выйти замуж , ни родить я уже не рассчитывала. Просто не сложилось – пятнадцать лет своей жизни я отдала женатому мужчине, люблю его и по сей день , но он выбрал семью. Рожать «украдкой» , без его согласия я для себя не считала возможным. И осталась одна в родительской двушке.
 Ничего интересного в «устройстве на работу приемной матерью» я и сейчас не вижу. Документы , учеба на курсах приемных родителей – и , наконец , заключение о том , что я могу принять в свою семью ребенка. Озадачило , правда , сообщение о том , что «выбирать» детей никто не предлагает , т.к. меня принимают на работу , а это значит , что кого дадут , того и буду воспитывать. Обещали учесть мои пожелания относительно пола- возраста. Я попросила девочку помладше. И получила направление в приют своего района. Девочки там в тот момент были , но как – то я совсем не представляла себе этих девочек рядом – были они какие – то не по годам развитые , разбитные – и совсем не маленькие. Я стала просить психолога приюта помочь мне найти маленькую девочку – и услышала такую гневную отповедь , что у меня на глазах показались слезы – и я встала и попрощалась. Психолог кивнула мне молча , и тут же стала звонить по мобильнику , а я – пробираться к выходу. В тот момент я уже решила , что затея глупая , и уже ничего не хотела. И тут она окликнула меня и предложила съездить в приют другого района – у них есть маленькая девочка , правда , кажется , с братом и сестрой. Терять в общем – то было нечего – и я поехала.
 Девочка была с явными следами пьянства родителей на лице – знаете , такое лицо – безо всякого выражения , полуоткрытый рот , слюни , которые не вытекали – но влажно блестели в уголках рта. На меня она почти не среагировала , безразлично скользнула взглядом – и все. Я сказала – «Знаете , я наверно переоценила свои возможности – я не готова взять любого ребенка – и работать.» Женщина – замдиректора приюта ответила : «Тогда усыновлять надо ребенка , а не на работу устраиваться» И я и здесь попрощалась.
 Девочку увели несколькими минутами раньше – и она стояла у меня на пути с женщиной , которая ее увела , девочкой лет 12 , и двумя мальчиками , один из которых был старше девочки , а другой младше. Увидев меня они , оживленно разговаривавшие перед этим, замолчали и повернулись ко мне. Все. Я шла по узкому коридору, деваться было некуда, когда стала обходить их , старшая девочка спросила « Вы ее забираете?» Я просто не успела сообразить , что вопрос был адресован мне , а женщина , державшая младшую девочку за руку , стала кричать на старшую девочку и мальчиков , даже замахнулась на них – и прогнала в сторону лестничной клетки. Они оказались впереди меня и я , так и не успев ответить , проходя по лестнице вниз , увидела , как девочка поднималась по этой лестнице вверх , ласково подталкивая младшего из мальчиков и тихо говоря что – то старшему. За ними поднималась злющая женщина , тащившая на буксире 4 – летнюю несостоявшуюся «мою девочку». Я ушла.
 Становиться приемной матерью мне расхотелось. Работа у меня давно уже была ( один из требуемых документов был – справка о зарплате за последние 3 месяца , а другой – характеристика с места работы) – и первоначальный мой мотив уже не был актуален. А моя надежда обрести семью рассыпалась.
 Тем не менее , у меня из головы не выходила та , старшая. И , когда я услышала по местному радио объявление о том , что социальный приют просит принять на лето на безвозмездной основе , детей – я подумала о том , что , пожалуй , забрала бы на лето эту девочку. И поехала в приют. В этот раз она понравилась мне еще больше. В первую очередь…своим категорическим отказом идти к кому бы то ни было в гости. « Если только все вместе. А если нет – мы лучше в детский дом . Я малых не брошу». Не знаю , как я на это решилась – как в холодную воду бросилась. Говорю – « Давайте все – на месяц». И сразу стала соображать , как же это устроить – отпуск мне еще не был положен. А девочка говорит : « Тогда надо у остальных спросить». Привели остальных – я-то думала , что , может , старший мальчик просто друг ей здесь , в приюте – а оказалось – их четверо. 4 и 12 – девочки , 7 и 13 – мальчики. Пришли они – а я в каком – то таком состоянии была, что готова была на подвиги , лишь бы они согласились. Про такое и говорят «очертя голову». И я их стала просить сходить ко мне в гости – на выходные , посмотреть. Старшие друг дружке головами кивнули – и согласились . Младшие –за ними. А замдиректора , у которой этот разговор происходил, спрашивает « Сейчас будете забирать ?» А я и забыла , что пятница. И забрала.
 Идем мы домой впятером. Я себя внутри спрашиваю «Ты вообще в своем уме? Ты что творишь?» и сама себе отвечаю « Проблемы будем решать по мере их поступления. Пока проблем не вижу – холодильник полный, дети своими ногами идут, кроме двуспальной кровати в маленькой комнате есть два дивана , один из которых раскладывается в двуспальную кровать – в большой. И на кухне у меня тоже старый диван стоит. (все это описывали , когда давали разрешение на приемную семью – и тогда сказали «можно и не одного»).»
 И вдруг вспоминаю я , что у меня не убрано.Даже ведро с грязной водой , которой я пол не домыла, прямо посреди коридора. Так мне хотелось скорее в этот приют попасть. И мне так стало неловко – я и говорю старшей девочке об этом. «Извините , мол , у меня не всегда так». А она вдруг заулыбалась , и говорит « Я тоже боюсь , что не понравимся. А еще боюсь , что малых в детский дом заберут , а нас в интернат – и мы больше не увидимся» Так , в этих разговорах о том , кто чего боится, мы и дошли. Девочка как вошла – стала говорить как у меня красиво, а я тем временем за ведро – и в ванную. Выхожу – а они в коридоре как стояли – так и стоят. В этот первый вечер намучалась я с ними. С места не двинутся , пока не пригласишь. Пройдут, куда показано – и снова замрут все вчетвером. Накормить – и то проблема. Каждый кусочек съел – и «спасибо большое».Я им накладываю , а они друг на дружку смотрят – и скромненько так, как мышки , понемножку. Но самое большое расстройство мне было , когда девочка с мальчиком старшим попросили разрешения « позвонить маме». Разрешила , конечно. И как-то так обидно мне стало, я села в кресло – и жду , когда они там в кухне поговорят. А малыши – со мной. Я и говорю семилетнему « Ты, может , тоже с мамой поговорить хочешь ?» Он головой покивал – и стоит на месте. Я за руку его взяла , встала , веду на кухню – и слышу, как старшие друг с другом разговаривают «пьяная» -и трубка лежит уже.
 
 Предложила я им почитать на ночь. Постелила , уложила всех - мальчиков на диване , младшую на маленьком диване , а старшую на кровати- открыла двери , чтобы всем слышно было – и стала читать. Детской литературы у меня дома не было – мою детскую племянникам отдали , а я не подумала об этом еще. И взяла я им читать « В дурном обществе» Короленко – у меня собрание сочинений .Слушали молча , я и не поняла , когда младшие заснули. Увидела , что спят , лампу погасила , сказала старшим «спокойной ночи» - и к себе на кухню. Чай себе налила – сижу и думаю. В эти несколько минут все и решилось. Выпила я свой чай, вышла в комнату – а они уже все спят. Я в кресло села – смотрю на них - и насмотреться не могу. Даже на самую младшую. Думаю –«Как же уютно в доме , когда в нем дети , и не один – двое ».
 Утром поговорила со старшими - как на духу сказала , что очень хочу , чтобы они все со мной остались. И не пугает меня , что они свою маму знают и любят. Если мама захочет их забрать – заберет. Я им буду тетей. Одиноко мне , сказала , без детей.
 Повоевать мне все – таки пришлось немного. Не хотели в двушку четверых отдавать. Но отдали в конце концов. Это – по документам. А в жизни – так до сегодняшнего дня больше мои детки нигде и не ночевали – только дома. Устроить нам все , конечно , по-другому пришлось , но разместились мы довольно уютно. Комната девочек (это я с девчонками вместе там живу) – и комната мальчиков. А общая – кухня. Хотя вообще – то только спать расходимся, а так все- вместе. Малышка выправилась. Она уже школьница, и с учебой все в порядке. Не такая , конечно , отличница , как старшие двое – но и не хуже других детей в классе. Ласковая , добрая. И никакой у нее уже не остановившийся взгляд. Она вообще самая красивая девочка в своем классе. Все мальчишки в нее «влюбляются». С работы я уволилась еще в тот понедельник , в который должна была детей обратно в приют отвести – и не отвела. Работаю приемной мамой. Содержание на детей небольшое совсем , нам его не хватает , конечно , но есть еще моя зарплата , а когда тяжело приходится – я просто беру какую – нибудь подработку, я их много уже освоила. Старшие – не просто дети. Они – настоящая опора и помощь в трудные моменты. И не зовут они меня тетей – мамой зовут. Позвонили-позвонили какое – то время маме биологической – да и бросили. Потому , что никто не ждал там этих звонков. Так что хорошо , что я не запрещала.
 Из истории моей не выкинешь и трудности – у обоих мальчиков энурез был первые год – полтора (полтора у старшего как раз – памперсами для взрослых спаслись, сняли проблему –и она исчезла). Младший сынок переболел менингитом (слава Богу, без последствий). Но все это время со мной рядом переживали трудности ,так же , как и радости , мои дети. И все равно это было счастье.
 Сын сказал через два года нашей общей жизни , что думал в тот первый день , что я буду им показывать , как я им помогаю , и его потрясло , что я в первое наше совместное утро сказала , что прошу их мне помочь – согласиться остаться со мной , потому , что одной – одиноко. Младший сын у нас – футболист. Вечно все коленки в ссадинах. Но я втайне люблю эти ссадины-царапины нестрашные , потому , что только когда их «лечишь» он дает себя целовать. Я их всех очень люблю, но все они , даже старший сыночек – детки мне. А старшая доченька – она еще и подруга. Она – такая замечательная дочь , что я часто думаю « Смогла ли бы я родить и воспитать такую , если бы вот так мне ее Бог не послал?» И честно сама себе отвечаю: « Такую – точно не смогла бы. Такая – одна на всей Земле. И она – моя. Повезло.»

12. Однажды моя подруга попросила меня присмотреть за ее ребенком , пока она сходит к стоматологу. До этого у подруги с ребенком сидела мама , но тогда мама уехала на пару недель к подругиному брату , у которого тоже родился ребенок. Не могу сказать , что я обрадовалась . У меня вообще к тому времени не возникало желания иметь ребенка самой. Но отказать было равносильно ссоре , мы собирались вместе в отпуск , и ссориться в мои планы не входило.
 Я осталась впервые с полуторагодовалым мальчиком – и сначала , несмотря на подробный подругин инструктаж , решительно не знала , что делать. Малыш не капризничал , деловито стучал уже битых полчаса всеми принесенными подругой игрушками по моему журнальному столику , меня слегка мутило при мысли , что так будет еще долго. Сидя рядом с ним на ковре и вызывая у него столько же интереса , сколько вызывала ножка столика , я , от нечего делать , взяла его книжку , раскрыла и стала читать вслух. Книжка была малышу знакома , потому , что он чаще всего впопад , заканчивал предложения . И вообще – заинтересовался и перестал долбить по столу. Когда книжка кончилась , он забрал ее у меня из рук и снова стал давать мне – «Читай, дескать , снова». Потом он довольно спокойно поел , и мы продержались так до прихода подруги. Я была счастлива , что мое «няньство» закончилось , и честно призналась себе , что в ближайшие годы ребенка у меня не будет.
 В отпуск подруга собиралась без малого – мама обещала ее отпустить. Надеялась , что подруга «кого – нибудь встретит».(с ребенком она осталась одна задолго до его рождения , мы и не знали толком , кто его отец). Так и случилось. С этого все и началось. Парень , с которым она познакомилась , был интересным внешне , но с самого начала активно не понравился мне. Сначала подруга вышла за него замуж , потом отдала малого в садик и пошла на работу , потом ее мама уехала окончательно к сыну в Россию. Мы после того отпуска , не без участия подругиного мужа , отдалились. И несколько лет я почти не виделась с ней , только изредка разговаривала по телефону.
 В моей жизни за это время тоже произошло несколько серьезных событий. В том числе – развод по инициативе моего мужа , который был для меня просто катастрофой. Я позвонила ей в один из таких вечеров , когда цепляешься за что угодно , чтобы выжить. Она пришла ко мне на зов , просидела со мной целую ночь – и по – настоящему меня спасла. Но уже в ту ночь я поняла , что подруга пропадает.
 Прошло еще около года. Я снова за это время пару раз общалась с ней по телефону. И однажды поняла , что подруга моя – алкоголичка. И муж ее – тоже. С мамой своей она к тому времени , как я поняла , рассорилась, опять же из – за мужа. Он , в отличие от подруги , вообще нигде не работал. И я напросилась к ней в гости. Я в тот момент , когда договаривалась , уже понимала , что , больше , чем подруга , меня интересует ее ребенок. Мне вдруг так захотелось его увидеть – каким он вырос с тех полутора лет .
 Ребенка в доме не оказалось. Не было ни малейшего признака присутствия детей в квартире. Было старо и пыльно , берлога , да и только. Я долго не решалась спросить подругу о сыне , но , спросив , не пожалела – она вдруг набросилась на меня агрессивно, хотя только что мирно разговаривала . Это прозвучало так болезненно : «Что вы все мне в душу лезете ?». Я поняла из этого крика только то , что ребенок жив и не с ее матерью.
 Прощаясь понимала , что постараюсь в этом доме больше не бывать. Понимала и то , что звонить больше некому – подругу спасти было невозможно, потому , что она не хотела спасаться. Она любила своего алкоголика – тунеядца и готова была работать дворником (а другую работу ей уже никто не предлагал) , чтобы этого , с позволения сказать , мужчину , прокормить.
 Назавтра я позвонила с работы в ее ЖЭС , в РОНО , и выяснила , что ребенок , которому к этому моменту было 6 лет – в детском доме. Уже полтора года. (То есть , в ту ночь , за которую я подруге до сих пор благодарна , он уже был там). Директор детского дома , услышав , почему я интересуюсь именно этим ребенком , предложила приехать познакомиться с ним прежде , чем я возьму разрешение забирать. Но мне почему – то не хотелось ждать.
 Мы живем пока вдвоем. Пока – потому , что у меня есть близкий человек , и , если все будет хорошо , скоро мы будем жить вместе. Мой сын – не очень здоровый ребенок. У нас много проблем с поведением , вниманием и памятью. В школу пока не пошли , хотя скоро 8. У меня есть подозрение , что муж моей подруги нанес малышу непоправимый вред. Потому , что поначалу он панически боялся любого мужчины. Своего любимого человека я смогла оценить в первую очередь по тому , сколько терпения и мудрости он проявил , построив с моим маленьким «зверенышем» добрые отношения – буквально «оттаял» его.
 Иногда я вспоминаю тот день , когда подруга еще была счастливой матерью – а я осталась с моим теперь ребенком. Я понимаю , что тогда к материнству просто не была готова. Но хорошо , что у меня в памяти есть этот день. В моменты , когда теперь мое материнское терпение кончается, мне эта память помогает вспомнить о том , насколько хорошим и умненьким мой сын был с самого начала – и о том , что все трудности , которые у него сейчас есть – следствие взрослого произвола , а не его врожденные недостатки.
 Уже меньше истерик , лучше спит ночью. Уже реже приступы необъяснимой агрессии.
 Только вот до сих пор не хочет слушать , когда я пытаюсь ему почитать. Не слышит , не концентрирует внимание. Когда психолог впервые предположила , что на слух не воспринимает врожденно – я рассказала про книжку в полтора года. И с того момента снова и снова пробую вернуть этот утраченный его интерес. Он снова отворачивается , хочет убежать от этой книжки – а я сразу вижу перед собой крошечку , протягивающую мне ту , малышовую, книжечку , и заканчивающую за мной фразы. И , обнимая его, мысленно прошу прощения. Я люблю моего ребенка. Молюсь за подругу. Она ни разу за все время , что он пробыл в детском доме не навестила его. Мне кажется , что она так и не знает , что он со мной. Иногда я думаю и о ее маме – где она? Но сына я никому из них не отдам. Он уже мой родной ребенок. Самый любимый мой человечек. Мы справимся со всеми проблемами , я точно знаю – он будет совершенно нормальным , счастливым , веселым мальчишкой. Просто нам нужно время. И много – много моей любви.

Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4102
  • Благодарностей: 574
  • Пол: Женский
13.
Мои родители живут в маленькой деревне. Раньше они жили в райцентре, а ,выйдя на пенсию, перебрались в эту деревушку , потому, что всегда хотели собственный дом, а выросли мы с братом в родительской двухкомнатной квартире без участка . Я вышла замуж за человека, который в этой самой деревушке и родился, и вырос. Думаю, понятно, каким образом родители нашли и купили дом именно там. Муж и сам бы оттуда не уезжал, но найти работу рядом практически невозможно, а мы с мужем учились вместе, и специальность у нас сугубо городская. Поэтому мы живем в «большом городе, областном центре». Все 6 отпусков нашей совместной жизни провели у моих родителей (мужа растила одна мама, и она, к несчастью, уже умерла.) Места там мне нравятся настолько, что я и сама задумываюсь о том, как счастливо мы с мужем проведем там время после выхода на пенсию.По характеру люди мы не тусовочные : для мужа нет любимее занятий, чем рыбалка и грибы , а я после рождения нашей принцессы ничего не люблю больше, чем заниматься собственным ребенком.
 В то лето я уехала к родителям, как только погода стала достаточно теплой для переезда с двухмесячной дочуркой. Муж остался работать в городе, мы ждали его только в отпуск –через почти 2 месяца. Скучали, перезванивались, но не виделись все это время.
 Вот за эти 2 месяца и случилось все, о чем я хочу рассказать. Моя малышка спала только днем- мама сказала «день с ночью перепутала». А я никак не могла так приноровиться, чтобы успевать отдыхать. И родители помогали, и сама не много делала, но только –как вывезу коляску с уже спящей доченькой в сад- так и сваливаюсь днем рядом на одеяле на траве –только тогда мне и спалось .
 Однажды просыпаюсь от дочиного плача – а коляску качает незнакомая девочка.. Я только глаза открыла и приподнялась ,а малышка уже замолчала, и девочка мне говорит тихонько : «Вы спите! Это она из-за птицы проснулась!» Мне спать не хотелось уже, когда по саду чужие люди ходят, пускай и дети. Я не очень довольно сказала ей «Спасибо» и покатила коляску ко входу в дом. Девочка тут же пошла на дорогу, но на дороге довольно долго стояла и смотрела на наш сад. В следующий раз я встретилась с ней в магазине. В нашей деревне магазина нет, он есть в соседней- за километра 2-3 от нас. Девочка стояла в магазине, когда я туда вошла. Она явно обрадовалась, поздоровалась и попросилась вместе обратно идти. Я, честно говоря, тоже обрадовалась – не скучно идти. Деревня очень маленькая, людей моего возраста и нет- обрадуешься любой компании. Вот за эти минут 40 мы с ней и подружились.Помню, что первый разговор- весь- был посвящен всем малышам- грудничкам и моей дочурке в частности. Девочка больше спрашивала, что да как в уходе, очень толково так- а потом призналась, что у нее только одна мечта –скорее вырасти и ребеночка родить. Я была очень удивлена. Ей на вид нельзя было дать больше 10 лет. Мне казалось, что девочки в таком возрасте не мечтают еще о собственных детях – о чем я ей и сказала. Она помолчала (думала, наверно), а потом очень рассудительно объяснила, что ,конечно, сестренку еще лучше было бы, но это невозможно, потому, что бабушка очень старая родить, а больше некому.
 Вечером мама рассказала про мою новую знакомую, что это-единственный зимующий ребенок в деревне, ходит в школу за 3 километра, подруг здесь нет- вот и ищет общения девочка. Живет с бабушкой, родители неизвестно где- мама их за то время, что провела в деревне, ни разу не видела. А спросить –неудобно, да и не интересовало ее это …
 Малышка моя тогда была еще в том возрасте, когда ребенок мало играет, а больше спит , ест и плачет. Днем, когда она больше спала, я часто проводила часы со своей новой подружкой, все больше к ней привыкая. Однажды нарисовала ей бумажную куклу – и несколько одежек к ней (это- мое любимое занятие было в детстве). Куклу нарисовала младенцем –и одежки соответствующие. Принесла ей из дома в сад на стол, когда она пришла в очередной раз и села за этот стол на скамейку.
 Никогда не забуду эту сцену! Она смотрела на куклу долго-долго, наверно, минуту целую. Потом тронула рукой, приложила одежку- и повернулась ко мне такой красавицей! У нее глаза сияли, а улыбка была такая открытая- на все лицо! И она не просто кукле так обрадовалась, потому, что сказала: « Это Вы для меня нарисовали? Сами? Специально для меня?» Мне вдруг так захотелось ее обнять и поцеловать – и я не смогла сдержаться. Обняла ее сзади, сидящую, повернутую ко мне, чмокнула в макушку, и сказала- «Ты же у меня здесь лучшая подруга!» В этот момент послышался мамин голос «Давайте-ка, подруги, будем ужин собирать.» - и уговорила девочку ужинать с нами (она явно стеснялась, что не к месту). После этого иначе, чем «твоя подруга» мне в семье ее никто не называл.
 Муж приехал к самому грибному сезону. И почти все время пропадал в лесу и на речке (3 км от нас- там, где и магазин). Я понимала, как он устал на своих 2-х работах, и старалась отпустить его каждый день, пока была погода. Он , оказывается, был знаком с девочкой, она называла его «дяденька».И частенько составляла ему компанию за грибами. Я очень ревновала, но не так, как может показаться, а наоборот- я внутренне сердилась на мужа, что мне приходится делить с ним внимание и привязанность нашей маленькой подруги.
 Подходил к концу август- и отпуск мужа. И в одно утро (помню- был понедельник) к нам во двор зашли две женщины и стали спрашивать про девочку и ее бабушку. Я сначала ответила про бабушку- что ни разу ее не видела. А одна из женщин сказала «а вот Ваши соседи говорят, что девочка у Вас тут все время» Я подтвердила, что с девочкой вижусь часто, но она сама приходит, и бабушка никогда ее не ищет- девочка хорошая, ответственная- сама вовремя возвращается. Женщины поговорили еще с моей мамой, и , из этого разговора я поняла, что бабушка от девочки отказывается, и просит, чтобы с 1 сентября ее забрали учиться в интернат. Мама поохала, когда женщины ушли –и занялась моей дочкой, а я даже дочкой заниматься не могла –сослалась на головную боль, чтобы подумать можно было спокойно. На мужа я совсем не надеялась. Как –то мы смотрели по телевизору передачу про усыновление в России – и в ответ на мое « А ты бы взял?» он сказал- «Вот еще! Тут своих бы вырастить в такой экономической обстановке!» А мне ТАК хотелось забрать себе эту девочку. Я поревела слегка под одеялом, а потом стала мечтать, как бы я ее одела и причесала- и домечталась до того, что забыла действительность. Мою ее в своих мечтах в ванне в городе –она вся в пенке, смеется своей чудесной улыбкой- и тут меня обнимает муж. И ласково так спрашивает « Что мой зайчик пригорюнился?» Я как зареву, как ему на шею полезу- и сквозь рев говорю, как я эту девочку полюбила, как я о ней мечтаю, про женщин, про интернат. А он меня сильно-сильно к себе прижал и говорит : « Это моя дочь»
 Вот тогда только я узнала, почему мой муж, работающий «от зари до зари» так немного зарабатывает. А в деревне никто даже не знал об этом, потому, что случилась беременность у Девочкиной мамы во время проводов моего мужа в армию, женщина была старше его лет на 15 и замужем, поведения не самого примерного. Деньги, которые муж переводил ей на ребенка после того, как она ему (еще при жизни его матери) рассказала, чья у нее дочь- она никогда не давала своей матери, у которой и оставила девочку. Прав была лишена давно, а деньги получала все это время в нашем же городе переводами от мужа. Он только был уверен, что деньги ребенку достаются- мать все же.
 Все устроилось, даже в школу дочка наша старшая пошла в тот год рядом с нашим городским домом- правда, не 1, а 20 сентября. Мы не сказали ей о тайне ее рождения- мы так решили. Когда у меня бывают нелегкие моменты в жизни, стоит мне только вспомнить ее личико, когда мы , сидя в нашем саду на скамейке с двух от нее сторон, сказали ей « Будь нашей дочкой! Мы тебя будем любить и никогда не обидим!»- и все мрачное больше не кажется безысходным, а я вспоминаю- как я счастлива! А детей скоро будет трое, потому, что мы еще мальчика хотим. И средства позволяют уже.  [/t][/c][/t] 
  fostermama на форуме Пожаловаться на это сообщение   [/t]   Редактировать/удалить сообщение
Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.

Оффлайн OSA3

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4313
  • Благодарностей: 255
Я ещё не всё прочитала,но ОГРОМНОЕ СПАСИБО за эти истории и за то,что вы такая.Как-то начинаешь на жизнь смотреть по-другому после этих историй.
Мои дочурки: Дашуня,Варюша и Маришка

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4102
  • Благодарностей: 574
  • Пол: Женский
14. Когда впервые я увидела своего мужа – подумала , что хотела бы , чтобы у моего ребенка был такой отец. Он и в самом деле настоящий. А выглядит – просто супермужчина. Я влюбилась задолго до взаимности. Мне не так уж важно было – женат или нет . Я ни на что не рассчитывала сначала – просто упивалась собственными чувствами. С того дня , когда он извинился , задев меня коробкой , которую вносил в наш отдел – моя жизнь приобрела гораздо более яркие цвета , звуки и запахи.
 Когда я поняла , что интересую его больше , чем все остальные женщины вокруг – мне показалось , что все желания исполнены. Но пришел день , когда он уже был родным и единственным , а я все еще не знала , как и с кем он живет. Да , так бывает. Мы говорили обо всем на свете , кроме этого – так получилось. И я узнала , что он не свободен тогда , когда ничего не могла изменить в своем сердце.
 Впрочем – это была не женщина. Женщина довольно давно жила за границей с новым мужем. Мой муж был отцом уже двоих мальчиков – на момент нашего знакомства шести и тринадцати лет.
 Я проревела всю ночь , когда узнала об этом. Я так мечтала о том , что подарю своему мужу первенца! Я так сама мечтала о ребенке! Но я представить себе не могла такого удара. Не понимала , как могло это случиться со мной.
 Мать забирать детей к себе не собиралась. Жили они с моим мужем и никто ему не помогал (его родители умерли). Я смирилась – и собиралась как- нибудь построить отношения с чужими детьми , раз уж это – непременное условие моего счастья. Но не тут – то было. Старший объявил мне войну. Начал он с того , что в первый же совместный вечер нахамил мне. Мой муж (тогда еще просто – любимый) накричал на мальчишку – и мне стало легче. С младшим может быть у меня что – нибудь и получилось бы , если бы старший не науськивал его на неповиновение и грубость ко мне. Я просто возненавидела этот тринадцатилетний комок злобы. Стыдно признаться – однажды я тихо прошипела ему , что найду способ отомстить за все. Он ответил непристойностью.
 Я очень сильно люблю своего мужа – я рассчитала , что в восемнадцать смогу отправить маленького злодея «на свой хлеб»- и , таким образом, терпеть всего – то пять лет. Младший меня так не раздражал. Муж занимался детьми сам – я могла позволить себе не видеться с ними. И почти не виделась первые несколько недель совместной жизни. А потом случилось страшное.
 Младшему из сыновей мужа нужно было пройти медосмотр к школе. Муж сам водил его в поликлинику , из поликлиники отвел в сад. А в обед позвонили мужу на работу (мы работаем вместе) – и он побелел и схватился руками за стол. У мальчика обнаружили острый лейкоз.
 В отделении онкогематологии все дети – с мамами. Муж позвонил бывшей жене. Она оказалась беременной на большом сроке – не могла ни прилететь , ни помогать. Выслала деньги – вот и все. И я стала объяснять ребенку , что папа его любит , но он должен зарабатывать деньги – а в больнице ему буду помогать я. И осталась.
 В тот момент я старалась помочь не столько чужому ребенку , сколько своему родному мужу. Я старалась «быть хорошей». Но спустя несколько месяцев лечения , больничного быта, и общения 24 часа в сутки – я полюбила этого ребенка так, как только могу любить. Я и раньше слышала мысль, что больше всего мы любим собственные усилия, вложенные в объект любви. Наверно, у меня именно такой случай. У нас стойкая ремиссия – уже 5 лет, еще немного – и, может, снимут инвалидность. Но рассказ не только об этом. В то время, как с младшим мы становились все более родными, старшего я не видела почти – и муж, мечущийся между работой, больницей и домом почти его не видел. Взывал к его сознательности, братским чувствам. Но старшего «носило». Муж не просто был им недоволен – он уже даже мне на него жаловался. И – странное дело- чем ужаснее вел себя старший, чем больше был зол на него муж – тем больше мне хотелось его пожалеть. Я еще в больнице , разговаривая с малышом, стала спрашивать его о старшем. И однажды вдруг почувствовала необходимость увидеть его. Это было на третий месяц в больнице. Еще полным ходом шло лечение. Еще было страшно и ничего , казалось, не существовало, кроме борьбы с бластными клетками. Я помню, как после химии, уложив малыша и дождавшись, чтобы он заснул, я помчалась домой. За три страшных месяца от меня прежней не осталось и следа. Я так изменилась, что теперь, иногда, вспоминая времена до болезни (вот, как сейчас) – ужасаюсь собственным мыслям и поступкам «до».
 Открыла дверь – музыка на весь дом, школьный рюкзак в коридоре под ногами, остатки еды на кухне везде, старший валяется с телефонной трубкой в руках. А у меня – ни раздражения, ни досады – одно желание – выполнить задуманное. Смотрит на меня и разговаривает дальше – делаю ему знаки, что мне нужно поговорить. Закрывает трубку рукой и спрашивает « Что с малым?» Я отвечаю «спит, я приехала с тобой поговорить». Сказал еще пару фраз в трубку – и положил. Руки на груди скрестил «Что надо?». А я ему говорю « ….! Я тебя умоляю, пожалуйста! Если тебе дороги брат и отец, ради них – давай мириться! Ну прости меня! Мне кажется, пока мы не помиримся с тобой – не пойдет выздоровление.» А он рук не разнимает – «Как ты себе представляешь – помиримся?» Я говорю, первое, что в голову пришло – «Иди ко мне, давай обнимемся!» и он – пошел. Неловко так, но пошел. Я его обняла, а он как истукан стоит. И мне так захотелось его расшевелить – я его обнимаю, одной рукой голову к себе прижала, целую в макушку и говорю «я тебя не подведу, ты мне нужен, ты мой …» и в эту минуту входит муж. Как в плохом кино. И видит эту сцену. Мальчишка от меня просто отпрыгнул – и шмыгнул в свою комнату. А муж ему вслед кричит «куда ты ломанулся – а ну, иди сюда!» И - никакой реакции на виденную картину. Я – и то оторопела, когда он стал отчитывать ребенка за беспорядок. «Я,- кричит , сколько тебя просить буду не гадить в квартире., как кот шкодливый?» А в больнице у нас он с утра уже был – и был такой ласковый. Поняла я , что не только от старшего мужу достается, но и наоборот – все свое раздражение и усталость муж на нем , бедном, оставляет – чтобы с нами в больнице быть терпеливым и спокойным. И я тихонько стала мужу об этом говорить – защищать старшего. Минут 20 мы так поговорили , муж сказал, что опаздывает, взял то, за чем приходил – и убежал. И тут дверь открывается – и в комнату входит просто неземной красоты создание – такая улыбка у ребенка ангельская оказалась. И приятным таким голосом говорит мне, что сейчас все уберет – и что я могу не переживать. Я собрала чистое в больницу, готовлюсь уходить, говорю ему (а он уже убирает) « Ну, что, ребенок, пока?» и он –ловко так, будто мы всю жизнь вместе – одной рукой меня за шею – и поцеловал в щеку. «Пока. Малому – привет.» Мы не ссорились больше ни разу за пять лет. Мать их не приезжала ни разу – только деньги присылает. Младший называет меня мамой давно – с первого месяца в больнице. А старший – совсем недавно стал звать «ма». Я люблю их так же, как и мужа. И даже не думаю о еще одном ребенке – мне моих двоих достаточно пока. Вот, если совсем инвалидность снимут…впрочем, старшему уже восемнадцать – еще немножко – и уведет моего сыночка какая – нибудь девочка. Я ее тоже любить готова – за то, что ее выберет наш ребенок. Только бы все были здоровы…

15. Подруга моего сына , скажу честно, мне не понравилась сразу : из маленького городка, с печатью провинциальности в манерах и лице , ничего еще не добившаяся в жизни , но самоуверенная и нескромная. Выводы эти я сделала из нескольких случаев, когда мы с мужем, возвращаясь с дачи, заставали ее у сына в комнате . Она, как правило, уходила не сразу. Уходя же, старалась попасться нам с мужем на глаза. Мы спокойно здоровались. С нашим сыном (ему к тому времени было уже 28 лет, он заканчивал аспирантуру) говорить на темы его подруг ( а эта, разумеется, была не первая) было невозможно с самого начала –лет с 20. И все же я озвучила ему свои пожелания на этот счет : мне хотелось бы видеть рядом с сыном образованную девушку из столичной семьи, хорошей внешности, под стать сыну, и с приличными манерами. Сын об этом знал , и , мне казалось , стеснялся той подруги. Спустя год или около того, она перестала появляться у нас, и почти сразу ее сменила девушка, которая понравилась и мне, и мужу. Сын к тому времени, когда заговорили о свадьбе , закончил аспирантуру и готовился к защите. Поэтому было решено, что свадьба состоится после защиты. Я была очень довольна окончательным выбором сына, муж тоже не скрывал симпатии к будущей невестке.
 В это счастливое время я и увидела предпоследнюю девушку сына – «провинциалку» , как мы называли ее между собой с мужем. Она стояла передо мной в очереди к кассе универсама «Центральный» , и выйти с тележкой в другую кассу я уже не могла. Она, увидев меня, поздоровалась, я тоже , обменялись несколькими ничего не значащими любезностями, когда она уже расплатилась, и, кивнув мне на прощание, уходила от кассы, мне показалось, что она беременна. В тот момент мне настолько не хотелось узнавать об этом наверняка, что я отвернулась к кассиру.
 Дальше жизнь полетела вскачь: сын защитился, был замечательный банкет по этому поводу, мы с мужем были счастливы и горды. На этом банкете сын объявил о предстоящей свадьбе, и , спустя полгода, женился. Свадьба была праздником – сыну и невестке во вкусе не откажешь - все было в меру, очень достойно и красиво. А после свадьбы выяснилось, что жизнь в нашей стране в планы невестки не входит, что она уже нашла и себе, и сыну работу (она – топ – менеджер со знанием двух языков) – и они уехали сначала в Германию, а, спустя год – в Америку, в Сан- Франциско.
 Забегая вперед : за все 7 лет их жизни в Америке мы были там дважды по месяцу . Говорят , это много . Но у нас - то был один сын. Нам с мужем после отъезда стало тоскливо и одиноко. В первый наш приезд дети купили дом , по американским меркам очень маленький и скромный, но в хорошем месте – ближнем пригороде Фриско (так дети называли город между собой). Когда я спросила, не собираются ли они порадовать нас внуками, невестка засмеялась, и сказала, что дети, конечно , будут, но тогда, когда их родители будут уверены в завтрашнем дне. Невестка младше сына , могла и не торопиться, возраст позволял. Родители невестки в довольно скором времени тоже уехали – к сыну, родному брату невестки, в Израиль. У того жена – еврейка, по какой – то программе обучалась в Израиле сразу после школы, а получив образование, вызвала к себе будущего мужа, свою школьную любовь и своих родителей, и родителей мужа. Родители невестки , очень достойные люди, довольно часто нам звонили, держали в курсе всех дел своей большой израильской семьи, и мы знали, что они от своей невестки просто без ума, она всех устроила , всем нашла работу и учила языку. Но- самое главное- она родила одного за другим четверых детей, и разговоры всегда рано или поздно сводились к главным новостям – всему, что касалось этих гениальных детей. Нам слали по электронной почте их фотографии - они там всегда были на руках у бабушек – дедушек. Мне все чаще вспоминалась наша «провинциалка». Странно, но мне уже хотелось, чтобы она действительно тогда была беременной – по времени это означало , что , вероятнее всего, она носила нашего внука. И однажды, после очередного счастливого монолога невесткиной мамы, я решила попробовать найти эту девушку. Через друга сына , оставшегося в Минске. Друг как – то очень быстро нашел мне ее координаты. Выходило, что из Минска девушка вернулась домой, в маленький городок. Мужу свои намерения я раскрыть не решилась – уговорила его устроить нам экскурсию в местный разрушенный замок – я, дескать, мечтаю прикоснуться к истории (зря я так иронично – я ведь и в самом деле очень люблю все древнее , экскурсии и свою страну ). Муж согласился , мы по телефону заказали места в местной гостинице – и поехали. Как я и рассчитывала, муж, проведший за рулем несколько часов , устал, и позволил мне походить одной по городку «только рядом с гостиницей». К руинам замка мы планировали выехать завтра. Я пошла по адресу, который мне дал друг сына. Городок и в самом деле оказался таким маленьким, что его можно было пройти из конца в конец за полчаса. С помощью местных жителей я разыскала искомый адрес за минут 10-15. Вошла в подъезд. Меня потряхивало. Еще выходя из гостиницы приняла «Новопассит». Шел уже третий год , как наши дети были в Америке. Я прикинула, сколько должно быть ребенку, если девушка и впрямь была беременна – лет 5 приблизительно. Еще я строила планы, как узнать в случае, если ребенок есть – действительно ли он – наш внук. И с этими мыслями позвонила в нужную дверь на втором этаже. Услышала быстрый топот за дверью, щелкнул замок – и, хотя дверь мне открыл взрослый, я не сразу перевела взгляд на него – мои глаза наполнились слезами так быстро, что я просто не успела взять себя в руки – передо мной , рядом с открывшим мне взрослым, стояла – я сама в 5 лет. Ужасная секунда осознания, как я выгляжу со своими слезами – и я перевела взгляд на взрослого – мужчину моих лет с добрым интеллигентным лицом. Все слова улетели в этот момент из моей головы. Я забыла все приготовленное, краска бросилась в лицо вслед за слезами. И в этот момент в коридор вышла наша «провинциалка». И очень просто, как будто приезд мой – давно запланированное мероприятие , сказала – «Здравствуйте, …… ………! Папа, знакомься, это - …….. мама. Доча – это – твоя бабушка» И самый чудесный ребенок в мире , не ломаясь , не стесняясь, сказал « Привет, бабушка! А почему ты так долго никогда не приходила?» На что я пробормотала что – то не стоящее того, чтобы это вспоминать. Внучка повела меня в комнату, ее мама и дедушка оказали мне такой прием, которого я, право же, была недостойна. И , договорившись о завтрашнем визите с мужем, я поспешила вернуться в гостиницу. Трудно пересказать разговор с мужем – я не скрыла ничего, включая и сцену в «Центральном». Я вообще в тот вечер дала себе слово остаток жизни постараться не грешить ни в чем.
 Муж , увидев внучку, воскликнул потрясенно « это – твоя копия!» (мы с мужем знакомы с его 8, а моих 3 лет – были соседями по площадке). А внучка сказала « а вот и нет – я еще не бабушка» Был изумительный вечер – лучше, чем защита сына, чем даже свадьба. Смеялись, строили планы и поехали все - таки посмотреть на замок – внучкин второй (вернее – первый) дедушка оказался учителем истории. Как эти воспоминания дороги!
 Вот уже 4 года мы живем вместе – с мужем, дочкой и внучкой. Квартира у нас большая и приватизированная – так что прописать наших родных девочек не составило труда. Папа старшей девочки остался в своем родном городке преподавать в родной школе, хотя мы с мужем хотели устроить его в Минске, чтобы не лишать семьи. Ездим к нему все по очереди, чаще всех – мой муж, они стали настоящими друзьями. Внучке , солнышку нашему, уже 9 лет. Умница невероятная. Теперь мне очень приятно слышать новости невесткиных родителей про внуков. И фотографии нашей красавицы я посылаю в Израиль регулярно.
 А во второй раз в Америку мы летали с ней вместе. У дочки нашей, внучкиной мамы, как раз было начало беременности, ее положили на сохранение – а муж ее с ней остался. Да, конечно замуж вышла , и не лишь бы за кого – мы же сами и познакомили , он – мужа аспирант, очень достойный человек.
 Внучке в Америке тоже не понравилось . Она рада была увидеть настоящего папу, но очень скучала по маме. Улетала с радостью. Сын наш насмотреться на нее не мог, теперь вот ждем – не соберутся ли все – таки стать родителями американцы наши…Я так счастлива! У меня есть уже внучка – третьеклассница и годовалый внук. Девочка наша , которую когда – то мы называли «провинциалкой» - настоящая наша дочь (мама у нее умерла за год до ее выпускного). Стало быть, и дети ее - настоящие наши внуки. Скоро наша дочь защищается – будет кандидатом наук . Умница невероятная! Муж думает, что и докторскую когда – нибудь осилит. Вот, смотрите /и женщина достает из старомодного «ридикюля» фотографию/ – правда, какое благородное лицо? А вот – внучка…сын…невестка…муж (возвращается к первой фотографии , прижимает ее к губам, прячет все обратно) весь иконостас мой, Господи прости.
 
 
 История рассказана в поезде, на вокзале женщину (лет 60) встречали красивый высокий молодой человек с девочкой . Женщина , увидев их из окна в коридоре , сказала мне с гордостью «Зять!». Девочка действительно очень похожа на женщину , даже при такой разнице в возрасте заметно.
 Увидев бабушку в тамбуре , девочка звонким голосом крикнула « Папа! Бабушка! Бабулечка! Мы соскучились как! И я, и мама, и дедушка …..папа, ты соскучился? ( молодой человек смеется и кивает ) – и папа, и …..(видимо, имя братика )» Занавес…
Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4102
  • Благодарностей: 574
  • Пол: Женский
Я ещё не всё прочитала,но ОГРОМНОЕ СПАСИБО за эти истории и за то,что вы такая.Как-то начинаешь на жизнь смотреть по-другому после этих историй.
  :) Все эти истории - настоящие. Я их просто записала своими словами, авторства в самом сюжете - никакого, автор - сама жизнь.
  И - здесь пока ни одной моей собственной истории нет  :)
Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.

Оффлайн Таня-TatKo

  • Диагноз: Острая недостаточность сказочных событий в повседневной жизни...
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 5089
  • Благодарностей: 258
fostermama, откуда берете такие истории?  Читаю - плачу...

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4102
  • Благодарностей: 574
  • Пол: Женский
fostermama, откуда берете такие истории?  Читаю - плачу...
Я тоже плачу. Я их всю жизнь собирала. Это было не очень трудно, учитывая мой интерес и больше, чем 20 лет в приемном родительстве. Большинство историй рассказали коллеги, несколько историй произошло в моем родственно-знакомом окружении, про несколько историй рассказали, зная о моем увлечении этим, знакомые - и я напросилась в гости "с диктофоном и тортиком". Так и собралось :)
Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.

Оффлайн Таня-TatKo

  • Диагноз: Острая недостаточность сказочных событий в повседневной жизни...
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 5089
  • Благодарностей: 258
fostermama, а Вы сборник не думали издать?  Это уже похоже, больше, чем просто хобби,да?

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4102
  • Благодарностей: 574
  • Пол: Женский
fostermama, а Вы сборник не думали издать?  Это уже похоже, больше, чем просто хобби,да?
Это любимое очень. Но историй всего 30, и больше нет пока  :(
 Про "издать" - нет, конечно  :) Зачем? В интернете люди прочтут бесплатно, а за книжку платить еще, не вижу смысла. Мне самой средств в жизни хватает, может быть, если бы совсем нужда была или детей нечем было кормить - это было бы нужно. А так - безнравственно. Это же не мой собственный вымысел, а только слова :)
Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.

Оффлайн Аксюша

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3656
  • Благодарностей: 227
  • Всё будет хорошо! Я узнавала.
Сижу и реву,как маленькая... Спасибо Вам огромное!!!



Оффлайн Полина

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3744
  • Благодарностей: 273
  • Пол: Женский
Видела темку про знакомство, но, поскольку буду только здесь обитать - то сюда и пришла  :)
Я с Семейства, ник у меня везде один, не спутаешь  ;) . Никаких людей здесь пока не знаю, кроме, наверно, Рагнеды?
Знаешь-знаешь, только не догадываешься!  ;) Если только не вспомнишь свою пионерсковожатскую юность в сосенской школе и одноклассницу своей сестры!
Мама Стаса, Яна, Троши, Ани, Глаши и Стеши

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4102
  • Благодарностей: 574
  • Пол: Женский
И вариантов немного -  :) Полина одна была - Иринина сестра  :)
Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4102
  • Благодарностей: 574
  • Пол: Женский
16. Работать в школу я пришла 1 сентября, так чаще всего бывает. Профсоюз поздравил меня с двадцатилетием работы в одной школе тоже 1 сентября. Очень трогательно, с чаепитием и пожеланиями. Школа у нас маленькая – 387 учеников в этом году (в том, о котором речь, наверняка было около того). Коллектив тоже маленький ,и, скорее всего именно поэтому, дружный. Есть , разумеется, какие – то трения, но открытой вражды, подсиживания, подхалимства или разобщенности на группы – этого никогда не было. Я поэтому и проработала на этом месте столько лет, что желания поменять место работы никогда не возникало, хотя школ в нашем городе – несколько десятков.
 Вышла я с букетами от детей, конфетами от коллег, стала спускаться по лестнице, не видя из – за цветов ступенек – и оступилась, да так, что пришла в себя уже в нейрохирургическом отделении областной больницы. Перелом 4и5 поясничных позвонков.,неподвижность, но, самое ужасное – мысль: «Дети! Что с ними?»
 Детей у меня было двое, сын от первого очень неудачного брака, 10 лет и четырехлетняя дочка от самого любимого в жизни мужчины, сознательно рожденная «для себя». Мужчина был женат и о дочери ничего не знал : я рассталась с ним именно из – за этого, понимая, что принимаю решение сама и не вправе заставлять его нести за мое решение ответственность. Честно говоря, я обманула его, заверив, что беременность невозможна. У меня была причина так поступить (не сказать). Дочка – поздний ребенок, а ее отец старше меня на 18 лет. Как бы то ни было, на момент, когда я оказалась в больнице, все обстояло именно так.
 Я стала спрашивать вошедшую не очень скоро медсестру о детях, просить срочно узнать, где они. Дочка ведь была в садике, когда все случилось, а сын –один дома. Медсестра не могла ответить мне на эти вопросы, и согласилась попробовать позвонить мне домой. Трубку подняла моя приятельница – коллега, уговорила медсестру поднести мне телефон (сотовых тогда еще не было) и стала рассказывать, как хорошо себя ведут мои дети, что они ели, и дала мне поговорить с обоими. Не скажу, чтобы дети были счастливыми, нет . Дочка плакала и просила «Иди ко мне». Но у меня от облегчения полились слезы благодарности : мои коллеги, моя родная школа решила , зная о том, что я на свете с детьми одна (мама растила меня без отца и умерла) не менять ничего в жизни моих детей и силами наших бессемейных, молодых и тех, кого могли заменить мужья, присмотреть их (деток моих) до моего выздоровления. Надо сказать, что пришла в себя я уже после экстренной операции и коллегам моим к тому времени сообщили, что в лучшем случае иммобилизация (неподвижность) мне необходима на 12 месяцев. Я тогда об этом еще не знала. Мне сказали, что случай не безнадежный, и ,при моем желании выздороветь, шансы у меня неплохие.
 И начался настоящий подвиг . Я и сейчас, спустя столько лет, не могу не плакать. Никогда не смогу, так это было…Дважды в неделю в рабочие дни деток приводил тот, кто с ними оставался, в больницу на полчаса, а в субботу и воскресенье – на два часа, с рисунками, дневником сынулькиным с пятерками; дочкины косы, гордость моя- в таком для четырехлетки идеальном состоянии! Я жила от прихода до прихода. Спрашивала про пятерки сына, не для меня ли коллеги завышают оценки? Он в тот день, что я получила травму, пошел в 4 класс – к разным предметникам. А третий закончил не очень блестяще, с тройкой по математике. (я – биолог). А тут и по математике – пятерки, чудеса! И мне объясняли разные коллеги мои, что "вот эта пятерка- это же во вторник, а в понедельник с детьми была наша лучшая «математичка», она все пробелы уже «закрыла», говорила на совещании «по тебе» у директора". Про директора – отдельный разговор: я от него, признаться, старалась подальше держаться. Он мне до травмы казался таким…знаете…охотником до женщин, шутил как – то грубовато. Но за год в больнице я поняла, насколько это не так. Поняла, что он всегда вел так себя скорее от стеснения работать с одними почти женщинами и из неловкого желания показать, что все мы, особенно одинокие, заслуживаем ухаживания. Он старенький уже был, наш директор, и жена его, тоже учитель, не работала уже.
 Привели как – то детей ко мне, а они меня благодарят « Спасибо, мамочка, такая курточка красивая, такие сапожки удобные». А наша профорг (привела их) мне объясняет, что это – за деньги, по больничному начисленные. Новый год я встречала вся в подарках – телевизор маленький в палату (Юность) от коллег, рисунки – открытки от детей, вкусностей разных принесли. Лежала я одна (ночью, даже в Новый год, нельзя в больницу, а то не удивилась бы, если бы и встречу мне устроили) – и думала : как же мне повезло, что в такой школе работаю! Ведь быть моим бедным деткам в детском доме, если бы не коллеги. Друзья настоящие. Подумаю немножко – и плачу, подумаю – и плачу. И прошу у Бога счастья им, родным моим.
 Благодаря такой заботе, только потому, что за детей была спокойна и могла собой в больнице заниматься, встала я на ноги в июне, а к сентябрю выписалась домой. Забирали меня на машине, устроили праздник у меня дома, я вошла – и обомлела! В моей , от мамочки оставшейся, старенькой квартирке, все было новое – от обоев до смесителей. И это в то время, когда все, что имело отношение к ремонту, купить было невозможно, можно было только «достать»! И стол накрыт, и встречают такие родные, любимые люди!
 Сын закончил школу с золотой медалью. Дочь – с серебряной. Вся школа до самого выпуска так и считала их своими детьми. Надо ли говорить, как мои дети относились к своим учителям? Они и сегодня их боготворят. Сын закончил Военно – Медицинскую Академию в Питере, хирург, кандидат наук, доцент. Дочь – работает директором школы. Не нашей, правда, на родине у мужа они живут. А я все еще работаю в своем родном доме. И большинство наших учителей все еще рядом. Не чувствуется старость с такими друзьями. Видели бы вы, как у нас , бывает, хохочут на педсоветах! А под этот хохот в нашей школе, самой маленькой по численности в городе, самое большое число победителей предметных олимпиад и медалистов. Вот такая история. Директор? Я к нему на могилку хожу каждый раз, как становится грустно. Благодарю его – это ведь он все придумал, обязанности распределил и так все устроил, что на весь тот год хватило у людей терпения и желания мне помогать. Он такие слова умел найти, мне рассказывали много лет потом…и ремонт – его идея, и исполнение даже – он вдвоем с «трудовиком» нашим все обои поклеил . А сантехнику – межшкольный сантехник устанавливал, по его просьбе. А когда в день моей выписки за столом сидели – я плакала, благодарила, а он грубовато так говорил « Натурой, натурой рассчитаешься» - и мне уже не было страшно за свое достоинство, я уже к тому времени научилась видеть не слова, а настоящее – то, что человек делает.

17. Если бы можно было отмотать жизнь назад, я сделала бы это для одного изменения, только для одного. Расскажу все по порядку. Много лет назад моя жизнь была очень устроенной и благополучной: замужем за человеком, которого любила со школьного времени, успешным и красивым; дочь, которую вдвоем запланировали, хотели, ждали и родили вместе; кооперативная двушка ; хорошая работа у обоих, даже у меня, получившей повышение после декрета; отличная форма после рождения дочери и хорошие отношения со свекрами у меня и с моими у мужа. Мне даже мечтать не о чем было – просто запланировать – и любая поездка – покупка становилась реальностью. Я еще помню, что свысока смотрела на менее успешных людей, искренне считая, что мое благополучие – дело моих рук, и я все это заслужила, а они – нет.
 Ничего не было в моих отношениях с мужем такого, что не нравилось бы мне. То есть, конечно, по мелочи ссорились, бывало, но я любила его, и он меня тоже, я знаю это. Как удар молнии, как наваждение, внезапно, как катастрофа, меня настигла расплата за благополучие – я так считаю и сейчас.
 Мы приехали за дочкой к свекрам в деревню, где они проводят каждое лето (родная деревня обоих). Я вышла из машины – и потянулась, потому, что спина затекла за долгую дорогу. Очень хорошо, отчетливо помню каждое мгновение – потянулась с удовольствием, испытываемым всем телом , и подумала, как красиво должно выглядеть это со стороны. Из за этой мысли тут же повела глазами вокруг – и катастрофа произошла: на меня смотрел очень юный длинноволосый парень, одетый в какие-то светлые штаны , держал травинку рукой и кусал ее. Этот взгляд я буду помнить до конца жизни – это было как удар током, но было не больно – наоборот…
 Я не хочу описывать все - факт есть факт – в тот момент для меня перестало существовать все, что составляло смысл моей жизни…даже дочь…я осталась у свекров вместо того, чтобы забрать ребенка и вернуться в город. Я не искала встречи, я просто знала, что делать , куда идти, где ОН – в первый же вечер, всю ночь…Кто бы и что бы ни сказал об этом – я не жалею. Если бы этого не было, я прожила бы на свете напрасно.
 Может быть, я преступница. Но , если бы мне грозило пожизненное заключение – я и на него согласилась бы, только чтобы все это – было! Никогда не могла себе представить, что бывают чувства такой силы. Мне только воспоминаний хватит на всю оставшуюся жизнь, я теперь и сама не хотела бы продолжения – настолько это сладостно – до боли.
 Все это безумное счастье длилось пятнадцать дней. Я возилась днем с дочкой, помогала свекрови – и – летала! Мне теперь понятно, что такое рай в шалаше – я так тяготилась всегда деревенским бытом! А тогда – все казалось счастьем – даже туалет на улице, все имело прелесть для меня. Он был совсем мальчик, только закончил школу, я была старше – и через пятнадцать дней он стал ухаживать за девочкой-школьницей. И я вдруг увидела разницу между нами – как прозрела…как умерла. Тут же уехала к мужу, увезла дочку, и -поняла, что беременна.
 И вот тогда я сама стала рушить свою жизнь. Сначала думала, что смогу промолчать. Никто в деревне не догадывался , я могла бы не говорить мужу ничего – он давно просил второго ребенка, хотел сына. Но то, что росло внутри меня, было такой драгоценностью, что ценность моей семьи оказалась ниже. Я и теперь не понимаю, что же такое со мной случилось – мне просто стало ужасно неприятно, когда муж меня трогал, даже дочка раздражала меня – и только комочек внутри внушал трепет и любовь. Как я его хотела, этого сына!!! Муж не знал, что я беременна – я не могла с ним этим поделиться. Но – не понимаю зачем – я рассказала ему об измене. Уехала сначала к родителям, а потом – когда поняла, что они только на стороне мужа – к двоюродной сестре в Краснодар. Сестра эта была изгоем в семье: моя ровесница, веселая подруга моих детских игр, но в 25 уже пьющая и живущая одна в Краснодаре в квартире мужа, который ушел от нее к другой женщине. Я уехала к ней – просто не пошла на работу после отпуска, уволили через несколько месяцев за прогулы, ждали, что одумаюсь.
 Сына своего я родила в Краснодаре. Я так ждала его! Но роды были очень трудными, гораздо труднее, чем с дочкой – тазовое предлежание, больше суток рожала. И, когда мне принесли его кормить – я так надеялась увидеть сходство с его отцом – а увидела сморщенное личико чужого ребенка. Не знаю, сказалось ли то, что я уже сломала в своей и близких жизни – а только у меня случилась истерика, я кричала, что ребенка подменили, и оказалась в психиатрическом отделении с острым послеродовым психозом. У сестры был запой. Никого рядом, отупение какое – то от медикаментозного лечения – ребенку был уже месяц, когда я написала отказ. Я даже не хотела посмотреть на него.
 Мама приехала за мной через сутки после того, как я позвонила домой. До родов мои мысли о будущем были сосредоточены на ЕГО ребенке, я думала, что буду жить с частицей самого большого чувства, испытанного мной в жизни. Когда приехала мама, и мы прорыдали с ней вдвоем несколько часов, я поняла, как соскучилась по мужу и дочери.
 Они простили меня. Приняли и помогали. Никто не говорил о ребенке, я думала, что не знали. А потом , много лет спустя, выяснилось, что знали, что Краснодарская больница переслала документы по адресу моей прописки! Просто все решили, что ребенок от греха не нужен и я правильно поступила.
 Здоровье долго не восстанавливалось. Я не работала больше года. Но, постепенно, жизнь вошла в то русло, по которому протекала до этого всего. Только в деревню к свекрам я больше не ездила. И прожила так десять лет.
 А потом все чаще по телевизору стали показывать российские детдома, сирот – и каждый раз все отчетливее я понимала, что бросила ребенка. И наступил момент, когда я пришла к мужу и бросилась перед ним на колени…а он всегда это знал. И тогда я стала его обвинять, что он не остановил меня тогда, а он спокойно сказал, что у него совесть чиста, а я вольна делать все, что считаю нужным.
 Я рассказала все дочери – ей было почти 16. Она плакала и говорила, что всю жизнь мечтала о том, чтобы я родила ей брата или сестру.
 А потом я искала своего ребенка по всему Краснодарскому краю. И готова была к тому, что его усыновили. Но его не усыновили. Год его рождения – 1991, год развала Союза.
    Из Краснодарского дома ребенка мой мальчик попал в детский дом, потом в интернат в Крымск, и, наконец, оказался в школе – интернате, в которой я его и нашла.
 Я столько перенесла унижений, пока искала сына , что очень надеюсь, что этим хотя бы тысячную долю своей вины отработала. Каждый чиновник, работник учреждения, к которому мне приходилось обращаться, так или иначе давал мне понять, каково было бедному моему сыночку все эти годы. Если мне, взрослому человеку, так мучительно было несколько часов ждать, к примеру, директора интерната в тех стенах – то на что же обрекла я , чудовище, своего мальчика! И запах, и звуки – все, все было ужасное в этих учреждениях. И вот, наконец, мне говорят – да, он здесь. И я могу увидеть своего сына.
 У меня колени подкосились, руки дрожат, в голове шумит – и одна мысль : «Только бы не прогнал!» Страшные 10 или 20 минут, дверь кабинета директора открывается, входит мальчик, которого директор посылал…а за ним…маленький, совсем без волос на голове – не поймешь, бритый или лысый – какой-то мужичьей походкой вразвалку, МОЙ СЫН!
 Я узнала его сразу. Я почувствовала его нутром и вывернуло наизнанку всю мою душу бессовестную – как захотелось прижать! Я к нему руки протянула, себя не помня, слезы градом – «Прости, сыночек!» А директор говорит «Возьмите себя в руки, или свидание закончено. Не расстраивайте ребенка.» Смотрит мальчик на меня с интересом, спокойно, и не подходит.Так и не подошел. Даже дотронуться не дал – вывернулся. Смотрел хоть и с интересом, но исподлобья. А когда директор сказал «Достаточно на первый раз, иди» - у него вдруг взгляд открылся – те самые, ЕГО зеленые глаза, такие огромные на худеньком личике…
 Потерять ребенка – нескольких секунд достаточно. Вернуть – 8 месяцев. И с гражданством проблемы были, и с моими документами…8 месяцев провела я в маленьком городке Краснодарского края- знакомилась со своим сыном. Очень горькое это было время. Первые полгода я интересовала ребенка только, как кошелек. Давала деньги – стремился скорее уйти, даже не смотрел в мою сторону. «К пацанам» рвался. Несколько раз не давали увидеться – наказан был. Спросила за что – «За пьянку». А ему и двенадцати еще не было…Курил открыто при мне, говорила что-нибудь – уходил. Так и не дотронулась до него ни разу за 8 месяцев. Но не сдавалась – я же понимала, чья в этом вина. Сколько раз я прокляла себя!
 В последние месяцы в России я увидела, что он начал ждать моего прихода. Уходил довольно скоро, и деньги по –прежнему были важнее , и дотронуться не разрешал – уворачивался, но я видела, чувствовала, как что-то теплеет…
 И вот – все. Решение на руках, расплатилась за комнату, иду в интернат, забирать. Он, конечно, знал. Ждал. Но видно было, что с тревогой. Вышли его провожать дети, взрослые – он с ними прощается так дружески, как мне и не приходилось видеть. В мою сторону почти не смотрит, тащит сам свои вещи. Такси привезло к поезду – сели в купе так же, поодаль друг от друга. Предложила поесть – поел. Молчал и смущался как-то…Я пыталась развеселить, не получалось ничего. Так и легли. Как свет потушили – я всю подушку вымочила, обетов Богородице надавала, прошу – «Верни сына мне, окаянной, буду отрабатывать до гроба!» - так и давилась рыданиями до рассвета. Мальчик мой разговаривал во сне, метался – я загляну к нему наверх, прикрою, стараясь не касаться – и обратно в подушку давлюсь. А к рассвету ближе я уже плохо владеть собой стала, не смогла сдержаться. И как он в очередной раз заметался – я на свою нижнюю полку взлетела, и , не обращая внимания на бабушку рядом, схватила его с верхней полки на руки – не понимала потом утром, как вышло это у меня. Он проснулся, дернулся вырваться, а я целую его, куда попадаю, реву и шепчу между всем этим « Ну прости меня, сыночек! Солнышко мое, радость моя, прости свою мать – негодяйку! Как мне тебя вернуть? Все сделаю…» - и вдруг чувствую – обнимает меня мой мальчик и рыдает, захлебывается. Много чего я еще тогда ему на ухо говорила – несколько часов качала на руках – всю жизнь рассказывала ему. Потом уложила там на нижней полке, он заснул, а я насмотреться не могла…
 Проснулся ребенок часов в 12 дня – и , как будто всю жизнь вместе прожили , - «Мам, скажи?»
 Все позади. Ему уже 16. Не со всеми последствиями моего предательства мы справились, но в целом – он уже в порядке. Если не считать того, что я не могу никуда надолго его отпустить – дышать без него трудно.
 
 Если бы можно было отмотать жизнь назад, я сделала бы это для одного изменения, только для одного – никогда, ни на один час не рассталась бы с сыночком.
Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4102
  • Благодарностей: 574
  • Пол: Женский
18. Мы хотели ребенка с первого дня совместной жизни. Мы не просто не предохранялись – сразу сознательно, оба, ждали беременности. Когда она наступила и прервалась на седьмой неделе в четвертый раз – мне вынесли приговор – «хроническая невынашиваемость». В пятый раз я легла в стационар едва забеременев. Врачи сделали все, что вообще можно сделать в такой ситуации. Я , минимально двигаясь, лежала в больнице . Знала, что жду мальчика. Надеялась, что ушивание мне его сохранит. Врачи хвалили меня, говорили, что редко бывают такие покладистые и исполнительные. Когда я узнала предположительный срок родов – завела карманный календарик. Это было самым главным в жизни – проснувшись утром, вычеркнуть еще один день, разделявший моего ребенка и этот мир. Мы давно выбрали ему имя – и я называла его по имени, и ощущала, как живущего, настоящего, бесконечно родного…
 В этот раз была замершая беременность. На сроке 23 недели.
 Больше я не пыталась забеременеть. Мы даже стали предохраняться по рекомендации врачей. И жили так, словно никогда и не собирались стать родителями. Вернее – это я так жила. Он – моя школьная любовь, которого я ждала из армии - ушел от меня к девушке, которая ждала его ребенка. Через два с половиной года после тех 23 недель.
 Я , работая, заочно закончила институт – и нашла радость жизни в работе с чужими детьми. Очень быстро «доработала» до завуча школы по воспитательной работе. В школе почти жила. Оправилась и ощутила вкус жизни. И радовалась каждое утро, что уже можно бежать на работу. Было очень много интересного, были недолгие отношения с мужчинами, но семейная жизнь меня действительно больше не интересовала.
 В тот год мне исполнилось 35. Уже больше десяти лет жизнь моя протекала ровно, без потрясений и расстройств. Я и думать забыла о том, что бывают неприятности. Отпуск проводила в лагере, заботилась о себе сама – и очень мне все это нравилось.
 Однажды вечером с задушевной подругой, социальным педагогом нашей школы, проводила «рейд» по «трудным». Первым в списке был особенно неприятный подросток. Про себя я звала его «крыса», потому, что он мне очень ее напоминал : нижняя челюсть у него стояла гораздо глубже верхней, и нос из-за этого выдавался вперед. Был он циничным и бесконечно ленивым. Подруга моя тоже терпеть его не могла. Но – надо, значит надо.
 Возле двери стояла группа людей. В дверь звонили и стучали кулаками. От людей мы узнали, что в квартире снизу с потолка кухни потоком льется вода. Кто- то предложил взломать дверь, но ломать никто не стал – подошедший сантехник перекрыл воду в подъезде. К концу этой суеты мы увидели нашего ученика. Он поднимался по лестнице. В одной руке пакет, в другой – сигарета. Увидев меня, лениво затушил сигарету о перила, грубым голосом сказал « Что?» Подруга начала работать, я молча наблюдала за действиями подростка, перебирая в голове возможные варианты воздействия. Он открыл дверь. Соседка снизу ломанулась в квартиру и тут же дико закричала. Дальше события разворачивались со скоростью звука : я увидела ноги, парень бросил пакет и кинулся в коридор, соседка набирала номер на сотовом, подруга тоже вскрикнула, и тут я осознала, что в коридоре висит человек, мать нашего ученика. Милиция прибыла довольно быстро, парень рыдал , лежа на полу в коридоре, подруга присела рядом с ним, я набирала телефон директора школы, но у нее все время было занято.
 Как – то так получилось, что следующая картина, которую сохранила моя память – как мальчишка сидит на диване у меня в квартире, взявшись за виски, и слегка покачивается, а я расстилаю ему этот самый диван. Потом наливаю воду, добавляю туда пустырник и валериану, и прошу его выпить – и он, с ненавистью глядя мне в глаза, матом посылает меня…
 В моем характере есть это – мужское – ценность трудной победы. Не знаю, что бы было, если бы он меня тогда не послал. Но после этого мне необходимо было самой себе доказать, насколько я состоятельна, как педагог. Я вышла в кухню и набрала нашего школьного психолога. Девочка она была молодая, но умная , и я получила не просто помощь, а настоящую программу действий. Не сразу – в течение нескольких часов над этим работала и сама девочка – психолог, и ее преподаватель, насколько я поняла, и даже кто – то из службы скорой психологической помощи.
 Дальнейшая жизнь состояла из кусков – мгновений. Помню все, но как-то рвано, эпизодами. Что было между ними – как провалилось.
 Вот утро, милиция, берут показания, сухие сведения – фамилия – сказал – имя, отчество – сказал (у меня спокойное состояние , я знаю, что правильно работаю). Дата рождения…и меня окатывает жаркой волной воспоминаний – это срок родов, мой ребенок, который прожил 23 недели внутри меня, должен был появиться на свет в этот день! И в этот же год! – обратная перемотка – имя! – это его имя, то, которое мы выбрали когда-то, невероятное открытие, удар молнии, вспышка – это ненавистное мне создание, объект работы – мой сын. Не захотел родиться у меня, но это – мой ребенок!
 С этого момента прошло уже несколько лет. Для того, чтобы описать все, что произошло за это время, надо написать роман формата «Война и мир». Война и сейчас есть – подросток есть подросток, не может не воевать.
 На кладбище я уже знала, что никогда не оставлю его. Уже была (откуда?) такая любовь к этому злющему мальчишке, такое страстное желание прижать к себе его немытую голову – и целовать в макушку за все утраченные годы…
 Самое трудное было – уговорить остаться со мной. Ушел в приют, как только предложили, а я ходила к нему, и просила, и однажды услышала, как небесную музыку, грубое-грубое «ладно».
 Очень трудно «дотянули» до лагеря. Там он заболел, и я несколько дней провела, разрываясь между ребенком и работой. И впервые увидела, что он ждет меня, радуется, что я пришла. Я описать не могу ту волну нежности, которая захватывала меня, когда он, повернувшись на звук открываемой двери, краешками губ улыбался, видя, что это я. Только тогда я смогла дотронуться до него, он позволил поднимать себя за плечи, чтобы выпить лекарство, обтирать грудь и спину влажным полотенцем – и (какое счастье!) –называть себя ласковыми словами, не реагируя на это шипением и грубостью.
 Он носит сейчас брекет – систему, есть надежда, что и прикус неправильный этим немного скорректируется. Но и с таким – он красавец. Пусть только попробует кто – нибудь в этом усомниться. Я поменяла школу. Не хочу, чтобы кто –нибудь вокруг нас знал нашу историю, хочу, чтобы все знали, что это – мой сын. У него была не самая благозвучная фамилия. Он охотно сменил ее при усыновлении на мою.
 Мой сыночек, мальчик мой родной , такой умный , честный и добрый - не могу поверить , что заслужила такое счастье. Его подростковая грубость временами – и та вызывает во мне только желание поддержать в той трудности, что ее ( грубость) вызвала.
 Я счастлива. Жизнь моя полна счастьем материнства настолько, что больше ничего я не хочу. Только не потерять это. А мечтаю теперь еще только о дочери – той, что будет женой моему мальчику. И не думаю, что с моей работой я смогу им надоесть.

19. Всю свою жизнь я прожила в одной квартире. Моя жизнь – учебник для умного человека, который на чужих ошибках не сделает своих. Чтобы понятно было, что откуда выросло, начинать надо с моих родителей. Въехали родители в эту квартиру в 1949 году…да,да, такой дом старый. Тогда умели строить! И когда я родилась, это был совсем новый дом. Такое счастье, мирная жизнь, родители очень радовались, что война закончилась. Так до конца жизни и был у них обоих любимый тост «За то, чтобы не было войны!»
 Кроме меня детей не было живых: и у отца и у матери до войны были семьи, и все погибли. Четверо детей до меня было – две дочери и сын у матери и дочь у отца. И все погибли. Родители, конечно, были не молодые уже, больше 40 было маме, когда я родилась. А отцу пятьдесят исполнилось в тот же месяц, что мне – год. Праздник был, и первую мою фотографию сделали в ателье. С родителями…
 Соседи наши были моложе моих родителей намнооого. А дочка их – старше меня на год, Одним классом выше училась. Не знаю я даже, с чего там все началось, а только такая вражда была между женщинами в наших семействах - ну просто Монтекки и Капулетти.
 Мне дочка нравилась – она такая тоненькая вся была, как струнка, и походка красивая. И в подъезде у нас больше не было детей нашего возраста – отчего бы не дружить? Но я об этом даже подумать не могла, настолько это запрещалось – с теми соседями общаться. Тогда ведь все друг друга во дворе знали – какая семья в какой квартире; и про семьи все-все знали – кто кем где работает, какие родственники – все-все. И если бы я только заговорила с этой соседкой-девочкой, мама бы тотчас узнала – и держись тогда.
 Так мы и выросли, не разговаривая, хотя и в одной школе учились. Потом она как-то очень быстро вышла замуж и уехала к мужу, а в нашем доме остались ее родители одни, детей у них тоже больше не было. Мои родители умерли - сначала мама от рака, потом и папа, хотя он на войне был несколько раз ранен и тяжело, но маму пережил. И осталась я одна. Работала, защитилась, интересно было жить тогда: пока была молодая, путешествовала с друзьями-подругами, каждый год отдыхала на Черном море, на Балтийском. Замуж – не сложилось. Тогда ведь невозможно было, чтобы девушка сама.. а молодые люди рядом со мной какие-то нерешительные оказались, что ли…Так вот получилось, что было мне уже за сорок, когда то началось, о чем у нас речь, а жила я одна.
 Лет двадцать назад приехала в квартиру к соседям их внучка. Отца-то их тогда уже не было, а мать – бабушка ее – еще была жива. А мать внучки – девочка та, моя ровесница, где-то в России осталась, там всю жизнь прожила. И стала эта внучка вести такой образ жизни, что я подумала – «Вот ведь не зря моя мамочка всю жизнь этих соседей ненавидела – как в воду глядела, плохая семья, что такая девушка в ней получилась.» Соседи остальные – и те мне говаривали, что вот теперь мать твою понимаем, видно, видела она червоточину. То ли со стыда, то ли как – но скоро умерла от сердечного приступа бабушка этой девушки, прямо на кресле на балконе осталась сидеть. Мы увидели с соседями , что как сидела вчера – так назавтра и осталась , вызвали участкового. А девушки дома не было – мы ему сказали. А он нам : « А девушку мы сами на Прилукскую принудительно госпитализировали» Похоронили эту несчастную бабушку, через какое-то время приходит ко мне та самая внучка, звонит в дверь. Я в глазок посмотрела – и не открываю. Думаю : «Заразы мне только с Прилукской и не хватало».
 А она села прямо под дверь - мне же видно в глазок – и рыдать на весь подъезд. Вышла я на площадку, дверь закрыла, чтобы она не вошла – спрашиваю: « что случилось?». А она ну ни слова не выговаривает понятно. Все только какие-то слоги сквозь рыдания. Взяло меня это как-то за душу. Ай – думаю – руки помою потом и все, до чего дотронется - и позвала к себе. Интересно потому что стало – что случилось такое страшное. А случилась у нее беременность. И избавиться от нее можно только уже после родов – так ей сказали. Я уже совсем было стала думать, что же делать, как вдруг она в окно глядя расцвела, чуть успела сказать «Спасибо» - и улетела. Парень волосатый такой к ней пришел. Больше до родов она не заходила. Парень с ней жить там в этой квартире стал, родила она, с коляской они вместе ходили. Я по первости даже не знала, что девочка родилась. Соседи сказали.
 А продолжение было через несколько месяцев: возвращаюсь я как-то вечером домой и слышу – заходится младенец. Пошла на крик посмотреть – стоит их, соседей этих, коляска с девочкой, а рядом на ступеньках , к перилам привалившись, ну просто до беспамятства пьяная эта девушка. Я коляску забрала, завезла к себе, а девушку даже не тронула. Позвонила подруге, которая помоложе и дети у нее небольшие, попросила зайти с помощью. Она быстро прибежала, мы с ней девочку накормили, помыли, положили спать – и тут является молодая соседка. А я ей говорю: « Ты посмотри на кого ты похожа! Ты себя в порядок приведи, тогда я подумаю еще – тебе ребенка отдать, или в милицию позвонить» Она как стала снова рыдать (а подруга еще у меня была), и узнали мы, что парень ее бросил, его родители заставили жениться по их выбору, и он разругался с нашей соседкой и ушел. А она «выпила с горя». Я, признаюсь, была готова звонить в милицию. А подруга моя стала проситься к ней, девушке этой, в гости. Вот так я попала в ту квартиру впервые в жизни.
 Во всем там чувствовался былой достаток, богатство даже. Особенно меня впечатлила огромная хрустальная люстра, старинная, наверное, трофейная. Пианино с подсвечниками (сколько жили, никогда не слышала его звука), на всем – сантиметровый слой пыли.
 Подруга моя такая деятельная – стала с девушкой этой разговаривать про ребенка , советовать там что-то. И как-то так получилось, что мы с ней (с подругой) стали этой девушке помогать. А потом у подруги что-то там случилось, и оглянуться я не успела, а младенец этот пошел уже в ясли, а девушка стала в моей жизни чем-то вроде семьи. Все вертелось вокруг ребенка. Мне уже так привычно стало, что я всегда готовлю ужин на троих, покупаю для девочки какие-то мелочи, помогаю им с днями рождения, с уборкой. Мать девушки я так никогда и не видела, но понимала из разговоров, что в Минск девушку выгнали с запретом возвращаться. Жаловалась она на то, что любили родители только ее младшего брата, а она всегда была нелюбимой.
 И вот однажды я увидела девушку с мужчиной у своих дверей. Она попросила оставить дочку у меня , отпустить ее на вечер. Я согласилась охотно, девочка мне была уже как родня. Но тогда я почувствовала, что и мать ее мне совсем не безразлична. Почувствовала что-то вроде ревности.
 Замуж мадам наша вышла за этого именно мужчину, довольно скоро. Чем дальше, тем все больше времени моя девочка проводила со мной, а не с родителями. И с уроками именно я ей помогала. И когда родился у них второй ребенок, тоже девочка, старшая все больше времени проводила у меня, спасаясь от рассерженной матери. И моя такая жизнь вполне меня устраивала. Как вдруг…девочке лет 14 уже было…муж решил поменять квартиру с доплатой. Уехать из нашего дома. На край света – в Серебрянку!
 Я переживала это так, что загремела в больницу. А когда вернулась – все было кончено. В той квартире начали жуткий ремонт, сутками невозможно было отдохнуть, а я осталась такой сиротой …
 И тогда я стала ходить в церковь. Сначала не нашла просто другого места, куда пойти. А сейчас понимаю – спас Господь. Иногда в первые год-два приезжала моя девочка к своей «тетьоле», редко, а потом все чаще стала, и мама ее вдруг стала приезжать с младшей. И только пару лет назад я поняла, что это и есть моя семья. И попросила, чтобы, если девочка захочет, мать отпустила ее жить ко мне, когда вырастет. А сейчас ей уже 19. И она со мной живет. И в Университет ей ближе, и комната здесь у нее своя. И все чаще я думаю – а ведь если бы не пример той подруги моей – так и жила бы я совой одинокой, так и не увидела бы семейного счастья. Как я жду теперь, когда у малышки (так называю) парень появится, свадьбу, деток ее жду, мне только 60, я еще так помочь смогу! Но девочка она серьезная, учится, некогда ей пока. Боюсь я только, как бы мою судьбу не повторила, учебой-то занимаясь. Семья и дети все же женщине важнее, оказывается. Вот как бывает…
Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.