Перед созданием темы или сообщения следует прочесть:  Правила форума

Автор Тема: О воспитании детей  (Прочитано 1635 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн ФиджaАвтор темы

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 15224
  • Благодарностей: 842
  • Пол: Женский
СВЯТЫЕ О ВОСПИТАНИИ ДЕТЕЙ

Святитель Василий Великий:

Пока душа еще способна к образованию, нежна и, подобно воску, уступчива, удобно напечатлевает в себе налагаемые образы, надобно немедленно и с самого начала возбуждать ее ко всяким упражнениям в добре, чтобы, когда раскроется разум и придет в действие рассудок, начать течение с положенных первоначальных оснований и преподанных образов благочестия, между тем как будет внушать полезное, а навык облегчит преуспеяние.

Святитель Иоанн Златоуст:

... родителям следует думать не о том, как бы сделать детей богатыми серебром и золотом, а о том, как бы они стали всех богаче благочестием, мудростью и стяжанием добродетели - как бы они не имели надобности во многом, как бы не увлекались житейскими и юношескими пожеланиями... А что многие из родителей многое терпят из-за детей, так это оттого, что не хотят посечь, образумить словами и огорчить своих беспутно и противозаконно живущих сыновей, почему их и приходится нередко видеть, как те попадают в крайние беды... Развращение детей происходит не от чего другого, как от безумной привязанности (родителей) к житейскому. Обращая внимание только на это одно и ничего не желая считать выше этого, они необходимо уже нерадят о детях с их душою. О таких родителях я сказал бы, что они хуже даже детоубийц: те отделяют тело от души, а эти то и другое вместе ввергают в огонь геенский.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский:

Не оставляйте детей без внимания относительно искоренения из сердца их плевел грехов, скверных, лукавых и хульных помышлений, греховных привычек, наклонностей и страстей; враг и плоть грешная не щадят и детей, семена всех грехов есть и в детях; представьте детям все опасности грехов на пути жизни, не скрывайте от них грехов, чтобы они по неведению и невразумлению не утвердились в греховных навыках и пристрастиях, которые растут и приносят соответстующие плоды по приходе детей в возраст.

Преподобный Амвросий Оптинский:

... необходимо позаботиться вкоренить в детях обычай почаще ограждать себя крестным знамением, и особенно пред прятием пищи и пития, ложась спать и вставая, пред выездом, пред выходом, и пред входом куда-либо, и чтобы дети полагали крестное знамение не небрежно или по-модному, а с точностию, начиная с чела до персей, и на оба плеча, чтобы крест выходил правильный.

Преподобный Макарий Оптинский:

... в нынешние времена (написано в прошлом веке) трудно сохранить юность от бурного потока вольномыслия, разлившегося по лицу земли и потопляющего в мутных водах разум человеческий, неверием омраченный. Но вы с помощью Божией насевайте на сердцах их семена православного вероисповедания, напояйте оные страхом Божиим, приводящим к любви чрез исполнение заповедей Господних. Запавшие на юной почве сердца благочестия, может быть, принесут со временем плод во святыню твердостию веры православной. Старайтесь не допущать их читать книги, противные истине; юный ум способен к принятию всякого рода впечатлений. А главное - молитесь Господу, да сохранит Он их от стрел и соблазнов вражиих, и поручайте покрову Матери Божией.
Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012, Елизаветы 2015

Оффлайн ФиджaАвтор темы

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 15224
  • Благодарностей: 842
  • Пол: Женский
Что родители хотят от детей и чего дети хотят от родителей?
 
Ребенок как продолжение жизни в браке

Одно дело – семьи нехристианские, в которых желание пожить для себя и спланировать рождение ребенка в удобный момент своей жизни, — уже необсуждаемые вещи. Это стало почти нормальным, когда родственники настраивают: «Куда это вы с ребенком? Зачем вам это нужно? Подождите, пока закончите институт, найдите хорошую работу, у вас и жить-то негде». И вот в христианских современных семьях, вдруг, неожиданно, то же самое.

С одной стороны, молодые супруги освящают свой брак Таинством венчания, пытаются создать семью как малую церковь, а, с другой стороны, установки семейной жизни у них совершенно светские, секулярные, отделенные от церковного сознания. Вместо  доверия Богу – планирование семьи. Ведь в данной ситуации ребенок мыслится как некое удобное для родителей создание, которое им принадлежит. «Когда хочу, тогда и рожу. В удобное для меня время сделаю его удобным для меня». С этого, наверное, и начинается основа проблематики – что хотят родители от детей.

И если с самого начала в основание супружеских отношений закладывается то, что мы хотим именно для себя, то первым и главным вопросом является «Мне это нужно?» или «Мне это пока еще не нужно?» Это относится и к ребенку, который по сути является созданием Божьим и родительским одновременно, потому что родители зачинают ребенка в сотворчестве с Богом. Потому что Отцом ребенка всегда будет Бог, а не только папа с мамой. Бог принимает участие в зачатии ребенка, в рождении, Он — Отец ребенка и по плоти тоже. Если мы христиане и это понимаем, то зачатие ребенка, рождение его на земле, рождение его бессмертной души — это творческий акт, синергия Бога и родителей. И когда родители пытаются исключить Бога в этот момент своей жизни, они допускают то, что можно назвать ошибкой, но это больше, чем ошибка.

И с этого начинается отношение родителей, каким должен быть ребенок.

Некоторые родители пытаются планировать пол ребенка.

Казалось бы, мелочь, — пол ребенка. Но, по сути своей, это часто бывает моментом сильных разочарований со стороны отца или со стороны матери. Другой ребенок, который рождается как бы по их замыслу, становится более любимым. А ребенок, который родился не того пола, уходит на второй план. Необъяснимый, казалось бы, с логической точки зрения парадокс — чем мальчик лучше или хуже девочки? Но это ломает жизнь и тому ребенку, которого хотели видеть мальчиком и тому, кого не хотели видеть мальчиком.

Иногда мне говорят: «Вы знаете, моя мама всегда хотела иметь девочку, а я родился мальчиком, поэтому у меня с мамой отношения очень странные и непонятные».  Это оказывается печатью на всю жизнь. Родители иногда просто калечат детей.  Когда рождается не девочка, а мальчик, а если семья еще и неполная, одна мама, то часто у такой женщины возникает комплекс мужененавистничества, потому что ее бросили-обманули, и каждый мужчина для нее – потенциальный враг. Может, это умопомрачение уже относится к психиатрии, но, тем не менее, это реально существует.

Такая мама начинает воспитывать своего сына как девочку. В раннем детстве его одевают как девочку, отращивают ему длинные волосы, мама хочет видеть сына иным, и он становится иным. И ребенок получает весь комплекс психологических проблем, которые заставляют его сторониться мальчишеских игр или бояться войти в компанию мальчиков. Ну, кем он будет потом? Какое сообщество его примет как своего? Мать в этом случае – преступница, хотя она и хотела сделать для своего ребенка самое лучшее, самое хорошее.

Ребенок, как воплощение надежд и чаяний родителей. Ребенок — заложник успешности родителей.

Вообще, знак сего времени – успешность, настроенность на успех. Эта успешность и не позволяет родителям думать о ребенке  как о естественном продолжении семьи. Они планируют ребенка на какое-то отдаленное время, потому что он якобы может помешать успешности.

И вот успешные родители, в том числе, и христиане, рождают ребенка. Для православных родителей одна из составляющих успеха – церковная жизнь. Родители, которые сами не воспитывались в православии, которые не имеют опыта духовной преемственности  — семейной, церковной, которые прочитали такие хорошие книжки, как «Лето Господне» Шмелева или Никифорова-Волгина (эдакий XIX век, все умилительное православное – вербочки и свечечки), начинают воспроизводить прочитанное как эксперимент над собственными детьми. И во что это превращается?

Может получиться так, что родители хотят увидеть от детей хорошо разыгранный спектакль. Либо они требуют от детей того, чем сами никогда не обладали. Например, чтобы дети правильно вели себя в храме, чтобы они умели молиться,  чтобы они постились, не грешили и от сердца каялись. Чтобы родители смотрели на своих детей и переполнялись умилением, слезы радости текли бы по их родительским щекам – «Ах, какие у нас дети!» А к ним подходили бы прихожане и говорили: «У вас дети – ангелы!»

Главным родительским чувством становится родительское тщеславие. И когда ребенок начинает делать что-то не так и не то, что запланировано родителями, они начинают реагировать на него очень жестко. Они не понимают, почему ребенок так себя ведет, ведь они же все время ему говорят, как надо вести себя правильно. Т.е. они дают ребенку установку, а он ее не выполняет. И тогда может произойти непоправимое — эти установки родительскую любовь могут полностью свести на нет.

Бывает так, что родители пытаются совместить стремление к успешности с церковной жизнью. Чтобы ребенок вырос православным,  для начала они ищут православную няню. Потом они ищут православную школу. И думают, что можно преподать ребенку православие как один из предметов.

У родителей нет времени заниматься своим ребенком. Но при этом ребенок тоже должен быть успешным. Родители ищут не просто православную школу, а очень хорошую православную школу. Они выяснят, есть ли аккредитация, какие успехи при поступлении в вузы, что за дети там учатся, есть ли там дети знаменитых людей или знаменитых священников, — все это им очень важно для престижа. Дети попадают в православную школу, причем у родителей в угаре своей  успешности нет возможности вместе с детьми молиться, читать Евангелие, вместе причащаться Святых Христовых Тайн. Они имеют это в виду, безо всякого сомнения, православные родители хотят, чтобы все было хорошо. Но все-таки главное для них – успешность. И они считают почему-то, что православная школа должна заполнить то, что им не хватает в их семейной жизни, то, чему они сами не могут научить. А вера не может быть передана по-другому, как только от родителей к своему чаду. Вере нельзя научить в православной гимназии.

И получается, что такой ребенок в православной гимназии смотрится очень-очень странно. Он начинает вести себя там совсем иначе. Родители дарят такому ребенку самые крутые мобильники, у него хороший компьютер, он летом отдыхает на престижных морских курортах, он везде бывает, у него все есть. И ребенок этими вещами начинает хвалиться перед своими одноклассниками. И не потому, что он плохой. Потому что все эти мобильники, компьютеры, вся эта модная и крутая оболочка жизни – это компенсация родителей ребенку за то, что они с ним не проводят время, они с ним не бывают вместе. И ребенок очень хорошо понимает, что это — некий эквивалент любви. А любви-то самой нет. Ребенок начинает пользоваться этим, рассуждая примерно так -  если ничего другого нет, то давайте мне хотя бы подарки, да побольше.

И потом ребенку надо доказать перед другими детьми, что родители его любят. И тогда он начинает задирать других детей, показывать, что у него все есть, что он не такой, как другие. И это вызывает неприязненное отношение и у детей, и у учителей тоже. Мол, как же так? В православной гимназии так не положено. А ребенок  просто заложник родительского тщеславия.

Есть другой аспект в жизни православной семьи. Другая успешность. Когда родители хотят видеть своего ребенка «настоящим православным христианином».

И тогда родители изобретают всевозможные способы, как  быть успешным не во внешнем, а в духовном. Они начинают своего ребенка встраивать в некое клише, некий трафарет, который они срисовали с какой-то иконы или с Жития святых. Они берут Житие святого, какого-нибудь преподобного, например, Антония Киево-Печерского, или Феодосия Киево-Печерского, где написано, что в детстве святой в игры не играл, детей сторонился, в тишине на коленочках в хлеву молился, конфеточки не ел, а, наоборот, строго постился, обвязывая себя цепями. Или «млека в среду-пятницу не вкушал». Вот как надо делать святых! Вот как надо воспитывать наших детей. И с самого раннего детства родители начинают морить детей строгими постами, нагружать их молитвенными правилами,  водить ребенка на длинные службы, учить его только в православной гимназии, хотя не факт, что там ребенку будет хорошо. Запрещать ребенку играть с детьми не из православных семей, строго ограничить его дружбу, не давать ему смотреть телевизор, и страшилками разными его пугать. Родители хотят видеть своего ребенка благочестивым и не запятнанным грязью мира сего. Чем это кончится? А это кончается тем, что в старшем возрасте ребенок начинает курить, убегать в разные дурные компании, воровать в магазинах, пробовать наркотики. Потому что все, что вложено в ребенка, — все ненастоящее, все фальшивое, надуманное, неестественное. И в какой-то момент, когда ребенок становится взрослым, он понимает, что все это неправильно, что за этим не стоит любви, что это не ради Бога делалось, а ради того же родительского тщеславия.

Именно это происходит, когда родители трех-четырех-пятилетнего ребенка толкают на исповедь. «Иди к батюшке, поисповедуйся!»  И вот идет ребенок, которому на ушко нашептали, что нужно сказать, а родители чуть ли не плачут от умиления, как батюшка наклоняется к ребенку, накрывает его епитрахилью. Это просто шоу! Любимое родительское шоу «Младенец на исповеди».  Нет ничего слаще для родительского сердца, для родительского тщеславия, для родительских иллюзий. Но эти иллюзии кончаются горько. Ребенок уходит из храма.  Ребенок начинает быть противником церкви. И потом найти путь к Богу такому человеку бывает крайне-крайне трудно.

А что дети хотят от родителей?

На самом деле, дети иначе смотрят на родителей. Дети от родителей вообще ничего не хотят, кроме заботы и любви. Они не хотят видеть родителей святыми, генералами, олигархами, топ-моделями, космонавтами, великими пианистами. Ребенок на родителей никогда не смотрит такими глазами. Ребенок только, когда становится взрослым, начинает предъявлять претензии, потому что он оказывается обкраденным – он не умеет заводить отношения, не умеет принимать решения, не умеет любить, прощать. Он оказывается не тем, кем бы мог стать. Он жил в установках не любви, а прагматики и идеологии.

У детей на родителей другой взгляд. И это несовпадение — самое страшное, что происходит в семейных отношениях в понятиях воспитания. Было бы хорошо, если бы взгляд был общий, все друг на друга смотрели бы  равными глазами.

Прагматизм вымывает понятие культуры.

Что еще хотят от детей родители? Успешность проявляется не только в том, что ребенок потом поступит в бизнес-школу,  хотя я вижу по семьям многих прихожан, что это именно так. Вместо того, чтобы посмотреть на своего ребенка трезвыми глазами, родители с его раннего возраста предполагают, что ребенок должен войти в их бизнес, если они бизнесмены, или учиться в престижном вузе, который будет давать дивиденды в жизни – экономический, юридический сейчас очень популярен.

Родители часто не видят, кто у них ребенок, чем он болеет, какая у него душа, какие у него психологические проблемы, какие способности, к чему у него есть интерес. Как он рисует, как он слушает музыку, как ребенок выстраивает игрушки из лего. Или, вообще, как он смотрит на мир. И при этом совершенно забывается такое удивительное пространство жизни,  как музеи, как театры, как пение, рисование.

Любой прагматизм, православный или земной, абсолютно вымывает из сферы воспитания и общения культуру — когда ребенка приучают видеть красоту мира, слышать музыку, понимать стихи, смотреть на картины художников. Это не нужно, потому что не прагматично. Для православных это  вообще лишнее, вредное. Мало ли что там напишут! А импрессионисты вообще голых женщин рисовали!

Ребенка с ранних лет нагружают иностранными языками, компьютером, ролевыми бизнес-играми.

Вот пример одного детского тренинга. Группе детей предложили найти разумное решение в такой ролевой игре: нужно было отправить на  другую планету женщину и мужчину для продолжения жизни, но спастись могли только двое людей. У единственной женщины был больной муж, а красивых, здоровых  и успешных мужчин было несколько. Дети довольно быстро уяснили условие игры и решили, что нужно отправить на другую планету женщину и самого красивого и здорового мужчину. Все дети согласились с таким решением, кроме единственного мальчика, который сказал, что ни при каких обстоятельствах семья не должна быть разрушена, что спасать нужно именно семью.

Преподаватель  специально спровоцировала дальнейший спор, на мальчика было оказано довольно жесткое давление, но он стоял на своем.

После тренинга преподаватель позвонила маме этого мальчика с выводом, что в их семье есть какие-то глубокие проблемы. Хотя, по большому счету, глубокие проблемы были у всех детей, кроме именно этого мальчика. Но такие тренинги направлены на развитие навыков в достижении успеха, когда нужно уметь принимать жесткие решения, не всегда считаясь с человечностью и добротой.

Конечно, если родители настроены на успешность в отношении к своим детям, то спрос рождает предложения. В контексте этих установок будет формироваться воспитательная и образовательная система, будут предлагаться способы по реализации родительских амбиций, поэтому неудивительно, когда ролевая игра выявляет подобные вещи.

Призвание.

Ребенок с ранних лет начинает быть заложником родительских амбиций. Родители хотят, чтобы ребенок жил и развивался в соответствии с их мечтами. Кто-то хочет, чтобы его ребенок был великим пианистом, кто-то – великим программистом, великим экономистом, кем-нибудь, но обязательно великим. И страшно родительское разочарование, когда ребенок неспособен к этому. Потому что он совсем другой.

А призвание – это когда кто-то кого-то зовет, призывает. И вместо того, чтобы услышать Бога, как Он зовет по имени твоего ребенка, и Своего, в том числе, тоже, родители поворачивают ребенка только в свою сторону, отворачивают его от Бога, и с ранних лет формируют его как трафарет самих себя. Дети и родители, хоть и бывают внешне похожи, но по типу личности они могут быть совершенно разными. И родителей это страшно травмирует. «Как же так? Ты — слабак!»  Хотя он  — не слабак, просто он видит мир другими глазами и переживает по-другому. «Ты – урод, идиот, тупица», — говорят родители  маленькому человеку, который  в голове своей мыслит другими категориями, часто гораздо более богатыми, чем мыслят его родители. Но они не хотят принять его таким, каким он получился в сотворчестве с Богом. Они хотят его видеть, как Урфин Джюс своих деревянных солдатиков -  мой клон, мое продолжение, это мне принадлежит.

Это еще одна травма, которую родители, якобы из чувства любви, наносят своему ребенку, совершенно не замечая и даже не задумываясь о том, что ребенок им до конца не принадлежит.

Дорогие родители! Ваш ребенок – не ваш ребенок. Он ваш постольку, поскольку вы отвечаете за него перед Богом. И, вообще, посмотрите на него другими глазами. Увидьте в нем Бога, сына Божия. Каким он является, каким образом он реагирует на мир, что ему любо, а что не любо, на что он способен, а что вне его способностей?

Родители что-то хотят от ребенка, а что от него Бог хочет? Главный вопрос родительской педагогики: каким хочет Бог видеть моего ребенка? И на этот вопрос родители должны постоянно искать ответ. И к этому вопросу приближаться. Опять-таки, если зачат ребенок в сотворчестве с Богом, то дальнейшая его жизнь, воспитание – это тоже сотворчество с Богом. Тогда человек не ошибется, а если и ошибется, то несильно. Тогда в семье всегда будет присутствовать наполненность, потому что присутствие Божие там, где «двое или трое во имя Мое». А тут получается — «двое или трое во имя свое. Я хочу ребенка для себя…» Тогда все, для Бога места нет. И это очень грустно.

Любимое занятие родителей — бесконечное сравнение своих детей с другими: когда ребенок пошел, когда заговорил, когда перестал носить памперсы…

Это тоже показатели успешности. Умные родители понимают, что это ровно ничего не значит.

Я вспоминаю давний-давний случай, когда мы с прихожанами еще во времена советской власти собирались вместе с детьми, устраивали детские спектакли, и потом дети выступали с концертом. И вот я помню, как кто-то из родителей толкает на сцену четырехлетнего мальчика, и отец с замиранием ждет, как его сыночек прочтет стихи Пастернака «Рождественская звезда», чтобы все просто упали. Ребенок стоит, сказать ничего не может, а папа шепотом подсказывает: «Стояла зима. Дул ветер из степи.…»

Ребенок молчит-молчит, потом от папы отворачивается и начинает читать другой стишок: «Шел по улице малютка, Боже, говорит малютка, я замерз и есть хочу…»

И так он это прочитал со слезой! Все аплодировали бурно, а папа был в негодовании.

Замечательный ребенок, который победил своих родителей и не дал им возможности его изуродовать. Здесь он был победителем!

Больные дети.

Колоссальная проблема, когда родители хотят видеть ребенка здоровым и счастливым, а на свет появляется ребенок с синдромом Дауна  или инвалид…

Недавно стала обсуждаться болезненная тема, когда один из душевно уродливых журналистов стал призывать уничтожать инвалидов. Я думаю, что многие люди боятся, им некомфортно высказать такие мысли вслух, но по жизни они поступают примерно так же. Этот журналист хотя бы честно высказывает свое мнение, навлекая на себя гнев человечества, а человечество, по сути своей, давно поступает подобным образом, но только, прикрываясь красивыми лживыми одеждами. Такое отношение к инвалидам у многих людей сформировано давно. Поэтому мужья бросают жен, если рождается больной ребенок; семьи оставляют таких детей в роддомах, не хотят брать на себя этот крест; врачи предлагают аборты на любых сроках беременности, в том числе и на поздних. И эти люди, в общем-то, ничем не отличаются от того журналиста.

Но вот когда все-таки в семье случается больного ребенка принять,  то тут как раз и совершается удивительное чудо! Потому что от такого ребенка ничего нельзя хотеть. Через такого ребенка нельзя удовлетворить ни одну свою родительскую амбицию. И для этого ребенка можно только жить.

И тогда эти замечательные мужественные родители, христиане или не христиане, все равно они прекрасны, отдают свою любовь больному ребенку, и эта любовь тоже наполняет их жизнь. Потому что в этот момент именно «во имя Мое», даже если они не христиане, но все равно – во имя Любви. И эти родители, неся двойной крест – больного ребенка и то, что общество таких людей не принимает,  не любит, отворачивается от них, — хранят этого ребенка как драгоценное сокровище. Страшного, казалось бы, уродливого, ничего не понимающего, но окруженного родительской заботой и любовью.

Мне все-таки приходится видеть такие семьи. Слава Богу, они есть. Родители ничего не хотят от такого ребенка. Они ангелами таких детей называют. Да, именно ангелами.

У меня в приходе есть такая семья, в которой больная девочка совершенно не развивается. Ей уже 14, ее такую огромную приносят к нам в храм, я ее все время Кровью, как младенца, причащаю. И родители все время говорят: «Варенька сидит на диванчике, и такое ощущение, что вся комната светом полна. Мы все от нее этим светом просвещаемся и греемся».

Они хотели родить еще ребенка,  Бог не дал им, они вовремя прекратили эти попытки, потому что это разрушило бы всю эту ситуацию, больной ребенок был бы поставлен на задний план. Слава Богу, они вовремя это поняли. Желание иметь здорового ребенка естественно для всех, желание продолжить свой род и вложить в своего ребенка все, что ты знаешь, — это правильно и хорошо, так и надо. Но в такой ситуации родители не могут дать своему ребенку свои знания, свои умения, но могут дать свою любовь. Эти родители ничего не хотят от своего ребенка. Может, они и хотели бы, но у них нет такой возможности.

Но они с этим смиряются, и родителям, у которых здоровые дети, можно многому научиться у таких семей, научиться правильному отношению к своим детям…

«Дети, куда вас дети?»

Когда наступает родительский отпуск, дети отправляются к бабушкам-дедушкам, чтобы самим родителям куда-то уехать, не взять детей с собой, освободиться от них. Родители целый год готовятся к отпуску – куда бы поехать, как бы отдохнуть, дети здесь являются явной помехой.

Конечно, отношение к детям, как некой обузе в какой-то момент аукнется родителям точно. Родители совершенно не замечают этого и уверены, что детям у бабушки с дедушкой очень хорошо – свежее молочко, речка, ребята, и бабушка с дедушкой счастливы, что наконец-то им отдали их внуков, — как мы хорошо все придумали! Всякое бывает, в какой-то момент случается так, что родители вынуждены оставить детей на какое-то время. Но, однажды назвав детей обузой, назвав детей помехой, сделав себе такое послабление,  сделав даже правилом – «вы нам сейчас будете мешать», — все это обязательно будет замечено детьми. Родители зря думают, что дети маленькие и ничего не понимают. Они зря думают, что, если они не при детях что-то сказали и как-то себя проявили, то в общем-то ничего страшного не произошло.

Если родители при детях пытаются сохранить между собой мир, а на самом деле у них вражда, то дети будут видеть ровно то, что есть. Детское чутье, детская интуиция – потрясающая! Дети очень открыты для всего, и для этого тоже. Дети, может, не будут понимать, что они видят, не будут это осознавать, но это станет их детской проблемой, потому что они будут это чувствовать, а найти этому объяснение или оправдание они не смогут, и это ляжет в детскую душу тяжелым грузом. И потом это может неожиданно проявиться в отношении к родителям.

Что дети хотят от родителей?

На раннем этапе дети от родителей хотят только одного – чтобы они были. Были как родители. Не те, кто кормит, покупает вещи, водит куда-то, т.е. выполняют родительские обязанности, а именно были родителями. И часто дети в раннем возрасте могут это не получить. Хотя родителям кажется, что они делают все, что необходимо детям для жизни.

А детям нужно только одно -  сердечное тепло, внимание, когда им внимают, когда их пытаются разглядеть. Не отвлекаясь на секунду от телефона: «Ну, что тебе надо?», не между сериалами или газетами, не между телефонными разговорами, а когда к детям приковано все внимание. Причем неважно, что в этот момент дети что-то просят, или говорят чепуху, или просят ответить на совершенно банальный вопрос, — дети все время требуют от родителей внимания. Когда дети плачут, когда задают нелепейшие вопросы, которые родителей раздражают, затевают драку с братьями-сестрами, — дети просят только родительского внимания.

Конечно, бывает, и детская ревность, например, к маленькому новорожденному ребенку. Но по большому счету, проблем нет, когда родители привыкли детям внимать, когда родители любят детей прижимать к себе, когда родители любят поиграть с детьми в какую-то ерунду, заняться ими так, как детьми занимаются бабушки и дедушки. Потому что довольно часто именно у бабушек и дедушек просыпается чувство горячей, совершенно запредельной нежности к своим внукам, и бывает это именно потому, что в свое время они не смогли дать это собственным детям. И родители иногда стараются таких дедушек-бабушек держать на расстоянии, понимая, что такое отношение может быть детям где-то и во вред. Конечно, во вред, потому что это от  дедушек-бабушек, а не от мамы и папы. А если заботы достаточно, то даже если детей несколько, то между ними не будет конкуренции за родительское внимание, потому что каждый в свое время получил все в полноте. Детям от родителей на каком-то этапе нужно только это.

В этот период дети не понимают, успешны их родители или нет, большая у них зарплата или маленькая, есть у них проблема с карьерным ростом или нет, какие у них часы на руке — Rolex или Победа, есть у них машина или нет. А родителей волнуют именно эти вопросы. А если бы родителей это не волновало, а волновали именно дети, то все бы и сложилось.

Потом наступает другой этап, когда дети взрослеют, и им очень важно видеть в родителях пример. Это не значит, что примером родители становятся для детей в возрасте 10-14 лет. Начиная с 4 лет, дети смотрят на родителей, как на пример отношений с миром. Как родители ведут себя по отношению друг к другу,  как родители ведут себя по отношению к другим людям, как родители ведут себя в метро, в магазинах, театре, как родители ведут себя в церкви?  Как родители отвечают на грубость, как родители отвечают на добро, как они реагируют на нищего или бомжа, который сел рядом с ними? На массу других вещей дети смотрят, конечно, неспециально смотрят, не следят за ними. В это время происходит полное узнавание родителей как людей – как они себя ведут, каким образом они проявляют себя в этом мире как люди.  Сначала дети ни о чем не спрашивают, а потом на каком-то этапе начинают задавать вопросы.

Потому что следующий этап – сравнение. Дети начинают сравнивать свой опыт с тем, чему их родители учат. Родители учат – что такое хорошо и что такое плохо, по каким критериям нужно выбирать себе друзей, как надо себя правильно вести и т.д.. И дети начинают задавать вопросы «А почему?» Потому что вполне может быть странная раздвоенность – между своим жизненным опытом и тем, чему их учат. И тогда дети хотят от родителей правды.

Следующим этапом дети смотрят на честность, на искренность родителей, на их реакцию на происходящее в мире, нет ли тут подлога и подмены.

Из этого всего и складывается воспитание. Отношения с детьми складываются из того, что родители хотят от детей, и что дети хотят от родителей. Дети хотят правды, и они ее должны получить в достаточно раннем отроческом возрасте, когда они уже способны исповедоваться, способны решать какие-то первичные вопросы бытия, добра и зла, межличностных отношений, правды и лжи, вопросы совести. И детям важно увидеть в родителях правду. Или неправду. И тогда начать как-то с этой проблемой жить и каким-то образом эту проблему начать решать.

И после того, как этот вопрос в глазах детей решается – правда или неправда,  ложь или истина, наступает следующий этап – чего тогда хотеть от родителей? Может наступить такой момент, когда дети ничего, кроме претензий, от родителей получить не смогут. Потому что ребенок будет не таким. Не таким, потому что в ответах родителей на свои вопросы он не нашел правды. Он перестал им доверять, он перестал задавать им вопросы, он перестал верить словам родителей, потому что это только слова.

И тогда ребенок начинает свой собственный поиск правды – сложный, подростковый, протестный,  через нарушение дисциплины, через дурные компании, через возможность попробовать запрещенные плоды. И уж как он потом выбирается из этого поиска, или просто его оставляет, понимая, что в жизни правды нет и надо жить по законам зла и лжи, и он выбирает эти законы, либо он через какие-то собственные сложные пути находит эту правду, но тогда уже без родителей.

Либо ребенок начинает хотеть от родителей дружбы, на следующем уже этапе. Настоящей серьезной дружбы и доверия. Он хочет, чтобы родители ему доверяли. Он хочет, чтобы родители в него поверили. Чтобы родители предоставили ему возможность быть похожим на них, подобно им поступать. Он будет делать ошибки, поступать неправильно, и вот реакция на эти ошибки со стороны родителей должна быть очень хорошей. Ребенок должен получить поддержку. Он находит в родителях доверие, когда видит  не раздвоенность, а правду, а если есть раздвоенность, то, по крайней мере, он видит, как родители с ней борются, не соглашаются с ней, как они с ребенком умеют быть откровенными даже в том, что у них не получается.

Это очень важно, ведь родители могут быть и не совсем удачливыми, не только в мирском смысле. Папа может быть пьющим, предположим, но очень добрым. И дети этого доброго, но пьющего папу будут любить и не будут его стесняться. Может быть что-то большее, чем жизненные проблемы родителей, их ошибки, их падения. Все может быть в жизни,  но момент искренности и правды не будет упущен, даже в не во всем благополучных семьях.

У нас в гимназии была такая семья, где был очень сильно пьющий папа, а дети – такие чУдные все выросли, так за папу молились! Замечательная семья, мать жила без осуждения своего супруга, хотя там наверняка были безобразные сцены при детях, но все ведь может случиться.

Жить не по лжи – это самое главное.

На разных этапах своего формирования дети хотят от своих родителей разного. Казалось бы, разного, но всегда одного и того же — они хотят настоящих отношений, чтобы родители были с детьми настоящими. И больше ничего.

Протоиерей Алексий Уминский

Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012, Елизаветы 2015

Оффлайн ФиджaАвтор темы

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 15224
  • Благодарностей: 842
  • Пол: Женский
Сила родительского слова

«Благословляйте, а не проклинайте» (Рим. 12, 4).

Сегодня хочется затронуть тему слов, с помощью которых родители общаются со своими детьми. Речь пойдет не просто о словах, а о тех словах, которые родители говорят «в сердцах», в пылу ссоры, в особо насыщенном эмоциональном состоянии.

Часто находясь в общественном месте, например, в коридоре больницы, магазине, парке, можно увидеть, как раздраженная мама (чаще так ведут себя женщины) кричит или грубо отчитывает своего ребенка. В сегодняшней статье мы поговорим о том, что происходит с ребенком и с мамой в подобных ситуациях.

В 1948 году социолог Роберт Мертон ввел термин самоисполняющееся пророчество. Вот определение самоисполняющегося пророчества, которое он приводит в своей книге: «Самоисполняющееся пророчество — ложное определение ситуации, вызывающее новое поведение, которое превращает первоначальное ложное представление в реальность. Один человек приписывает другому качества, которых у другого пока нет. Но после многократного повторения такой своеобразной программы другой человек часто неосознанно начинает реализовывать, приближаться к тем качествам, которые ему приписывают. Причем, это пророчество может срабатывать и как позитивная программа, и как негативная.

В качестве примера позитивного эффекта (эффект Пигмалиона) можно привести следующий эксперимент. Психологи провели интеллектуальное тестирование школьников и объявили учителям, что им удалось выявить особо одаренных детей, которые на самом деле были выбраны случайным образом. В конце учебного года исследователь вновь провел тестирование и проверил результаты всех учеников. Выяснилось, что достижения тех, кого введенные в заблуждение учителя считали одаренными, заметно превосходили результаты „обычных“ учеников. То есть установка на успех ребенка, вера в его способности приводит к реальному успеху, реальным достижениям. Тогда как вера в провал ребенка заставляет его стремиться к этому провалу.

Ругая ребенка (и взрослого!), то есть, более чем решительно и убежденно утверждая, что он (она): „лентяй“, „трус“, „бестолочь“, „идиот“, „подлец“, мы это ВНУШАЕМ. Если говорить: „Ничего из тебя не выйдет!“, „Ты совершенно неисправим!“, „Самый настоящий предатель!“, „Тебе одна дорога (в тюрьму, под забор, на панель, в больницу, к чертовой матери)“, то так оно и окажется. Ведь это самое что ни на есть настоящее внушение, оно создает образ будущего, оно действует спустя годы».

С духовной точки зрения подобные высказывания можно квалифицировать как проклятия. Человек проклинает другого, когда со страстью, с негодованием желает ему зла.

Старец Паисий Святогорец приводит такой пример. «У одного отца был сын, который то и дело уходил из дома и шатался неизвестно где. Однажды отец в приступе раздражения сказал ему: „Ты у меня доходишься — придешь раз и навсегда!“ И вот в тот же самый вечер, когда паренек возвращался домой, прямо напротив их подъезда его насмерть сбила машина. Он как упал, так и остался лежать, потом друзья взяли его тело и принесли домой.

После его отец приехал на Святую Гору и пришел ко мне в каливу. Он плакал и говорил: „Мой ребенок убился прямо на пороге моего дома“. Начал рассказывать, а потом говорит: „Я ему перед этим сказал кое-что“. — „Что же ты ему сказал?“ — „Он гулял по ночам неизвестно где, я разгневался и сказал ему „Ты у меня придешь раз и навсегда!“ Может быть, от этого и произошла беда?“ — „Ну а от чего же еще? — ответил я. — Постарайся покаяться, поисповедоваться“. Видите как: ты, говорит, на этот раз придешь раз и навсегда — и ребенка приносят мертвым. А отец давай потом волосы на себе рвать да плакать...» (Старец Паисий святогорец «Слова», Том 1 «С болью и любовью о современном человеке»).

Старец пишет о том, что родительское проклятие и даже просто негодование родителей действует очень сильно. «И даже если родители не проклинали своих детей, а просто пришли из-за них в возмущение, то у последних нет потом ни одного светлого дня: вся их жизнь — одно сплошное мучение. Потом такие дети страдают всю свою земную жизнь» (там же).

Таким образом, родителям нужно быть крайне внимательными не только к своим словам, но и к своему душевному состоянию во время общения с детьми. Необходимо избегать негативных эмоций по отношению к своим детям.

Если чувствуете, что начинаете раздражаться, гневаться, злиться, лучше прервать общение с ребенком, пока не удастся восстановить душевное равновесие. К сожалению, родители часто критикуют своих детей автоматически, по привычке, не задумываясь о последствиях. «Автомамы и автопапы — это родители, обращающиеся со своими детьми неосознанно, рефлекторно, по стереотипам — автоматически действующим программам, без таких излишеств как вчувствование, игра, логическое мышление, интуиция, творческое воображение, предвидение последствий или даже просто элементарная обратная связь.

Кнопочная запрограммированность не дает им возможности менять свое поведение в зависимости от его результатов. Они всегда правы. Ошибки не замечаются. Цели (побудить, например, ребенка учить уроки, закончить школу, быть аккуратным, порядочным, трудолюбивым и т. д.) либо не достигаются, либо достигаются непомерной ценой (утратой ребенком воли — превращение в авторебенка, утрата уверенности и достоинства, утрата здоровья и душевного, и физического (отвращение к учебе, труду, культуре, духовности и к самой жизни, бегство в компьютер, шизу, наркоту)...

Из-за постоянного рассогласования желаемого и действительного (превратить ребенка в авторебенка не так-то просто, о нет!) автомамы и автопапы пребывают в основном в состоянии недовольства, раздражения и злости. Щедро награждая ребенка отрицательными определениями, черными характеристиками, всячески внушают ему, что он плох, ни к чему стоящему не способен, что не достоин любви и жизни, что зря родился» (В. Леви «Новый нестандартный ребенок»).

Ярким свидетельством о пагубности родительского автоматизма является письмо, написанное неким отцом своему сыну. Под заголовком «Раскаяние отца» это письмо впервые появилось в качестве передовой статьи в известном американском журнале. Потом его много раз перепечатывали различные издания.

Трогательный до глубины души пример родительского покаяния: «Послушай, сын. Я произношу эти слова в то время, когда ты спишь; твоя маленькая рука подложена под щёчку, а вьющиеся белокурые волосы слиплись на влажном лбу. Я один прокрался в твою комнату.

Несколько минут назад, когда я сидел в библиотеке и читал газету, на меня нахлынула тяжелая волна раскаяния. Я пришел к твоей кроватке с сознанием своей вины. Вот о чем я думал, сын: я сорвал на тебе своё плохое настроение. Я выбранил тебя, когда ты одевался, чтобы идти в школу, так как ты только прикоснулся к своему лицу мокрым полотенцем. Я отчитал тебя за то, что ты не почистил ботинки. Я сердито закричал на тебя, когда ты бросил что-то из своей одежды на пол.

За завтраком я тоже к тебе придирался. Ты пролил чай. Ты жадно глотал пищу. Ты положил локти на стол. Ты слишком густо намазал хлеб маслом. А затем, когда ты отправился поиграть, а я торопился на поезд, ты обернулся, помахал мне рукой и крикнул: «До свидания, папа!», я же нахмурил брови и отвечал: «Распрями плечи!»

Затем, в конце дня, все началось снова. Идя по дороге, я заметил тебя, когда ты на коленях играл в шарики. На твоих чулках были дыры. Я унизил тебя перед твоими товарищами, заставив идти домой впереди меня. Чулки дорого стоят — и если бы ты должен был покупать их на собственные деньги, то был бы более аккуратным! Вообрази только, сын, что это говорил твой отец!

Помнишь, как ты вошёл затем в библиотеку, где я читал, — робко, с болью во взгляде? Когда я мельком взглянул на тебя поверх газеты, раздражённый тем, что мне помешали, ты в нерешительности остановился у двери. «Что тебе нужно?» — резко спросил я.

Ты ничего не ответил, но порывисто бросился ко мне, обнял за шею и поцеловал. Твои ручки сжали меня с любовью, которую Бог вложил в твоё сердце и которую даже моё пренебрежительное отношение не смогло иссушить. А затем ты ушёл, семеня ножками, вверх по лестнице.

Так вот, сын, вскоре после этого газета выскользнула из моих рук и мною овладел ужасный, тошнотворный страх. Что со мною сделала привычка? Привычка придираться, распекать — такова была моя награда тебе за то, что ты маленький мальчик. Нельзя ведь сказать, что я не любил тебя, все дело в том, что я ожидал слишком многого от юности и мерил тебя меркой своих собственных лет.

А в твоем характере так много здорового, прекрасного и искреннего. Твое маленькое сердце столь же велико, как рассвет над далекими холмами. Это проявилось в твоём стихийном порыве, когда ты бросился ко мне, чтобы поцеловать меня перед отходом ко сну. Ничто другое не имеет сегодня значения, сын. Я пришёл к твоей кроватке в темноте и, пристыженный, преклонил перед тобой колени! Это слабое искупление.

Я знаю, ты не понял бы этих вещей, если бы я тебе сказал всё это, когда ты проснёшься. Но завтра я буду настоящим отцом! Я буду дружить с тобой, страдать, когда ты страдаешь, и смеяться, когда ты смеёшься. Я прикушу свой язык, когда с него будет готово сорваться раздражённое слово. Я постоянно буду повторять как заклинание: «Он ведь только мальчик, маленький мальчик!»

Боюсь, что я мысленно видел в тебе взрослого мужчину. Однако сейчас, когда я вижу тебя, сын, устало съёжившегося в твоей кроватке, я понимаю, что ты ещё ребёнок. Еще вчера ты был на руках у матери, и головка твоя лежала на ее плече. Я требовал слишком многого, слишком многого".

В то же время величайшим сокровищем для ребенка может стать родительское благословение. Об этом так говорит старец Паисий Святогорец: «Помню, у одной матери было четверо детей. Никто из них не женился и не вышел замуж. Мать плакала: «Умру, — говорила, — от горя: никто из моих детей не женился. Помолись за них».

Она была вдовой, ее дети — сиротами. Мне стало за них больно. Молился, я молился, но безрезультатно. «Что-то здесь не то», — подумал я. «На нас, говорили ее дети, — навели порчу». — «Да нет, — говорю, — это не от порчи, порчу видно... А может быть, ваша мать проклинала вас?» — «Верно, отче, — отвечают, — в детстве мы очень шалили, и она постоянно с утра до вечера твердила нам: „Да чтоб вам обрубками быть!“ — „Идите, — говорю, — к матери и скажите ей истинную причину вашей неустроенности, чтобы она пришла в чувство.

Скажите, чтобы она покаялась, поисповедовалась и с сегодняшнего дня, не переставая, благословляла вас“. И за полтора года все четверо создали семьи! По всей видимости, эта несчастная легко впадала в состояние раздражения и уныния. Озорники выводили ее из себя, и за это она их проклинала».

Родителям обязательно нужно как можно чаще благословлять своих детей, говорить им добрые слова, поддерживать их («у тебя все получится», «ты сможешь», «я в тебя верю» и т. д.). Владимир Леви в книге «Новый нестандартный ребенок» пишет: «Хвалите за то, чего нет, и это появится...

Итак, можно, а иногда и крайне необходимо хвалить не за то, что достигнуто, заработано, а просто за то, что есть, и даже за то, чего нет. Хвалить можно и нужно в первый черед детей с недостатками физическими и особенно умственными, душевными. Если ребенок робок, вял и плаксив — хвалите его постоянно, поддерживайте его и добрыми словами, и добрыми взглядами, поощряйте за все. Если раздражителен, зол, агрессивен, жесток — не давая спуску за покушения, не скупитесь на похвалы: хвалите как можно чаще, ярче, убедительнее... Хвалить можно и нужно ребенка гонимого, травимого, козла отпущения. Хвалить очень нужно после всякой потери, неудачи, провала — да, непременно следует изыскать для этого повод — за что-нибудь невзначай одобрить, и еще раз, еще. Хвалить надо щедро и безотлагательно при угрозе или уже при развитии болезни, психической в том числе» (В. Леви, там же).

Если ребенок болен, физически ослаблен, его нельзя оставлять без похвалы ни на сутки. Часто вовремя сказанное ребенку доброе слово может вылечить, может спасти жизнь. Родители, берегите физическое, психологическое и духовное здоровье своих детей. Будьте внимательны к своим словам, обращенным к детям. Хочется закончить статью словами стихотворения В. Леви:

Не пугайте малыша, От него уйдет душа, Убежит в подземный сад, Не найдет пути назад...

Станет взрослым и большим, Будет сам себе чужимИ от счастья убегать, И своих детей пугать, Слышите?


Елена Макеева
Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012, Елизаветы 2015

Оффлайн ФиджaАвтор темы

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 15224
  • Благодарностей: 842
  • Пол: Женский
Сила примера

Неверующий и отрицатель всего святого раз шел утром из своего дома. Это было зимой
после снежной метели, когда улица занесена была снегом и нужно было много работать
ногами, чтобы проложить себе дорогу. Вдруг он замечает, что и девятилетний сынишка,
несмотря на глубокий снег, следует за ним.
"Что ты делаешь? — закричал отец. — Ты не можешь сегодня идти за мной". Но мальчик
отвечал весело и живо: "Я ставлю ногу с точностью в твои следы, и мне идется легко".
 Ребёнок и не предчувствовал, что этими словами вызвал в груди отца целую бурю.
"Что, если дитя это в точности пойдет по моим следам? — думал отец. — Куда приведут
его мои следы, если он пойдет за мной, как пошел ныне, и куда оба мы придем с сыном?"
От таких мыслей отец пришел в трепет, тогда как прежде никогда не ощущал беспокойства
за свою душу и свой образ действий. Закончились эти беспокойные часы тем, что отец мог
впоследствии сказать своему сыну: "Следуй за мною, ибо я следую за Христом".

"Черниговские епархиальные ведомости", 1883 г.
Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012, Елизаветы 2015

Оффлайн Miranda

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2902
  • Благодарностей: 128
  • Пол: Женский
Предлагаем вашему вниманию главы из книги «Старец Порфирий Кавсокаливит. Житие и слова» (издание Свято-Никольского Черноостровского женского монастыря, Малоярославец). Эти главы посвящены проблемам воспитания детей. Свои советы родителям дает христианский подвижник, которому, по свидетельству тех, кто его знал, было дано исключительное знание человеческой души — благодаря его жизни с Богом и для Бога.

Воспитание детей начинается с момента их зачатия

Воспитание детей начинается с момента их зачатия. Эмбрион слышит и чувствует во чреве своей матери. Да, он слышит и видит глазами своей матери. Он воспринимает ее движения и чувства, несмотря на то, что его ум еще не развился. Помрачается лицо матери, помрачается и его лицо. Нервничает мама, нервничает и он. Что чувствует мать — печаль, боль, страх, беспокойство и тому подобное,— живет этим и он. Если мать не желает ребенка, не любит его, то он это чувствует, и его душе наносятся травмы, которые сопутствуют ему всю его жизнь. Противоположное происходит со святыми материнскими чувствами. Когда у нее радость, мир, любовь к ребенку, тогда она таинственно передает ему это, как бывает с уже родившимися детьми.

Поэтому мать должна много молиться в период беременности и любить своего ребенка, ласкать свою утробу, читать псалмы, петь тропари и проводить святую жизнь. Это и ей приносит пользу. Но жертвы она приносит также и ради ребенка, чтобы чадо стало более святым, чтобы с самого начала оно приобрело святые задатки. Видите, каким тонким делом для женщины является беременность? Какая ответственность и какая честь!

Я расскажу вам нечто подобное об одушевленных и неодушевленных существах, и тогда вы поймете.

В Америке ставили такой опыт: в двух одинаковых комнатах при одной и той же температуре, при одинаковой поливке и в одинаковой земле сажали цветы. Было одно лишь различие: в одной комнате включали легкую и приятную музыку. Каков же результат? Что вам скажу! Цветы этой комнаты разительно отличались от других цветов. У них был более цветущий вид, краски насыщенные, а развитие гораздо лучше.

 

Сияние святости, а не человеческие усилия делают детей хорошими

Все бывает от молитвы, молчания и любви. Вы поняли плоды молитвы? Любовь в молитве, любовь во Христе. Она приносит подлинную пользу. Чем больше будете любить детей человеческой любовью, которая часто носит страстный характер, тем больше они будут запутываться, тем больше их поведение будет носить негативный характер. Но когда любовь между вами и ваша любовь к детям будет христианской и святой, тогда у вас не будет никаких проблем. Святость родителей спасает детей. Чтобы это произошло, Божественная благодать должна воздействовать на души родителей. Никто сам по себе не становится святым. Та же Божественная благодать будет потом просвещать, согревать и оживотворять души детей.

Часто мне звонят даже из-за рубежа и задают вопросы о детях и на другие темы. Вот и сегодня мне позвонила одна мать из Милана и спросила, как ей вести себя со своими детьми. Я сказал ей вот что: «Молись и, когда необходимо, говори с детьми с любовью. Побольше молись и поменьше слов им говори. И ко всем должно быть больше молитвы и меньше слов. Не будем навязчивыми, но будем молиться втайне, а потом говорить, и Бог будет нас внутренне уведомлять, восприняли ли люди нашу беседу. Если снова нет, то не будем говорить. Будем только молиться втайне. Потому что своими разговорами мы становимся назойливыми для других, вызываем их сопротивление и иногда возмущение. Поэтому лучше таинственно говорить с их сердцами посредством таинственной молитвы, чем с их ушами.

Послушай, что я тебе скажу: сначала молись, а потом говори. Так поступай и со своими детьми. Если будешь все время их наставлять, то сделаешься для них тягостной и они, когда подрастут, будут ощущать одно давление с твоей стороны. Так вот, предпочтение отдавай молитве. Говори с ними через молитву. Говори об этом Богу, а Бог скажет это внутри них. То есть не нужно давать детям советы при помощи голоса, чтобы слышали их уши. Можно поступать и так, но прежде всего ты должна говорить о своих детях Богу. Говори: “Господи Иисусе Христе, просвети моих деток. Я вверяю их Тебе. Ты дал их мне, но я бессильна, не могу их хорошо воспитать. Поэтому прошу Тебя: просвети их”. И Бог будет с ними говорить, и они скажут: “Ах, не нужно было огорчать маму тем, что я сделал!”. И это по благодати Божией будет исходить из них самих».

Это совершенно. Чтобы мать говорила Богу, а Бог говорил ребенку. Если так не произойдет, то ты будешь говорить, говорить, говорить... А все будет в одно ухо входить, а из другого выходить, а в конце станет восприниматься как одно давление. И когда ребенок станет взрослым, тогда начнет сопротивляться, то есть некоторым образом мстить своим отцу и матери, которые его принуждали. Хотя совершенным является лишь одно: слова любви во Христе и святость отца и матери. Сияние святости, а не человеческие усилия делают детей хорошими.

Когда дети травмированы какой-нибудь серьезной проблемой, не беспокойтесь по поводу их сопротивления и плохих слов. В действительности они этого не хотят, но в трудные минуты иначе поступать не могут. Потом они раскаиваются в этом. Но если вы будете нервничать и гневаться, то станете едины с лукавым, и он будет играть всеми вами, как игрушками.

 

Святость родителей — это лучшее воспитание в Господе

Будем видеть Бога в лицах детей и давать детям любовь Божию. Пусть дети тоже научатся молиться. Чтобы молились дети, нужно, чтобы в них текла кровь молящихся родителей. Здесь некоторые ошибаются и говорят: «Раз родители молятся, благочестивы, читают Священное Писание и своих детей вырастили в учении и наставлении Господнем (Еф. 6, 4), следовательно, и дети вырастут хорошими». И вот, пожалуйста, мы видим, как из-за давления родителей мы имеем противоположный результат.

Родителям недостаточно быть просто благочестивыми. Нужно еще не принуждать детей, пытаясь через давление сделать их хорошими. Можно отогнать своих детей от Христа, если эгоистично следовать религиозным принципам. Дети не любят давления. Не принуждайте их ходить с вами в церковь. Можно говорить так: «Кто хочет, может пойти со мной сейчас или прийти позже». Дайте Богу возможность говорить с их душами. Причиной того, что дети некоторых благочестивых родителей, повзрослев, становятся непослушными, оставляют Церковь и все доброе и бегут в другое место, является давление, которое на них оказывают «хорошие» родители. Дети, пока малы, находятся под давлением. Но когда им исполняется шестнадцать, семнадцать или восемнадцать лет, то приходят к противоположным результатам. Сопротивляясь, они начинают водить дурные компании и говорить дурные слова.

Но когда они развиваются в свободе, одновременно видя добрый пример взрослых, то нам радостно на них смотреть. В этом — тайна: будучи хорошим и святым, вдохновлять и сиять. Очевидно, что на жизнь детей влияет излучение родителей. Родители настаивают: «Давай-ка поисповедуйся, давай-ка причастись, давай-ка делай то-то...». Ничего не происходит. Но они же видят тебя? Чем ты живешь, то и излучаешь. Сияет ли в тебе Христос? Это влияет и на твоего ребенка. В этом заключается тайна. И если так будет, когда ребенок маленький, то, повзрослев, ему не нужно будет прилагать большого труда. Говоря на эту тему, премудрый Соломон использует такой прекрасный образ, делая ударение на то значение, которое имеет доброе начало, доброе основание. В одном месте он говорит так: Утреневавый к ней (к премудрости) не утрудится: приседящую бо обрящет при вратех своих (Прем. 6, 14). «Утренеющий к ней» — это занимающийся мудростью с юного возраста. Мудрость — это Христос. «Приседящий» означает «находящийся рядом».

Когда родители святы и передают это ребенку, то есть воспитывают его в Господе, тогда ребенок, какие бы дурные влияния ни оказывала на него среда, не затрагивается ими, потому что при его дверях будет находиться Премудрость, Христос. Он не будет утруждаться, чтобы стяжать ее. Кажется, что стать хорошим очень трудно. Но в действительности это очень легко, когда у тебя с юности добрый жизненный опыт. При взрослении тебе не понадобится труд, потому что добро внутри тебя, ты им живешь. Ты не трудишься, ты им живешь, это твое достояние, которое ты, если будешь внимательным, сохранишь на протяжении всей своей жизни.

 

Детям нет никакой пользы от постоянных похвал

Детям нет никакой пользы от постоянных похвал. Они становятся эгоистами и тщеславными людьми. Они хотят, чтобы все хвалили их всю жизнь, даже если это будет ложью. К сожалению, сегодня все научились лгать, и тщеславные это принимают, это их пища. Богу это не угодно. Богу угодна истина. К сожалению, не все это понимают и поступают как раз наоборот.

Когда ты непрестанно и без рассуждения хвалишь детей, их начинает искушать супостат. Он поднимает у них жернов эгоизма. Привыкнув с малых лет к похвалам со стороны родителей и учителей, они, возможно, будут преуспевать в учебе. Но что пользы? В жизни из них выйдут эгоисты, а не христиане. Эгоисты никогда не смогут стать христианами. Эгоисты хотят, чтобы их все непрестанно хвалили, все их любили, все говорили о них хорошее. А этого не желают ни Бог, ни Церковь, ни Христос...

Итак, когда мы похвалами развиваем в ребенке это гипертрофированное «Я», когда развиваем его эгоизм, то совершаем для него великое зло. Мы делаем его более склонным к диавольским вещам. Если мы так его воспитываем, то удаляем его от истинных ценностей жизни. Вы не думаете, что это и есть та причина, по которой дети портятся, по которой люди бунтуют? Это эгоизм, который с детства насадили в них родители, Диавол — это великий эгоист, великий денница. То есть внутри нас живет этот денница, мы живем диаволом. Мы не живем смирением. Смирение — Божие, это нечто совершенно необходимое для души человека, нечто для нее органическое. И когда его нет, это все равно, что в организме нет сердца. Сердце дает жизнь телу, а смирение дает жизнь душе. Из-за эгоизма человек находится на стороне злого духа, то есть он развивается со злым духом, а не с добрым.

Вот чего добился диавол. Он сделал землю лабиринтом, в котором мы не можем понять друг друга. Отчего мы страдаем и не понимаем этого? Видите, в какое заблуждение мы впали? Мы дошли до того, что в наше время сделали землю одной психбольницей! А мы и не понимаем, в чем здесь причина. Все находимся в недоумении: «Что с нами стало, куда мы идем, почему наши дети уходят, почему ушли из своих домов и слоняются без цели, почему оставили жизнь, почему оставили образование? Почему это происходит?». Диаволу удалось сокрыть самого себя и подтолкнуть людей к тому, чтобы они использовали другие имена. Врачи, психологи часто говорят, когда человек страдает: «А, у тебя невроз! А, у тебя стресс!» — и тому подобное. Они не соглашаются с тем, что диавол развивает и поднимает в человеке эгоизм. Но диавол существует, это дух зла. Если мы скажем, что он не существует, это все равно что отречься от Евангелия, которое говорит и о нем. Это наш враг, наш супостат в жизни, противник Христа, и называется он антихристом. Христос пришел на землю, чтобы освободить нас от диавола и даровать нам спасение.

Вывод напрашивается следующий: мы должны учить детей жить смиренно и просто и не искать похвалы и «браво». Будем учить их тому, что существует смирение, которое является здоровьем души.

Образ мыслей современного общества причиняет детям зло. У общества другая психология, другая педагогика, которая направлена на детей-атеистов. Такой образ мыслей ведет к произволу. Результат вы видите на детях и молодежи. Сегодня молодежь кричит: «Вы должны нас понять!». Но мы не должны идти к ним. Напротив, будем молиться о них, будем говорить правильные вещи, будем жить правильно, будем проповедовать это, но не будем приспосабливаться к их духу. Не будем портить величие нашей веры. Мы не сможем им помочь, приобретя их образ мыслей. Мы должны быть такими, какие мы есть, и проповедовать истину, свет.

Пусть дети учатся у святых отцов. Учение отцов научит наших детей исповеди, расскажет им о страстях, о зле, о том, как святые побеждали зло в себе. А мы будем молиться, чтобы Бог глубоко проник в них.

 

Печатается по книге: Старец Порфирий Кавсокаливит. Житие и слова. Издание Свято-Никольского Черноостровского женского монастыря. Малоярославец, 2006.
Мама Валерии, Виктории, Маргариты, Александра, Вероники и Василисы.

Оффлайн ФиджaАвтор темы

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 15224
  • Благодарностей: 842
  • Пол: Женский
Родительское собрание
 
Татьяна остановилась напротив школы, глубоко вздохнула, задержала дыхание и на счет три выдохнула. «Хорошо, что я хожу на йогу, а то бы с ума сошла от стрессов». Покончив с дыхательной гимнастикой, она подмазала губы, посмотрелась в зеркальце, и по-американски улыбнулась всеми зубами своему отражению. «К бою готова! Сейчас я покажу этому попу, как морочить головы взрослым людям.

Покоя нет от церковников, лезут везде! Уже до школы добрались!»

 Молодая женщина вышла из машины и, решительно стуча высокими каблуками, зашла в школьное здание.

- Тань, привет! Подожди! – догнал ее на лестнице Олег, отец Пашки Смирнова. – Хорошо выглядишь. Не боишься священника смутить? – он выразительно посмотрел на ее короткую красную юбку.

- Это он к нам пришел, а не мы к нему, - передернула женщина плечами. – Не нравится, пусть уходит!

- Тань, а ты за какой предмет голосовать будешь?

- За этику и эстетику! Культуры нашим детям катастрофически не хватает! – нарочито громко ответила она, входя в класс. Пусть все знают мнение председателя родительского комитета.

Татьяна уселась на место сына, за первую парту и по-хозяйски оглядела отремонтированное помещение. На каждом столе компьютер, новые парты, вместо старых деревянных рам стеклопакеты. «Жаль, что в моем детстве было по-другому, - подумала она, - хотя, если бы у нас были компьютеры, то вряд ли я бы столько прочитала. Играла бы, как Гошка, в компьютерные игры весь день или в «Одноклассниках» сидела».

Класс потихоньку заполнялся. Родителей пришло неожиданно много. «Надо же, почти сто процентная явка», - удивилась Татьяна, отмечая в тетради фамилии пришедших.

- Тань, можно к тебе? – не дожидаясь ответа, на соседний стул села худенькая голубоглазая Лена, мать Антона, с которым вроде бы дружил Гошка.

- Зачем спрашиваешь, если уже села? – Татьяна поставила галочку напротив фамилии Асвариш.

«Ничего не понимаю в современных детях, - вздохнула она. - Спрашиваю Гошку: «Антон тебе друг?» - он отвечает: «Когда дает телефон поиграть, то друг, а когда не дает, то, не друг». Вот, пусть им на этике и объясняют, что такое дружба».

- Тань, смотри, как смешно – каждый родитель сел на место своего ребенка, - хихикнула Лена. – А ты заметила, как папаша Федьки Лукина похож на медведя – огромный, лохматый, вот-вот зарычит.

- Точно, Лукин старший - вылитый медведь, - услышал ее слова Виктор Мережко, отец Катеньки, самой красивой девочки в классе. – А его Федор похож на медвежонка: толстый и неповоротливый. Катя говорит, что он постоянно физкультуру сачкует.

- У мальчика нарушен обмен веществ, - вмешалась в разговор Оксана Прокопова, мать Людочки, сидящая через проход. – Поэтому у него лишний вес. Кстати, вы за какой предмет будете голосовать? Я – за историю религий. Сама ничего о них не знаю, так пусть ребенок послушает. Потом расскажет и о буддизме, и об исламе. А то сейчас столько религиозных направлений.

- Я – за… - Виктор замолчал на полуслове. В класс вошел священник.

- Здравствуйте! – улыбнулся он немного смущенно.

- Здравствуйте, - ответил нестройный хор голосов, а увалень Мережко даже привстал.

- Давайте знакомиться, меня зовут отец Игорь, я протоиерей РПЦ, настоятель храма апостолов Петра и Павла.

«Надо же, такой молодой, а уже настоятель. – Татьяна внимательно рассматривала священника. – Симпатичный, даже красивый. Борода аккуратно подстрижена, а не веником торчит, как в фильмах показывают. Высокий, стройный. Только зачем он этот черный балахон надел? Остался бы в джинсах, вон они из-под балахона торчат. И ботиночки у него «екко», недешевые ботиночки. Интересно, на какой машине он приехал? Надо будет посмотреть после собрания. Сейчас все они на дорогих машинах разъезжают». Поп производил приятное впечатление, что Татьяне было неприятно.

«Чувствуется, батек-то молодой, да не простой. Простого - бы к нам не отправили, - размышлял Олег Смирнов, приветливо глядя на отца Игоря. – Наверное, его благочинный благословил на сей подвиг». Олег посмотрел по сторонам. Лица родителей были напряжены, чувствовалось, что разговор предстоял серьезный. «Неужели они боятся, что их дети поверят в существования Бога? В то, что землю, небо, нас создал Господь? Неужели кому-то нравится верить в то, что человек произошел от обезьяны? Уже и ученые убедились, что это не так. Стоит только задуматься о том, как невероятно сложно и вместе с тем логично устроен наш мир. Невозможно полностью вместить умом зарождение жизни. Ее тайну люди никогда не разгадают, как и тайну яйца или зерна или любой травинки. Это понятно только Создателю. Ученые могут лишь разобрать то, что Им создано, и из этих частей собрать что-то другое, не более. Люди, в большинстве, не хотят думать ни о чем, кроме себя и своей жизни. К тому же их всячески отвлекают от самого мыслительного процесса. А может, родители боятся, что их дети узнают, что такое грех и поймут, что мир, который им выдают за правильный, вовсе не такой. Что нельзя жить для себя, а надо жить для других, что нельзя лгать, хитрить, лукавить, искать выгоду. Но ведь так живет большинство. Получается, что родителям выгодно скрывать правду от детей, чтобы те не обличили их, и чтобы им не было стыдно перед детьми. Церковь – это единственное место, где сегодня можно спастись, очиститься от грязи и разврата, но как объяснить это людям, которые не хотят ничего слышать? Невозможно объяснить человеку, что такое чистый воздух, пока он сам его не вдохнет».

Олег был верующим. Он не только ходил в храм по воскресеньям, читал Библию и святых отцов, но и молился перед едой, чем несказанно раздражал тещу, с которой они с женой и сыном жили вместе. «Твой-то совсем поддался религиозному дурману», - говорила она дочери, когда зять в законный выходной, вместо того чтобы спать, шел в церковь, непонятно зачем. Нет, теща тоже туда иногда заходила свечку поставить, когда была нужда что-либо сделать или купить, или подруга заболела, или умер кто, но просто так тратить воскресное утро, она еще из ума не выжила.

Жена более спокойно относилась к религиозности мужа и даже разрешала Олегу причащать Пашку. Когда сыну исполнилось семь лет и настало время исповеди, жена вдруг запретила водить ребенка в храм. «Если Пашку что-то тяготит, пусть он мне скажет. Я мать, я лучше священника знаю, что моему ребенку полезно», - заявила она. Олег ее и уговаривал, и священное писание цитировал: «Не мешайте детям приходить ко мне», и статьи разные читал – ничто не помогло. «А будешь ребенка в церковь втихаря водить, будет хуже!», - пригрозила теща.

- Я не буду уговаривать вас голосовать за предмет «Основы православной культуры», я только хочу спросить – как вы считаете, что лучше: честный порядочный, но не очень культурный человек или образованный эстет, но подлец?

«Ничего себе батюшка дает!», - оторвался Олег от своих мыслей.

- Вы на кого намекаете? – возмутился Виктор.

- А может быть и честный и образованный эстет?! – засмеялась Леночка.

- А без попов что, честным человеком уже быть нельзя? – раздался женский голос с задней парты.

- Я – за историю религий! – невпопад крикнула Оксана.

Поднялся страшный гул.

- Уважаемые родители, успокойтесь, - поднял руку отец Игорь. – Давайте, каждый выскажет свое мнение и обоснует его.

- Этак мы до утра не разойдемся, - буркнул старший Лукин. – Давайте проголосуем, и все!

- А Вы за какой предмет будете голосовать? – спросил его отец Игорь.

- За основы православной культуры, конечно, - неожиданно для всех ответил Лукин. – Я русский человек, и хоть в церковь не хожу, но в Бога верю. У меня дед на Курской дуге воевал, так он рассказывал, что однажды перед боем там Богородица явилась. Ее все видели - и наши и немцы. После этого фашисты деру дали, а дед в Бога уверовал. Я хочу, чтобы мой сын узнал историю нашей православной веры, чтобы заповеди узнал, понял, что такое хорошо, а что такое плохо. Сейчас ведь мир вверх тормашками перевернут. Что раньше было плохо – стало хорошо, что было ужасно – стало нормой. Педики женятся, молодежь в блуде живет, все врут, и думают только о деньгах. Про то, как вилку с ножом держать и другие политесы я сыну сам расскажу, а про веру христианскую я ничего не знаю. В общем, я – за ОПК!

- Ага, расскажет он про политесы, медведь неотесанный, - фыркнула Леночка в ухо Татьяне. – А что значит - живут в блуде? – громко спросила она.

- Брак, прежде всего, это ответственность за жизнь другого человека, - начал говорить отец Игорь приятным мягким баритоном, - раньше люди женились для того, чтобы создать семью, родить детей и прожить всю жизнь вместе, неся тяготы друг друга. Любые отношения вне брака – это блуд. Церковь грехи любодеяния и прелюбодеяния относит к смертным грехам. Это не значит, что совершив их, вы тут же умрете, - предвосхитил он вопрос Лены, - этими грехами Вы убиваете свою душу. Мне на исповеди и мужчины и женщины рассказывали, что после блуда или измены супругу, на душе бывает так тошно, так тяжело, что жить не хочется.

- А как же тайна исповеди? – крикнул веселый мужской голос с «камчатки».

- Я же вам не называю имени, кто сказал, значит, тайна сохранена, - спокойно пояснил священник.

«Словно врач с больными разговаривает», - подумала Татьяна.

- Бог сказал Адаму и Еве «плодитесь и размножайтесь», а не наслаждайтесь друг другом, - закончил мысль отец Игорь.

- Может это и так, в чем я лично сомневаюсь, - вступила в разговор Оксана, - но это было неизвестно когда. Может, миллионы лет назад. А сейчас другое время – рождение детей можно планировать. Объясните мне, если молодые люди не хотят иметь детей, зачем им брак?

- Чтобы избежать блуда, беспорядочных связей, которые ведут к бесплодию и распущенности. Живя с партнером, не желая иметь потомство, женщина вынуждена предохраняться. Сегодня, как правило, медики предлагают ей гормональные контрацептивы, регулярное применение которых ведет к бесплодию. Получается, что когда женщина захочет ребенка, забеременеть ей будет трудно, она будет вынуждена долго лечиться или прибегать к искусственному оплодотворению. Хорошо, если партнер согласен ждать, но, как правило, мужчина, не хотящий брать на себя ответственность, и в этом случае уходит от проблем. Рождаемость катастрофически падает, что бы нам не говорили.

«Прямо лекцию нам читает», - начала раздражаться Татьяна. – И к чему эти разговоры о детях? Надо по существу говорить».

- А у Вас дети есть? – спросил Виктор.

- Да, четверо.

- Сколько?! - ахнул класс.

- Четверо, - улыбнулся отец Игорь и достал из бумажника фотографию своей семьи, на которой молодая светловолосая красивая женщина и четверо детишек погодок старательно улыбались в камеру.

Снимок пошел по рукам. Татьяна почувствовала, что отношение к священнику поменялось. «Надо что-то делать, а то проголосует сентиментальное большинство за многодетного красавца, и будут наши дети зубрить молитвы и псалмы».

- А Вам известно, что урок ОПК будет занимать время, отведенное на литературу? – достала Татьяна из рукава свой козырь.

- К сожалению, это так, - вздохнул отец Игорь, - мне самому это не нравится. Но учитель ОПК может закреплять пройденный материал на примерах из нашей замечательной классической русской литературы. В основе православия лежит любовь. Любовь к ближнему, любовь к родителям, любовь ко всему миру, любовь к Богу. Вы знаете, что означает слово любовь?

- Нет, - хором ответил класс.

- Лю – люди, бо - Бога, ве - ведают, - в столбик написал отец Игорь на доске.

- Ничего себе, - поразилась Оксана, - а я никогда об этом не слышала.

- Вы не представляете, как интересно изучать церковно-славянский язык, - увлеченно заговорил батюшка, - раньше не только каждое слово, но и каждый звук, буква имели свое значение.

- Я думала здесь собрание, а у вас лекция по лингвистике, - в класс, улыбаясь, вошла Вера Петровна, классная руководительница 5-го «Б». – Здравствуйте, простите за опоздание, была на совещании у директора. Продолжайте, отец Игорь.

Учительница села за последнюю парту.

«Интересно, где они познакомились? – задумалась Татьяна, - может в церкви? Но наша Вера на верующую не похожа: ходит все время в брючном костюме, косметикой пользуется. Ладно, потом спрошу у нее».

- А этот язык входит в курс ОПК? – заинтересовались несколько мамаш.

- К сожалению, не входит, но вы можете сами найти материал в интернете и почитать детям, - обрадовался положительной динамике отец Игорь.

- Кстати, об учителе, - поднялся с места Олег. – Я православный, но я против преподавания ОПК в школе. Я считаю, что неверующий учитель, кроме вреда, ничего не принесет нашим детям. Представляете, если я, филолог, возьмусь преподавать химию?

«Ура! Нашего полку неожиданно прибыло» - обрадовалась Татьяна.

- Если уж верующие против этого предмета, то о чем мы говорим?! – заявила она.

- Подождите, давайте разберемся, - мягко улыбнулся отец Игорь, - конечно, в идеале было бы хорошо, чтобы ОПК преподавал священник или верующий человек, но в школу нас не пускают. Наверное, боятся, что мы своим видом напугаем детей, - пошутил он, но никто не улыбнулся. «Еще один прокол», - отметила довольная Татьяна. – Но я считаю, - продолжил священник, - что в большинстве случаев педагоги справятся с задачей, если будут просто придерживаться учебника. Ведь это не вероучительный предмет, а культурологический. Подход к изучению христианской истории и культуры иной, чем в воскресных школах.

- А как они будут отвечать детям на вопросы, если ответов в учебнике нет? – спросили с камчатки.

- Честно скажем, что не знаем, но постараемся ответить на следующем занятии. Проконсультируемся у священника, можно по телефону или в интернете, - сказала вместо отца Игоря Вера Петровна. – Если педагог будет ответственно относиться к предмету, то у него все получится.

«Провал! - мелькнуло в голове у Татьяны, - если уж классная за ОПК, то все пойдут за ней».

- А я все-таки хочу, чтобы моя дочь изучала истории всех религий, а потом сама сделала выбор, какую из них выбрать или остаться атеисткой, - немного картавя, заявил отец Майи Шаферсон. – Сейчас в городе живет много мусульман, мы должны уважать и знать их вероисповедание тоже.

- Должны, - кивнул головой отец Игорь, - но после того, как хорошо узнаем свое. Я так думаю, - добавил он.

- И я так думаю, - поддержала его учительница, - к тому же я не уверена, что одиннадцатилетний ребенок сможет разобраться в предлагаемом объеме материала основ мировых религиозных культур. Даже я, просмотрев пособие, растерялась. Я бы ввела этот предмет для старшеклассников.

«Надо же, какой тандем!» - Татьяна от злости начала грызть ручку.

- Нет, вы все-таки объясните, чем урок основ православной культуры лучше основ светской этики? – раздраженно спросил Виктор.

- Он не лучше и не хуже, - ответил священник. - И тот и другой предмет нужен детям, но нас поставили перед выбором, и мы должны его сделать. Я считаю, что одна из задач церкви – это, как бы громко не прозвучали эти слова, спасение наших детей от разврата и дебилизма. Кто сегодня, кроме церкви, противостоит растлению детских душ? Подумайте над тем, что без основ христианской культуры светская этика может превратиться в грубое морализаторство, что принесет только вред.

Церковь – нравственность, написал он размашисто на доске. Нравственность – здоровое общество, была следующая надпись. Любовь, дружба, целомудрие, совесть, честность, честь, родина, уважение к старшим, доброта, нестяжательство - появлялись из-под руки священника давно забытые слова.

- Когда вы в последний раз говорили со своим ребенком на одну из этих тем? – горячо спросил он.

- У нас времени нет, мы работаем, - как-то неуверенно сказала Лена.

- Пусть школа воспитывает! – крикнул Виктор.

- А у школы сегодня тоже нет времени на воспитание ваших детей, - Вера Петровна встала рядом со священником. - Воспитание – это ваша задача, уважаемые родители. И если у вас нет на это времени или желания, - она посмотрела в глаза Виктору, и тот отвел взгляд: дневник его дочери был исписан замечаниями об ее неподобающем внешнем виде и недостойном девочки поведении – тогда доверьтесь церкви, которая кроме добра вашим детям ничего не желает. Давайте голосовать.

Председатель родительского комитета и еще несколько человек проголосовали против ОПК, но большинство было «за».

Забыв попрощаться с учительницей, Татьяна вышла из школы. Несущаяся с продленки группа детей чуть не сбила ее с ног.

- Вас что, не учили, как надо себя вести? – женщина схватила за рукав рыжего мальчугана лет десяти.

- Да пошла ты! – крикнул он, ударил ее по руке, и вырвавшись, убежал.

«Вот наглядный пример в пользу изучения этики и эстетики», - Татьяна потерла ушибленную руку. В этот момент на улицу вышел отец Игорь и направился к «хаммеру», стоявшему прямо за ее машиной. «Я так и знала! Все они одинаковые. Как были нахлебниками на шее у народа, так и остались!», - Татьяна сфотографировала батюшку на мобильный телефон. «Покажу в классе, пусть знают, кому поверили!» - злорадно подумала она. А священник прошел мимо дорогой машины, сел в «ниву», незаметную за громадным джипом, и уехал.

По дороге домой Татьяна купила продукты и набрала номер сына.

- Гошка, выскочи во двор, помоги пакеты поднять, - попросила она.

- Не могу, мам, - быстро ответил тот и отключился.

Пятый этаж без лифта. Татьяна, тяжело дыша, вошла в квартиру, поставила пакеты и зашла в комнату сына. Тот сидел за компьютером и, трясясь в такт выстрелам, жал на гашетку. Убитые им люди с жалобным воем валились на землю.

Ирина Рогалева
Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012, Елизаветы 2015

Оффлайн ФиджaАвтор темы

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 15224
  • Благодарностей: 842
  • Пол: Женский
Распорядок дня. Алексей Рымов.

1. Как с кроватки свесим ногу,
сразу скажем: «Слава Богу!»

2. После встанем у кроватки,
чтобы выполнить зарядку.

3. Чтоб не бегать к докторам,
чисти зубки по утрам.

4. Чтоб не ныл животик твой,
руки мой перед едой.

5. Перед тем, как подкрепиться,
надо Богу помолиться.

6. Чтобы слабым помогать,
надо кашу доедать.

7. Кончил кушать или пить -
надо поблагодарить.

8. Чтобы папа не ворчал,
сделай, что пообещал.

9. Перед делом говори:
«Господи, благослови!»

10. Чтобы Бог прибавил силы,
скажем: «Господи помилуй!»

11. Если хочешь добрым быть,
никогда нельзя грубить.

12. Чтобы быть хорошим самым,
надо слушать папу с мамой.

13. Если кто-то рядом злится,
надо за него молиться.

14. Если где-то насорил -
за собою убери.

15. Сделать что-нибудь любя,
значит - так, как для себя.

16. За розеткой ток живет,
не влезай – он больно бьёт!

17. Чтоб другому угодить,
надо жадность победить.

18. Если будешь уступать,
будет Ангел помогать.

19. Ангел - это вестник Божий,
тот, кто нам в добре поможет.

20. Чтоб всегда спокойным быть,
надо правду говорить.

21. Если ты ходил гулять,
надо обувь поменять.

22. Если ты пришел с прогулки,
надо сразу вымыть руки.

23. Чтобы утром бодрым встать,
надо вовремя лечь спать.

24. Чтобы зубки не лечить,
ты их вечером почисть.

25. Если что-то злое снится,
надо сразу же креститься.

26. Если страшно, то проси:
Матерь Божия, спаси!

27. Чтобы страх напасть не мог,
скажем: «Да воскреснет Бог!»

28. Перед сном произнесём:
«Слава Боженьке за всё!»
Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012, Елизаветы 2015

Оффлайн ФиджaАвтор темы

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 15224
  • Благодарностей: 842
  • Пол: Женский
Оставь ребенка в покое

Беседа о воспитании детей и психологическом давлении

Архимандрит Андрей (Конанос)
Перевел с болгарского магистр богословия Виталий Чеботар


Сегодняшнюю беседу я назвал «Оставь ребенка в покое». Для тех, у кого нет детей, эта тема тоже важна, поскольку является частью общей для всех мучительной проблемы присутствия психологического давления, насилия в нашей жизни. Можно было бы ее озаглавить и так: «Оставь человека в покое» – то есть не беспокой и не третируй других людей.
Когда в 1986 году я впервые приехал на Святую Гору, я спросил монаха в скиту святой Анны:

– Батюшка, ты монах, у тебя нет семьи, детей, ты не строишь дома, не работаешь на заводе; что же ты делаешь для мира?

Тогда мне было 16 лет. И он ответил мне:

– Знаешь, я подвержен многим страстям и немощам. Я постоянно гневаюсь, нервничаю, у меня трудный характер. И мое дело для вас, живущих в миру, – ваш покой, ибо я не обременяю вас своими страстями и слабостями. Если бы я жил рядом с вами, я бы утомлял вас собой, своим тяжелым характером. Сейчас по крайней мере я никого не беспокою. Я живу здесь в своем безмолвии, в своих ошибках, в своих грехах, но оставляю вас в покое.

Это очень глубокие и значимые слова. Мы должны стремиться к тому, чтобы не раздражать тех, кто находится рядом с нами, не утомлять их, не угнетать их личность. Потому что даже если говоришь с человеком о чем-то хорошем и правильном, но давишь на него – это раздражает. Например когда кто-то говорит тебе, что нужно поститься, молиться, ходить в церковь, но при этом слишком настойчив, такое внушение только раздражает и злит, и результат бывает обратным. Поэтому оставь другого в покое, чтобы он постепенно сам понял всё, что ты хочешь сказать ему, не заставляй людей делать что-то насильно, не раздражай их.

Прошло 22 года с той моей поездки на Святую Гору, а этот подвижник продолжает делать то же самое – он живет в безмолвии, вошел в улей своей души и собрал мед своей жизни, но теперь люди сами просят его о помощи, приходят и говорят:

– Дай нам силу твоей души, сядь поговори с нами, мы хотим прикоснуться к тебе, хотим исповедаться у тебя!

Видите, он никого не беспокоил, но теперь люди его беспокоят и ищут. Почему? Потому что у него есть то, чего нет у них. Когда ты тревожишь других людей и оказываешь на них давление, ты не сможешь успокоить их душу, не убедишь их изменить свою жизнь. Силой нельзя заставить человека изменить свою жизнь, нельзя навязать ему добро. Изменить можно только себя. Поэтому так часто наши слова не бывают услышаны, никого не убеждают и никак не влияют на остальных людей. Пусть твой ребенок растет тихо и спокойно, оставь его в покое, не читай ему нотаций. Попробуй изменить себя. Стань немного отшельником, исихастом. Ничего, что ты живешь в городе, где шум и сумасшедший ритм жизни, живи немножко так, как будто ты монах. Старайся заниматься собой, взращивай свою душу, копи в ней спокойствие, тишину и счастье, и когда она переполнится ими, ты сможешь передать все эти богатства своему ребенку без многословных речей и строгого одергивания его поведения, которые лишь раздражают.

Оказывая давление на кого-то, мы подтверждаем тем самым, что не чувствуем себя счастливыми. Попытка убедить кого-то в своей правоте силой означает, что твое делание не преисполняет тебя самого. Человек, который удовлетворен тем, что он делает, не давит на остальных. Он счастлив. Скажи, видят ли твои дети, или твой муж, или твоя жена, или остальные люди, что ты счастлив тем, что делаешь? Вот ты идешь в храм – делает ли тебя счастливым жизнь в Церкви? Исполняет ли тебя миром? Если так и ты спокоен, то ты не разглагольствуешь об этом перед ребенком, твое умиротворение заметно само по себе, и ребенок это понимает. Когда преисполнен счастьем, не испытываешь желания сказать: «Ты должен пойти в храм!» Не заставляешь силой, не раздражаешь, а предлагаешь, показываешь, просто чувствуешь себя счастливым и думаешь: «Меня не интересует, хотят ли мои родственники, мои соседи пойти в храм. Для меня вопрос в другом: я, идущий в храм, как священник, как христианин, – счастлив ли я? Если я счастлив, то они это увидят, об этом расскажет им мое лицо, мои слова, мое поведение. Я не могу никого заставить жить моей жизнью. Даже Бог этого не хочет, даже Он этого не делает».

Иисус ходил со Своими учениками, и в какой-то момент некоторые из учеников (ведь сначала их было больше, чем 12) оставили Его, не желая более быть Его учениками. В тот час Он обратился к Двенадцати и задал им вопрос, который мы, возможно, не решились бы задать нашим детям. Господь их спросил:

– Может быть, и вы хотите уйти?

Словно говоря им:

– И вы хотите уйти от Меня? И вы? Эти уходят, видите их? И вы хотите уйти?

Тогда Петр сказал Ему:

– Господи, куда же нам идти, если Ты лучший Учитель! Если наша душа успокаивается, утихает возле Тебя, как же нам уйти?

И Господь будто отвечает на его слова:

– Я хочу, чтобы вы остались со Мной, но чтобы остались по своей воле. Не хочу вас заставлять силой (см. Ин. 6: 67–69).

Кто из нас может сказать своему ребенку:

– Дитя мое, я хочу, чтобы ты остался со мной не из-за того, что я твой отец, твоя мать, не из-за того, что закон позволяет заставить тебя оставаться со мной до 18 лет, а потому, что хочу, чтобы ты чувствовал себя счастливым рядом со мной. Хочешь ли ты остаться? Если я дам тебе возможность выбора, уйдешь ли ты? Сегодня вечером, например, ты остаешься, потому что боишься, что я ударю тебя, если ты соберешься уйти, или потому что радуешься возможности побыть вместе?

Вот это и есть цель, и ее не так легко достигнуть, но Бог хочет именно этого, и никого не принуждает. Захотели – пришли, а если кто-то хочет уйти, то может сделать и так. Господь хочет, чтобы ты свободно поступал по своему желанию.

Когда блудный сын сказал своему отцу: «Я хочу, чтобы ты дал мне мою долю, хочу уйти и жить, как я хочу!» – его отец, хотя в глубине души и не желал этого, выполнил его волю. Он отдал сыну его долю имущества со словами: «Дитя мое, я тебя люблю, но любовь не есть принуждение».

Ты не можешь хотеть, чтобы кто-то полюбил тебя через силу, потому что это – не любовь. Мы не можем заставить своих жен или мужей любить нас в принудительном порядке, мы не можем и не имеем права принуждать к этому своих детей. Любовь нельзя навязать, человек может быть только вдохновлен к ней. Поэтому отец блудного сына говорит ему: «Возьми свои деньги, свое имущество и иди, но я знаю, что люблю тебя так сильно, что куда бы ты ни пошел, такого, как я, не найдешь. Знаю, что ты будешь жить в распутстве, во блуде, впутаешься в неприятности, но когда-нибудь ты вернешься ко мне. Я не хочу тебя удерживать и не буду этого делать».

Вот так отец дал сыну свободу выбора. Почему? Потому что он сам был спокоен и уверен в любви, которую испытывал к своему чаду. Когда ты уверен в том, что делаешь, то пребываешь в покое. Когда же в доме ссоры и крики, даже из самых правильных и достойных побуждений, они перестают быть хорошими. Нельзя ругать ребенка за то, что он делает. Если твой ребенок совершил какой-то недостойный поступок, ты совершаешь намного больший грех, устраивая из-за этого скандал, чтобы таким образом направить его по правильному пути. Зло не может быть исправлено ​​новым злом. Вот почему мы говорим: нужно сначала самому сделать первый шаг, самому стать счастливым, искренне радоваться тому, как живешь.

Позвольте мне рассказать вам о том, как поступил один человек, будущий святой, когда, вернувшись домой, застал свою жену с другим мужчиной. Он очень любил свою жену, но знал, что любовь нельзя навязать, он очень хотел, чтобы и она любила его, но понял, что это невозможно. И тогда он сказал ей: «Раз ты с другим, значит, не хочешь быть со мной. Прощай, я ухожу».
   
И он ушел и стал учеником святого Антония. Это святой Павел Препростый, великий подвижник и великий чудотворец Церкви, который изгонял бесов. Он так сильно любил свою жену, что уважал ее свободу даже тогда, когда она согрешила. Он не мог заставить ее насильно полюбить его, но он и не возненавидел ее. Он сказал: «Вопрос в том, что я буду делать с самим собой. Если нужно заболеть вместе с тобой, чтобы ты меня полюбила, если нужно заболеть, чтобы заставить тебя стать такой, какой я хочу, чтобы ты была, то это не имеет смысла». И со словами: «Я стану святым. Хотя бы себя я спасу!» – он встал и ушел в пустыню.

И мы должны этому учиться. Учиться замыкаться на себе – в хорошем смысле слова, заботиться о своей душе, о мире внутреннего мира. Это не презрение к другим людям, а оказание помощи, потому что если ты сумеешь передать им это спокойствие и мир, то сделаешь их лучше. Тогда как ссора, родившаяся из желания помочь и изменить ситуацию к лучшему, помощью не является.

Когда мы мучаем других, мы этим показываем, что на самом деле у нас есть проблемы. Мы стараемся их не замечать и часто перекладываем вину на чужие плечи. А ведь можно пойти к духовнику и честно сказать ему:

– Отче, по правде говоря, мой ребенок не виноват в том, что происходит. На самом деле у меня масса проблем, я ссорюсь с мужем, нервничаю, у меня расшатанная нервная система, я бываю несдержанной, вот и выплескиваю свои отрицательные эмоции на ребенка, оказывая на него давление.

Хотя нередко женщины и говорят искренне:

– Батюшка, я часто ругаю своего ребенка и кричу на него. Это моя вина. Предположим, что-то произошло между мной и мужем, мы поссорились, не поняли друг друга, а спорить с ним я не решаюсь, потому что сила на его стороне. Вот я и срываю зло на ребенке, ругаю его без повода, хотя говорю, что это для его же пользы.

Эти срывы – свидетельства того, что мать сама часто испытывает внутренний дискомфорт, у нее есть свои проблемы. Другой не виноват в том, что мы несчастливы. Ни ребенок, ни муж, ни жена. Каждый несет ответственность за поле своей собственной души. Бог спросит меня: «Был ли ты счастлив? Был ли ты доволен своей жизнью? Я ведь не заставлял тебя спасать весь мир».

Что мы можем дать этому миру и окружающим нас людям? Если в нас есть что-то сильное, цельное, то мы можем поделиться этим с другими. Но чтобы это приобрести, сначала надо немножко принудить себя. Все мы очень эгоистичны. И признаком нашего эгоизма является постоянная склонность навязывать свое мнение. Мы хотим, чтобы наша воля исполнялась обязательно, а когда люди ведут себя по-другому, мы тут же указываем им на их ошибки и вменяем им в вину всё, что нам не нравится: «Это ужасно! Ты должен измениться, должен исправиться, мне не нравится твое поведение, ты небезупречен!»

Так говорим мы. А вот старец Паисий, когда видел ошибки других людей, никогда ничего им не навязывал. Всегда брал ошибки других людей на себя, хотя не был виноват. Он говорил:

– Я виноват!

– Ах, батюшка, да в чем же ты виноват? Те, о ком ты печалишься, были нездешние, они пришли и ушли. Зачем ты себя обвиняешь из-за них?

– Если бы я был хорошим, то они бы сейчас не ссорились.

Однажды к старцу приехала супружеская пара. Они рассказали ему, что развелись. Вместо того, чтобы читать им проповедь и заставить их раскаяться, старец сказал:

– Это я виноват в том, что они развелись. Если бы у меня были хорошие отношения с Богом, если бы я помолился, они бы не развелись… Где молитва? У меня нет смирения, и Бог не слышит меня.

Он ничего не навязывал другим, а всегда хотел исправить себя. И говорил, как и все святые: «Это во мне всё не так, у меня проблемы, а не у другого». Подумайте – у меня, а не у моего ребенка, моего мужа, моей жены. Вот так каждый должен сказать о себе: «Я знаю, что это я виноват. Буду искать вину в себе, а не в других, постараюсь не создавать им проблем в жизни».

Очень хорошо, когда в доме есть послушание и уважение друг к другу. Но мы не можем требовать этого от других, мы можем только вдохновлять их на это. Многие отцы, стукнув кулаком по столу, кричат своему ребенку:

– Будешь слушать меня! Будешь делать, как я говорю, потому что я твой отец! Будешь выполнять все мои приказы, пока тебе не исполнится 18 лет! И точка!

Ребенок дрожит от страха и думает про себя:

– Вот исполнится мне 18 лет, тогда увидишь, что будет!

И терпит, и ждет, молча исполняя указания, а потом уходит из дома. Часто навсегда.

Я знаю сына, который сказал своему отцу:

–Ты сейчас уже не можешь ничего сделать. Мне уже исполнилось 18 лет, я уже вырос! До свидания!

А потом встал и ушел. Вот пример принудительного и безуспешного воспитания.

Когда ребенок окончит школу и вступит во взрослую жизнь, как он будет жить? До тех пор, пока он рядом с тобой, ты строишь из себя учителя и заставляешь его что-то делать. Когда же он начнет жить своей жизнью, будет ли он соблюдать посты? Когда он уедет учиться в Англию, будет ли он ходить в храм? Ведь там хождение в храм будет иметь большую ценность. Ведь он будет делать это сам, будет делать то, что он выбрал, что он сам решил. И если он скажет: «У меня есть выбор: я могу поспать, могу засидеться до зари, а могу пойти в храм, и я выбираю храм», – значит, его правильно воспитали. Только такое воспитание и имеет ценность. Именно оно и должно являться родительской целью, несмотря на все трудности.

Обладающий истинной свободой и в душе ближнего создает покой и ощущение свободы. Тогда человек может свободно выражать свое мнение, не боясь того, что услышит в ответ. Скажем, многие женщины переживают, нервничают, если им нужно поговорить с мужем, высказать свое мнение, потому что муж не терпит этого, не хочет слышать, хочет навязать свое мнение. Запомни: это не дух свободы, а давление, ты не даешь душе человека, живущего рядом с тобою, возрастать и цвести перед Богом. А ведь когда ваша семья только создавалась, у вас были общие надежды, общие разговоры, вы мечтали, как будете жить, как будете идти по этой дороге рука об руку… Но начинается будничная жизнь, рутина, усталость, и душа как бы сжимается. И забывается всё, что когда-то было дорого.

Великая вещь – уметь слушать другого и уважать чужое мнение. В школе, где я преподаю, мне больше нравятся те дети, которые мне возражают, которые не принимают сразу то, что я им говорю, они мне нравятся больше тех, кто всегда и со всем соглашается. Я хочу услышать не формальное «да», я хочу, чтобы ребенок объяснил, почему он говорит: «Да, батюшка, я согласен с этим».

Если ребенок поделился своим мнением с тобой, даже если оно отлично от твоего, поверь, ты приобрел что-то очень большое, ты завоевал его доверие, он тебе открывает душу, хотя и не соглашается с тобой, а это значит, что он не боится тебя. Кого предпочесть: человека, который молча сидит перед тобой, а внутри его раздирают сомнения, его мысли блуждают, задыхаются, теряются среди тысячи непонятных вещей, или того, который просто говорит: «Батюшка, я не согласен с тем, что ты говоришь, это кажется мне трудным, у меня другое мнение на этот счет»?

Я тогда отвечаю:

– Скажи, что ты думаешь, не бойся. Давай поговорим. Ты выскажешь свое мнение, а я тебе скажу о том, что говорит Церковь, и если я смогу убедить тебя, то будет хорошо. Если я не смогу убедить тебя, ничего страшного. Жизнь тебя убедит. Ты уйдешь от меня, будешь жить своей жизнью, будешь совершать свои грехи, будешь делать то, что хочешь, но я знаю, что был прав в разговоре с тобой, и сама жизнь тебя научит. Однако я не могу воздействовать на тебя силой, не могу навязать тебе то, о чем говорю, даже если это правда.

Даже если ты сказал самые лучшие, самые правильные слова, другой должен принять их свободно и согласиться с ними. «Кто хочет идти за Мною?» (Мк. 8: 34) – думали ли вы когда-нибудь, как это страшно?

Кто из вас сегодня был в храме? Тем, кто был, я хочу сказать, что вы сильные. Господь хочет, чтобы все мы шли в храм, но мы так свободны перед Ним, что спокойно говорим Ему: «Сегодня я не хочу идти в храм, потому что хочу спать. Я не хочу идти в храм, потому что мне лень, я не хочу идти в храм, потому что… не хочу».

А Бог что делает? Он любит каждого из нас. Ждет. Неужели Он тебе чем-то навредил? Неужели Он тебя чем-то наказал? Неужели Он тебе сделал какое-то зло? Нет. Ты дышишь, прощупывается пульс, и Бог говорит тебе:

– Ты не пришел в храм, но Я люблю тебя. Я хочу, чтобы ты пришел ко Мне, но Я хочу, чтобы ты этого захотел! Я хочу, чтобы ты пришел по своей свободной воле.

Мне очень нравится, когда молодые люди добровольно приходят на исповедь. Я спрашиваю:

– Кто привел тебя – твоя мать, твой отец?

– Никто! Я сам.

Есть дети, которые приходят на исповедь в тайне от родителей, дома об этом никто не знает, они идут в храм добровольно. Родители такого ребенка, возможно, думают, что он занят чем-то дурным, раз его нет дома, и мать постоянно донимает его своими нравоучениями, а он хочет быть ближе к Богу, хочет – и приходит. Это имеет очень большое значение. Ведь есть дети, которых приводят насильно, заставляют, но Бог не хочет этого, потому что принуждение является откровенным адом. Если я силой поставлю тебя в рай, то ты будешь чувствовать себя там как в аду. Поэтому Христос сказал:

– Я хочу, чтобы вы любили Меня, но Я хочу, чтобы это был ваш свободный выбор, чтобы вы полюбили Меня по своей свободной воле!

Как часто у нас не хватает веры в Божий Промысл, и мы думаем, что можем и должны что-то решить, исправить, переделать… Тогда мы впадаем в истерику и говорим: «Если я срочно не сделаю что-нибудь, то он погибнет! Если я не буду кричать на своего ребенка, то он вырастет пропащим! Если я не буду устраивать скандалы своей жене или своему мужу, ничего не изменится». Мы наивно полагаем, что имеем великую силу, чтобы влиять на людей вокруг нас, что можем что-то сказать и этим изменить своего ребенка или близкого человека. Нет! Не ты изменяешь своего ребенка! Бог делает это! Божий Промысл изменит твоего ребенка. Где сейчас твой ребенок? Где сейчас твой муж, твой знакомый? Мы не знаем, что они делают, но Господь рядом с ними. Нельзя по телефону преследовать дорогого тебе человека, задавая ему каждые 10 минут вопрос: «Где ты, что ты делаешь?», «Ты знаешь, который час?», «Когда же ты вернешься домой?»

Нельзя всё время чувствовать эту ужасную неуверенность в другом, думать, что, может быть, всё уже изменилось, может быть, он не любит меня… Надо довериться Богу и сказать от всего сердца: «Боже мой, передаю в Твои руки человека, которого люблю!»

И поверить, что Господь позаботится о нем, и успокоиться. И тогда увидишь, что Бог не оставит его.

Я расскажу вам о мужественном и неожиданном поступке старца Порфирия. Как-то к нему на исповедь пришел мужчина. Он исповедал все свои грехи, кроме одного, который был самым серьезным в его жизни. Он был женат, но изменял своей жене с любовницей. Все они жили в Афинах, и у этого мужчины были взрослые дети-студенты, которые учились там же, в Афинах. Об этом он старцу не сказал. Когда исповедь была окончена, старец Порфирий спросил:

– Это всё? Закончил ли ты исповедь?

Мужчина ответил:

– Да. Закончил.

Старец прочитал над ним разрешительную молитву. Мужчина был готов уйти, открыл дверь, но старец Порфирий сказал ему:

– Подожди. Я хочу тебе сказать кое-что.

Мужчина повернулся к нему, а сам про себя подумал: «Ну вот, а еще говорят, что он святой и всё видит. Ни о чем он не догадался, не знает, что я скрыл от него». А старец, глядя ему в глаза, произнес:

– Разреши мне дать тебе совет. Женщину, с которой ты изменяешь своей жене, не привози больше в тот отель в Афинах, где всегда с ней бываешь. Кто-то из твоих сыновей-студентов может тебя увидеть и очень сильно огорчится и обидится на тебя. Если же страсть твоя так сильна, что не можешь остановиться, уезжай подальше, чтобы тебя никто не видел.

Мужчина потерял дар речи от удивления. Он был поражен, что старец знал о его грехе, но не говорил о нем с гневом, а проявил уважение к нему. Насильно даже исповедь не может произойти. Заставить человека исповедаться нельзя – если он сам не хочет этого. Сам должен этого хотеть и сам об этом сказать.

А старец не только не ругал его, но и подсказал, как удобнее грешить, напомнил, что надо быть осторожным, чтобы сохранить хорошие отношения с детьми. Вы можете себе это представить?

Почему старец Порфирий это сделал? Неужели чтобы Господь оставил этого человека? Нет. Но нужно быть святым, чтобы кому-то такое сказать. Старец знал, что будет дальше. Он сказал ему:

– Я дал тебе совет. Но это не всё. Я буду усердно молиться за тебя Богу, и Он не оставит тебя.

Прошло время, и этот человек действительно изменил свою жизнь. Тогда он приехал к старцу и, стоя на коленях, с плачем исповедал этот грех. А потом сказал старцу Порфирию:

– Батюшка, ты меня тронул тем, что не стал меня ругать, не стал пугать меня. Во мне всё перевернулось. Я вдруг понял, что, поскольку ты не принуждаешь меня, я должен сам себя заставить измениться. Ты сумел, не осуждая меня, помочь мне.

Как прекрасно исправлять кого-то, никогда с ним не ссорясь! Как хорошо, когда человек по твоим глазам понимает, что ты хочешь ему сказать, когда чувствует твою любовь и отвечает тем же. И куда бы он ни шел, он всегда вернется, потому что благость твоей души обязательно позовет его обратно. Так сделал и старец Порфирий. Тот человек изменил свою жизнь без давления. Как это прекрасно и правильно! Чтобы никто нас не заставлял силой что-то делать. Чтобы мы могли чувствовать себя в Церкви свободно и подвизаться – как говорят святые – любочестием, с радостью говоря: «Разве я могу быть таким неблагодарным по отношению к Господу, Который всё видит, всё знает, Который меня не наказывает, а дает мне годы жизни, дает мне всё новые удобные случаи проявить свою любовь, постоянно дает возможности стать лучше? Нет, я ни за что не буду таким!»

Наш Бог – добрый и милосердный, Он не какое-то страшилище, которое вечно принуждает нас. Так давайте воспитывать и своих детей без психологического давления, давайте не будем пугать их. Тот строгий, ужасный бог, который ругает нас, который кажется чудовищем, – это не наш Бог!

Старец Паисий рассказывал, что его мать с малых лет научила его молиться, не говоря ему никогда о молитве. «Когда мы были маленькими, – вспоминал он, – мы говорили про себя: “Господи Иисусе Христе, помилуй мя!” Наша мама никогда не заставляла нас произносить этого, не требовала: “Помолитесь”. Мы просто слышали, как она произносила: “Господи Иисусе Христе, помилуй мя!”, – когда месила тесто для хлеба».
Так и надо жить. Занимайся своими делами, а другого оставь в покое. Не возись с ним. Заботься о спокойствии своей души, и он почувствует это благоухание, он его поймет. Мать старца Паисия доставала еду из печи и снова произносила молитву, падала вилка на пол – она ​​не нервничала, разбивалась чашка – его мать молилась. «Это она нам передала, – говорил старец. – Мы получили очень правильное воспитание, нас не раздражали. Дома мы чувствавали себя как в раю, мы любили оставаться дома и это было утешением для наших родителей».

Сравните эти слова со словами юноши:

– Когда я прихожу домой, я не чувствую радости. Я не люблю свой дом, хотя он большой, хороший, устлан коврами, с кондиционером, но он мне не нравится, мне неприятна обстановка в нем.

Задумайся, почему твой ребенок дома не чувствует себя так хорошо, как чувствовал себя старец Паисий в своем доме?

Однажды ко мне пришла мать одного молодого человека и сказала:

– Батюшка, мой сын ходит к тебе на исповедь уже в течение 6 месяцев, а так и не бросил курить! Что ты делаешь столько времени?

– Что ты хочешь, чтобы я делал?

– Ну… Должен же быть какой-то результат!

– А ты не заметила какого-нибудь результата?

– Нет, мой ребенок по-прежнему курит!

– А то, что твой сын продолжает приходить на исповедь, несмотря на то, что курит, разве это не хорошо?

– Но, батюшка, я думала, что ты в силах оказать влияние на молодых.

– Разве это не хорошее влияние? Что он приходит и часто исповедуется?

– Да, но не только это, он должен бросить курить!!!

Выражаясь иными словами, так ты хочешь указать своему ребенку, что ему следует исправить в себе. А как он это сделает? Как он исправится? Если ты такая хорошая мать, то почему ты не сотворишь это чудо, а требуешь этого от меня? Сделай это ты! Исправь своего ребенка!

Есть дети, которые хотят совершить сто грехов, но борются с собой, воздерживаются и совершают только три, только два, только один грех. У юноши много мучающих его желаний. Духовник все это знает. Знает, потому что юноша говорит:

– Батюшка, мне хочется сделать это и то и другое, но из всего этого я только курю.

Я не говорю, что хорошо, когда куришь, но это лучше, чем совершить те сто других грехов... Бог видит, что и курение – это борьба, которую ведет юноша. Но матери я это не могу объяснить. Она все видит по-своему, и все мы смотрим на то, что происходит, очень узко, по-человечески. Бог же смотрит на нашу жизнь со всех сторон и знает историю каждого отдельного человека, его душевное состояние, его проблемы, его внутреннее расположение. Говоря об этом, старец Паисий приводил такой пример. Предположим, человек совершил в своей жизни два убийства, но внутренняя злоба его такова, что ему хочется совершить сто убийств, но он сдерживается. Мы о таком человеке кричим:

– Убийца! В тюрьму его, за решетку!

А Бог знает, что этот человек из ста возможных убийств совершил только два. Мы судим как люди, а Бог судит божественно, и поэтому Он не осуждает, как делаем это мы, и тех выводов, которые мы делаем, не делает. Бог любит нас, потому что он знает всю правду о нашем характере и душе.

Конечно, эта женщина, которая жаловалась на курение сына, была доброй и верила в Бога. Что я мог ей ответить? Я сказал:

– Если ты такая хорошая, то ты и сотвори это чудо! Что ты хочешь от меня? Сделай это сама.

– Но почему ты так говоришь, батюшка? Я что, плохая мать? Почему ты меня ругаешь?

– Я не ругаю тебя, но ты должна понимать, что иногда и дети хороших родителей могут сбиться с правильного пути. Бывает всякое. В одной семье муж может быть хорошим, а жена – согрешить. А в другой семье женщина – пример добродетелей, а муж легко может оступиться и совершить какой-нибудь проступок. Но в этом нет ее вины. Такое бывает в жизни. Это вовсе не означает, что в доме всегда кто-то виноват. Бог допускает это, чтобы испытать терпение, испытать непоколебимость, смирение, молитву, любовь, свободу человека.

Один человек рассказал мне о том, что произошло в его семье. Я ответил ему:

– Сможешь ли ты сейчас полюбить свою жену, сейчас, после того, что она сделала? Когда она была примерной женой, тебе легко было ее любить, ведь она была ангелом. Сейчас, после того, что она сделала, сможешь ли ты ее принять? Сможешь ли полюбить ее по-настоящему? Раньше ты любил совершенство. Это легко. А полюбить грешную, полюбить блудницу, принять, не напоминая о том¸ что она сделала, не заставляя ее чувствовать себя униженной, сможешь? Это и будет настоящая любовь. Это божественное поведение. Господь именно так поступает. Можешь ли ты поступать так, как Он?

Вот это и есть величие – и Бог призывает каждого из нас этого достигнуть. Все то, о чем мы сейчас говорим, требует от нас терпения. Жизнь требует терпения.

Некоторые люди хотят изменить других очень быстро. Они хотят немедленных перемен. Когда идешь в какой-нибудь диетический центр, тебя там спрашивают, на сколько килограммов хочешь похудеть? А ты отвечаешь: «На 13 килограммов. Сколько времени это займет? Я хочу, чтобы это произошло побыстрее». Но в жизни так не бывает. Похудеть за 2 месяца можно, но характер не то, что за 2 месяца, но и за 2 года не изменишь. У каждого свой ритм жизни. Нужно научиться ждать. Время меняет человека. Нужно говорить себе: «Я проявлю терпение ради моего ребенка, ради моей жены, ради самого себя, постепенно, с Божьей помощью, я изменюсь».
   
Однажды отец святого Силуана попросил своего сына приготовить еду для него и рабочих. Это была пятница. Юноша забыл об этом, приготовил еду с мясом и отнес ее отцу. Отец святого Силуана никогда не нарушал поста в пятницу, но, увидев, как радуется сын, что все сделал сам, задумался, говоря себе:

– Что теперь мне делать? Сказать ли ему, что я не буду это есть, сказать ли…

Он ничего не сказал, поблагодарил сына и сел есть, но внутренне помолился, чтобы сын когда-нибудь понял свою ошибку.

Прошло время, и святой Силуан понял это. Но его отец сдержался и ничего не сказал ему. Он притворился непонимающим, глупым, в то время как мы всегда старательно прикидываемся умными и говорим: «Я раскусил его! Я все про него знаю!»

Как-то раз одна женщина мне сказала:

– Я поймала своего сына. Разве я глупая, батюшка? Я сразу почуяла, в чем дело. Достала его вещи, подошла, принюхалась… От него пахло сигаретами. И тогда я сказала ему: «Что ты делаешь? Думаешь, я ничего не знаю?» – ведь я поняла, что он курил! Ему не спрятаться от меня!

Я ответил ей:

– Молодец, ты очень умная! А что случилось потом?

– Конечно, я устроила скандал!

… С тех пор ее сын жует жевательную резинку, прежде чем вернуться домой, брызгает свою одежду туалетной водой, прячется и чувствует себя очень хорошо. И его мать уже ничего не чует. Я ей говорю:

– И что, ты думаешь, что добилась успеха?

Разве это успех? Ты гордишься тем, что так догадлива, а не понимаешь, что настоящая мудрость не в том, чтобы делать вид, что все понимаешь, а в умении немного подождать. Подождать, чтобы прошло время. Думаешь, Бог этого не видит? Видит. Но сразу ли Он вмешивается в нашу жизнь и наказывает? Нет? И ты подожди, оставь его, он изменится, и поймет, как понял святой Силуан. Он пришел к отцу и спросил:

– Отец, скажи мне, в тот день, когда я приготовил еду и в ней было мясо, ты помнил, что этот день – пятница?

– Как же мне не помнить? Это была пятница, и я чувствовал, будто я ем труп и мне было плохо.

– А почему ты мне ничего не сказал? Не сделал мне замечание, не обругал, не поправил меня?

– Я ничего не сказал, чтобы тебя не обидеть.

Отец проявил терпение. Он не ругал, не упрекал сына. Он его не понудил, не заставил мучиться. И святой Силуан это понял. Так меняется человек.

Одна женщина жаловалась на свою дочь старцу Паисию. Она была ленива, спала допоздна, ей было 25 лет и она еще не была замужем. Мать говорила:

– Батюшка, ну как же она выйдет замуж, если она весь день спит? Ее ничего не интересует, весь день она отдыхает или ходит на прогулки со своими подругами. К тому же она ужасная чистюля, все ей кажется грязным, она ничего не хочет трогать, и поэтому ничего не делает. Когда здоровается, потом обязательно протирает руки спиртовым раствором. Весь день с этой бутылочкой ходит. Ну что с ней делать? Как она собирается создать семью, как будет следить за домом, как будет готовить – ведь она ничего не знает и знать не хочет? Я в отчаянии. Я все время говорю ей об этом, но она не меняется.

Старец Паисий ответил:
– Твоя дочь изменится только одним способом.

– Как?

– Терпением. Она не нуждается в проповеди. Ничего ей не говори. Прояви терпение.

– И она изменится?

– Бог ее изменит. Подожди немного, научись терпению, ведь она уже не ребенок, ей уже 25 лет, она имеет свой собственный облик. А если она не изменится, значит, она достойна своей участи. Оставь ее в покое.

Прошло время, и эта девушка встретила молодого человека, в которого влюбилась, вышла за него замуж, и родила ребенка, и научилась рано вставать, и все успевать по дому, и стирать, и готовить. Ее жизнь изменилась и заставила ее стать лучше. Это был ее выбор, никто не понуждал ее к этому. Когда через несколько лет эта женщина снова приехала к старцу Паисию, он спросил ее:

– Что делает твоя дочь?

– Батюшка, все произошло, как ты и говорил. Она вышла замуж и так изменилась! Научилась всему.

– А что с чистотой?

– О, она это преодолела. И ребенка купает, и чистит, и убирает, все делает сама.

– Видишь, как она изменилась? Ты что-то говорила ей?

– Нет, батюшка, нет, как ты мне посоветовал. Я молчала, я вручила ее Богу и ждала.

Легко ли проявлять терпение? Мы хотим, чтобы другие были такими, какими мы хотим их видеть. По человеческому разумению это нормально, если у меня был бы ребенок, я бы тоже этого хотел. Но мы не знаем Божьего Промысла о каждом из нас. Нам нужно научиться смирению, чтобы суметь сказать: «Господи, я предаю себя Твоему промыслу. Я не хочу, чтобы Ты подстраивался под меня, делай со мной что хочешь». И тогда мы услышим ответ Господа:

– Я не хочу указывать тебе, Я не хочу превращать тебя в пешку. Я хочу, чтобы ты был счастлив.

Поэтому необходимо подчиниться Божьей воле, а не настаивать постоянно, чтобы исполнялась наша воля. Достигнуть этого мы можем только терпением и молитвой. Молимся ли мы о тех, кого любим, о том, чтобы они изменились? Чтобы изменить человека, помолись о нем. Проси Бога, чтобы Он его изменил, и увидишь, как твоей молитвой он постепенно изменится. Но мы не молимся.

Расскажу такую историю. Однажды вечером супружеская пара 3 часа ругалась, а весь дом их слушал. Они ругались, ругались, ругались, потом устали и сели смотреть телевизор. То есть, они поссорились, криком достигли апогея, разрядили батареи и надоело им. Тогда жена сказала:

– Давай что-нибудь поедим!

И они посмотрели телевизор, поужинали и помирились. Я сказал им:

– Три часа ссоры. За полчаса вы могли бы прочитать молебный канон ко Пресвятой Богородице, всего лишь за полчаса. Сделали вы это? Нет, вы не смогли это сделать. Вы не научились молиться. Ссориться проще.

Проще потому, что нам становится легко. «Моя кровь возбуждается», – так объяснял это один человек.

Но молитва лучше возбуждает кровь в твоем сердце. Другой человек мне сказал:

– Если молишься вместе со своей женой или со своим ребенком, разве сможешь после этого ругаться с ними? Не сможешь. Например, мы совершаем какой-то молебен и вместе начинаем петь «Пресвятая Богородице, спаси нас», а потом я произношу «Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, помилуй и спаси нас», можем ли мы после этого ругаться? Нет, после молитвы ссориться не хочется.

Таким образом, все проблемы в доме, все напряжение и раздражение происходят от того, что в доме отсутствует дух молитвы и мира.

Молитва – это самое сильное оружие, самая большая помощь, самая большая поддержка в нашей ​​жизни.

Один юноша мне сказал как-то:

– Батюшка, что происходит? Я не могу найти себе девушку для того, чтобы согрешить с ней. Как только я собираюсь это сделать, в последнюю минуту обязательно что-нибудь происходит и все рушится! Мне кто-то мешает!

Я удивился:

– Я не понял? Что тебе мешает?

– Мне мешают совершить грех!

– И это тебя беспокоит?

– Конечно, это меня беспокоит.

– С тобой все в порядке? Другие молятся, чтобы не грешить, а ты жалуешься на обратное.

– Но я хочу согрешить с девушкой!

Посмотри на него. Спасибо и на том, что честно признался… Через некоторое время ко мне пришла его мать и сказала:

– Батюшка, я знаю о жалобах сына и открою тебе тайну, но ты не говори ему о ней. Я ходила к святому Харлампию, которого я очень люблю, принесла ему подарок и попросила: «Святой Харлампий, прошу тебя, помоги. Пусть у моего сына, когда он захочет совершить всякие нехорошие дела, захочет согрешить, ничего не получится. Но когда наступит момент для создания семьи, когда его чувства будут серьезны, помоги ему!» И знаешь, батюшка, теперь я спокойно сплю! Потому что раньше я всю ночь не могла спать...

Кстати, у этой женщины было 12 детей, и она спала на полу, то есть, молилась и от усталости засыпала на полу. Она сказала : «Это было мучение. Я так боялась за своих детей, так хотела, чтобы они оставались хорошими, я следила за ними, звонила по телефону, а они меня обманывали. Я чуть не сошла с ума, я превратилась в детектива. Это была не жизнь. И тогда я сказала себе: «Я ничего не могу сделать сама. Пойду к святым, буду молиться, и если Богу будет угодно, то все изменится. Я начала молиться: “Господи, я знаю, Ты все устроишь!” – и успокоилась. Святой Харлампий очень хорошо справляется, я спокойна за своих детей».

Так мне открылось, почему этот юноша не мог найти девушку, чтобы с ней согрешать. Ему мешала молитва его матери. Подумай, ты можешь так молиться?

Один молодой человек просил меня убедить его невесту уволиться из банковского офиса, где она работала, потому что в одном помещении с ней работали мужчины. Он опасался, что они будут смотреть на нее. Я сказал ему:

– Послушай, но она же часть твоей жизни. Как ты собираешься жить с ней? Будешь бесконечно преследовать ее, чтобы кто-то другой на нее не посмотрел? Разве это любовь? Разве она будет любить тебя насильно? Ты должен молиться и не имеешь права отнимать у нее свободу!

Только та любовь, которая свободна, имеет ценность. Любить – не значит, запереть тебя дома и не позволять видеться с другими людьми, чтобы не потерять тебя. Мы должны учиться любить так, как нас любит Господь.

Когда у человека нет выбора, он не может сказать, что любит того, кого выбрал добровольно. Свобода – это значит, что я могу выбирать, сравнивать и выбираю тебя. Именно так и было в случае с этим юношей. Его невеста мне сказала:

– Батюшка, чем больше я смотрю на других мужчин, тем больше скучаю по своему жениху, потому что я по-настоящему люблю его.

И он понял это и успокоился, он больше не нервничал по поводу ее работы.

Кто-то может возразить: «Значит, ты предлагаешь оставить все как есть, ни во что не вмешиваться, ни о чем не переживать и лечь спать спокойно?»

Нет, я вовсе не предлагаю вообще оставить человека, находяшегося рядом с тобой, в покое, но изменить способ действия: будь постояннно рядом со своим ребенком, со своей женой, со своим мужем, с тем, на кого хочешь оказать влияние, но выбери другой, бесшумный, невидимый и очень действенный способ – молитву, смирение, уважение к другому и возделывание своей души.

Как-то старца Паисия спросили:

– Ты, батюшка Паисий, что делаешь, когда твои помидоры растут?

– Подпираю их колышками, чтобы не упали, потому что помидорам необходима подпорка, но привязываю их не проволокой, а полосками ткани, которые вырезаю из какой-нибудь майки и привязываю их аккуратно и бережно.

Да, воздействуй на человека, но воздействуй бережно, не оказывая на него давления, чтобы он не чувствовал твоего воздействия и не думал про себя: «Как мне избавиться от этого, у меня уже нет сил это терпеть!»

Мы не можем силой задержать ребенка возле себя. Когда-нибудь у него или у нее будет своя семья, будет свой дом, свои дети. Наш ребенок не принадлежит нам, он не наша собственность. Мы рождаемся из утробы матери в одиночестве, растем, становимся взрослыми и Бог говорит каждому из нас: «Возьми себе спутника, чтобы тебе не было одиноко на жизненном пути, и вместе идите ко Мне. Я даю тебе товарища, но не затем, чтобы ты мучил его или мучился сам, а для того, чтобы ты искал и нашел своего Бога и научился любить и уважать других людей». Затем Он дает тебе детей и говорит: «Плодитесь, будьте большой семьей и радуйтесь этому».

Но проходит время, и семья снова начинает уменьшаться. Женится первый ребенок, уходит из дома, потом второй – семья снова становится маленькой. И в больших семьях, когда все дети женятся и выходят замуж, в доме снова остаются только два человека. А затем наступает момент, когда ты снова остаешься в одиночестве, потому что один из двоих умирает. Но если ты в начале своего пути услышал, что говорил тебе Господь, то будешь учиться этому, учиться любить, а научившись, не будешь ничего ни от кого требовать. 

Никто меня насильно не заставлял стать священником, как и всех остальных священников. В каждой профессии, которой занимаешься по принуждению, невозможно испытывать радость. Об этом я говорю и детям в школе: мне нравится то, что я делаю, я преподаю добровольно, мне нравится, что моя работа доставляет мне удовольствие, и я хочу этим заниматься. В противном случае я бы не выдержал. И Господь не принуждает никого из нас насильно. И если мы себя понуждаем к чему-то, то должны делать это добровольно. Например, пост является самопринуждением, если хочешь, то постись. Если не хочешь делать этого – не делай, ведь нет никакой пользы в том, чтобы насильно поститься и мучиться, поститься и спорить с Богом. Это не правильно. Нужно радоваться, что подвизаешься для Бога, но никогда не следует притеснять и упрекать этим остальных. Живи в духе христианской свободы и любви. И чем больше будешь укрепляться в этом, тем больше другие будут в тебе нуждаться. Когда заставляешь другого человека что-либо делать насильно, то только отталкиваешь его от себя. Позволь ему уйти, и он обязательно вернется, чтобы найти утешение в твоих объятиях. Оставь его в покое, и он сам будет искать встречи. Давайте помнить об этом.

Конечно, рассуждать легче, чем попробовать применить этот принцип в жизни, потому что все мы склонны навязывать свою волю остальным. Но нам следует всегда помнить, что именно из-за этого наша жизнь становится трудной, и видеть, как это отражается на человеческих взаимоотношениях – и с нашими детьми, и между нами...
Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012, Елизаветы 2015

Оффлайн ФиджaАвтор темы

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 15224
  • Благодарностей: 842
  • Пол: Женский
Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012, Елизаветы 2015

Оффлайн ФиджaАвтор темы

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 15224
  • Благодарностей: 842
  • Пол: Женский
Учите детей в первую очередь не тому, как правильно брать благословение у батюшки, а тому, чтобы уступить место старику, подать руку женщине, выходящей из автобуса, и делать все это ради Христа… Религиозное воспитание начинается не тогда, когда мать учит читать «Отче наш», а когда отец учит сына поблагодарить мать за выстиранную рубашку и приготовленный обед.

Священник Александр Овчаренко
Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012, Елизаветы 2015

Оффлайн ФиджaАвтор темы

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 15224
  • Благодарностей: 842
  • Пол: Женский
Авдеенко Е.А. "Переходный возраст"
http://www.zavet.ru/pervozr.htm
Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012, Елизаветы 2015

Оффлайн ФиджaАвтор темы

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 15224
  • Благодарностей: 842
  • Пол: Женский
Порфирий Кавсокаливит

Детям нужна молитва с верой, а не поучения

Детям нужна молитва с верой, а не поучения, поэтому очень важно, чтобы рядом с ребенком были люди, умеющие горячо молиться. Мать должна уметь приласкать ребенка не только телесно, но и молитвенно. Ребенок чувствует в глубине души духовную ласку, которую таинственно посылает ему мать, и тянется к ней. Он ощущает безопасность, уверенность, если продолжительной, настойчивой и горячей молитвой мать таинственно обнимает его и освобождает от того, что на него давит.
Матери умеют волноваться, советовать, много говорить, но они не научились молиться. Постоянные советы и указания приносят большой вред. Детям не нужно много слов. Слова раздражают слух, тогда как молитва идет в сердце. Нужна молитва с верой, без беспокойства, и добрый пример.

Это нетрудно. Однако у многих матерей так не получается. Они совершенно неправильно воспитывают своих детей. Матери, которые все время трясутся над детьми, давят на них, то есть чрезмерно их опекают, не преуспевают в деле воспитания. Надо оставлять ребенка в покое, чтобы ему самому стало интересно двигаться вперед.
Когда все время трясешься над детьми, давишь на них, они начинают протестовать. Они становятся ленивыми, изнеженными и обычно ничего не достигают в жизни. Чрезмерная опека не дает детям повзрослеть.

Действенны только молитва, молчание и любовь

Действенны только молитва, молчание и любовь. Вы поняли плоды молитвы? Любовь в молитве, любовь во Христе действительно помогает. Пока вы будете любить детей только человеческой любовью, которая часто эгоистична, их поведение будет плохим. Но когда ваша любовь друг к другу и к вашим детям станет христианской и святой, у вас не будет никаких проблем. Святость родителей спасает детей. Для того чтобы это произошло, необходимо, чтобы Божественная благодать подействовала на души родителей. Никто не становится святым сам по себе. Та же самая Божественная благодать впоследствии просветит, согреет и оживотворит души детей.
Часто мне звонят даже из-за границы и задают вопросы о своих детях и о других вещах. Вот позвонила одна мать из Милана и спросила, как ей вести себя с детьми.
Я сказал: «Молись и, когда нужно, говори с детьми с любовью. Больше молись и меньше говори. Всем требуется много молитвы и мало слов. Не будем навязчивыми, нужно тайно молиться, а потом уже говорить, и Господь даст нам почувствовать, восприняты ли наши слова другими людьми. Если нет, мы не станем говорить. Будем только тайно молиться, поскольку своим многословием мы становимся назойливыми и вынуждаем других противиться, а иногда и возмущаться. Поэтому лучше через тайную молитву обращаться к сердцу других людей, чем к их ушам.
Послушай, что я тебе скажу: молись, а потом говори. Так поступай со своими детьми. Если ты все время будешь давать им советы, то они будут им в тягость, и, когда они вырастут, то будут ощущать давление. Так что предпочитай молитву. Говори с ними через молитву. Говори все Богу, а Бог будет говорить с ними. Не надо давать детям советы голосом, который слышат их уши. Ты можешь делать и это, но прежде всего нужно говорить о своих детях Богу. Говори: «Господи Иисусе Христе, просвети моих деток. Я Тебе их вверяю. Ты мне дал их, но я слаба и не могу их направить, поэтому прошу Тебя: просвети их». И Господь будет говорить с ними, и они скажут: «Ох, не следовало огорчать маму тем, что я сделал!». И это будет их внутреннее чувство, по благодати Божией.

Вот что является идеалом: чтобы мать разговаривала с Богом, а Бог с ребенком. А иначе ты говоришь, говоришь, говоришь... Все это в одно ухо влетает, из другого вылетает, и в конце концов начинает восприниматься как давление.
И когда ребенок вырастает, наступает реакция — он начинает так или иначе внутренне мстить отцу и матери за то, что они давили на него. А в идеале должна говорить любовь во Христе и действовать святость отца и матери. Сияние святости, а не человеческие усилия делают детей хорошими».
Когда дети травмированы и страдают по какому-то серьезному поводу, не беспокойтесь из-за их сопротивления и грубости. В действительности они не хотят вести себя так, но не могут иначе в трудные моменты. Потом они раскаиваются.
Но если вы раздражаетесь и впадаете в гнев, то становитесь на сторону лукавого, и он всеми вами играет.

Святость родителей - лучшее воспитание в Господе

Святость родителей — лучшее воспитание в Господе. Будем видеть образ Божий в своих детях и будем давать им божественную любовь, чтобы и дети научились молиться. Чтобы дети молились, они должны унаследовать кровь молитвенных родителей. Некоторые заблуждаются, говоря: «Поскольку родители благочестивы, молятся, читают Священное Писание и детей вырастили в учении и наставлении Господнем (Еф. 6, 4), то и дети вырастут хорошими». Однако часто из-за давления родителей на детей мы видим противоположные результаты.
Недостаточно, чтобы родители были благочестивы. Не нужно давить на детей, чтобы они насильно поступали хорошо. Мы можем отвратить детей от Христа, если слишком жестко следуем церковным правилам.
Дети не любят давления. Не принуждайте их ходить с вами в церковь. Вы можете сказать: «Тот, кто хочет, может пойти со мной сейчас или позже». Пусть Бог говорит с их душами. Причина того, что дети некоторых благочестивых родителей, взрослея, становятся необузданными, оставляют Церковь и начинают искать удовлетворения где-то еще, заключается в давлении, которое на них оказывали эти «хорошие» родители.
Мнимо благочестивые родители, которые заботились о том, чтобы сделать детей «хорошими христианами», этой своей человеческой любовью задавили их, и вышло все наоборот. Родители давят на детей, когда они маленькие, а когда они достигают шестнадцати, семнадцати, восемнадцати лет, получается противопо­ложный результат. Выросшие дети начинают из чувства протеста водиться с плохими компаниями и сквернословить. А если дети развиваются в атмосфере свободы, имея в то же время перед глазами добрый пример взрослых, бывает радостно смотреть на них. В этом секрет: надо быть хорошим, быть святым, воодушевлять других и самим излучать свет.
На жизнь детей влияет то, что исходит от родителей. Например, родители настаивают: «Пойди исповедуйся, пойди причастись, пойди сделай то-то и то-то...». Но ничего не получается. Ведь ребенок смотрит на родителей. Сияет ли Христос внутри них? Именно это влияет на ребенка. Именно в этом секрет. Если он воспримет твой духовный свет, пока еще мал, ему не придется ломать себя, когда он вырастет. Как раз по этому поводу премудрый Соломон приводит замечательный образ, заостряя внимание на важности хорошего начала, хорошей основы. Он говорит: (Прем. 6, 14) «С раннего утра ищущий ее» — то есть с раннего возраста впитавший мудрость. Мудрость — это Христос.
Когда родители святы и передают это ребенку, когда они дают ему воспитание в Господе, тогда ребенок, какое бы дурное влияния ни оказывала на него среда, не подвергается ее влиянию, так как у дверей его находится Мудрость, Христос. Он не утомится в ее стяжании. Кажется, что стать хорошим очень трудно, но в действительности это легко, если с детства положено доброе начало. И тогда, когда ты взрослеешь, тебе не трудно, потому что добро уже внутри тебя, ты им живешь. Оно — твое достояние, которое ты сохранишь, если будешь внимателен, на всю свою жизнь.

Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012, Елизаветы 2015

Оффлайн Lita

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2211
  • Благодарностей: 74
  • Пол: Женский
Многое отозвалось
http://pravlife.org/content/fenomen-matushki-viktorii-mogilnoy-vo-mne-zhivut-dva-cheloveka
У меня не 8 детей, но и с 4-мя не очень справляюсь.
А вот про обнимашки - это в точку
Яўгену 20

Оффлайн Lita

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2211
  • Благодарностей: 74
  • Пол: Женский
Не совсем в эту тему, но косвенно
Как жить и раститьь детей в семье, где только один верующий супруг
Яўгену 20

Оффлайн Танюшонок

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 13413
  • Благодарностей: 591
  • Пол: Женский
  • Что могу сделать для тебя сегодня?
Всеволод родился 27.07.2016г.
Виктория (25.12.1994), Влас (30.10.2003), Вениамин (03.12.2005), Влада (16.02.2010), Вадим (10.07.2012)