Перед созданием темы или сообщения следует прочесть:  Правила форума

Автор Тема: Истории, рассказы, стихи  (Прочитано 22425 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн OSA3

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4313
  • Благодарностей: 255
По сравнению с этими историями,всё остальное меркнет.А силе любви этих людей я просто поражаюсь.Часто задаю себе вопрос,а смогла бы я взять ребенка из ДД,и что самое странное,что с течением времени я больше убеждаюсь,что нет,не смогла бы,хотя раньше была настроена очень положительно.А объяснить не могу.То ли с каждым годом всё больше и больше ответственность за своих детей,то ли страх,что не полюблю и т.д.Хотя где-то глубоко в душе хотелось бы дать ещё кому-то кусочек любви и счастья.
Мои дочурки: Дашуня,Варюша и Маришка

Оффлайн Марисабель

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7740
  • Благодарностей: 220
Спсибо еще раз.Очень жду продолжения.Ведь ВЫ говорили историй 30 .Каждый вечер стараюсь все дела побыстрее закончить и сюда.Прочитав все это,я  даже к собственным детям стала относиться более трепетно и нежно.
Жизнь это книга- у кого-то детектив, у кого-то роман, у кого-то полная фантастика.. смотрю вокруг себя... у меня походу комикс!

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4090
  • Благодарностей: 573
  • Пол: Женский
  :) Да, историй 30, но я не думала приносить сюда такие, которые могут вызвать отторжение и неприятные чувства. Это тоже абсолютно реальные случаи из жизни, только обычному человеку трудно такое и читать, и представлять.
 Давайте попробуем:


У меня большая просьба по поводу следующей истории: Действующие лица , рассказавшие мне эту историю много лет назад - потерялись из моей жизни.
Это - тот случай , когда полное "Жди меня" с моей стороны. Очень прошу , если кто - то слышал этот случай - или это о нем (ней) - отзовитесь - Вы очень нужны и дороги.
История тоже длинная - разобью на куски.

26.(1) Давным - давно студенты пединститута шефствовали над школой - интернатом в Холопеничах Крупского района. Заключалось шефство в том , что , когда в очередной раз в этом интернате совершенно некому было работать, декан одного из факультетов заходил в аудиторию одного из старших курсов - и предлагал поехать на практику со всякими выгодными сессионными поблажками, месяца на 2-3. Однажды такое предложение было озвучено прямо передо мной - и я не колебалась ни секунды, хотя до старших курсов еще предстояло дожить. Студенческая жизнь к тому времени не включала в себя ничего , что было бы для меня интереснее , чем дети , в особенности - дети-сироты.
Был март 1986 года. Школа - интернат для детей - сирот встретила 18 -летнюю студентку серыми стенами здания , абсолютным отсутствием двора как такового , совершенно неуправляемыми толпами детей всех возрастов, которые носились на обозримом пространстве и в коридорах , выкрашенных до середины стены масляной краской - а выше - побелкой в черных пятнах сырости. Первое предложение , которое удалось разобрать - нытье мальчика лет 12, уныло тащившегося за женщиной строгой наружности
-"ААдкрыыйце бытоуку!"
-"Не открою."
-"ААчагооо?"
-"Таго! Ты сбежишь."
-"Неее" - канючил невообразимо одетый мальчик.
-"Ты в прошлый раз тоже говорил "Неее""
Женщина прошла мимо меня и завернула за угол, только мимолетно скользнув по мне взглядом. Я растерялась и ничего не спросила. Следом за женщиной за угол завернуло новое причитание, тоном повыше
-"ААдкрыйце бытоуку!"
Было около трех часов дня - первую половину я провела в 28 километрах от интерната в Крупском РОНО - оформлялась на работу воспитателем 6 класса. Время для администрации было позднее, но мне предстояло где-то поселиться - и я пошла по указанному адресу к директору домой.
Здесь (еще до директорского дома) произошло первое событие из имеющих значение. Я увидела сидевших на корточках детей лет 10-11, как мне показалось. Они сливали воду из разнообразных маленьких емкостей - в стеклянную трехлитровую банку. Увидев меня кто - то крикнул "Шуба!" - и их точно и не было - вдоль всей улицы такая пустота, что я так и не поняла, в какие дырки они нырнули.
Поселили меня прямо в здании интерната: в изоляторе, который, судя по виду, не работал уже много лет. В одной из двух комнат этого блока стояла обычная железная кровать и деревянная тумбочка – здесь мне предстояло прожить два с лишним месяца до окончания учебного года.
До девяти вечера ничто не предвещало беды, наоборот, в пять интернат стал тихим и грязновато-благообразным – детей завели в классы на подготовку (уроки делать).Я познакомилась с классом , в котором мне предстояло работать, и осталась на подготовку . .Завуч, которая работала «на этом классе», переписала из дневника одной из девочек задания на доску – и оставила класс со мной , а сама пошла сделать то же самое в четвертом. В интернате и в самом деле совершенно некому было работать.
В девять воспитатели потянулись к выходу. У меня было впечатление , что дети и в самом деле уже легли спать. Но часам к 10 я, уже устроившаяся на кровати в свежевымытой комнате изолятора , была просто подброшена дикими криками. В полной уверенности , что случилось что-то страшное, я помчалась «спасать».
Ни одного взрослого в здании , кроме меня. Выход закрыт. Комната «ночной няни» - старушки , которая должна была дежурить в интернате – закрыта. Никаких телефонов. Драки практически в каждой спальне. Забаррикадировавшиеся старшие девочки , вопящие «Ее уже тут нету, она уже к вам сама пошла».Матом пропитанный воздух. Мощный запах нечистот - как в туалете на вокзале в худшие времена вокзала и туалета. И – «мой» 6-й класс, допивающий содержимое той самой пресловутой банки под выкрики – «гляди , прыдурак, у яго ж шырэйшая!». В банку оказалось слито все , что нашли на местном кладбище и добавлена купленная на украденные деньги (никаких других в те времена здесь по определению не было) бутылка жигулевского пива. А может, три бутылки – я узнала о содержимом не в тот момент , а гораздо позже. Сначала на меня почти не обращали внимания, потом обратили старшие. Был момент , когда я думала , что жизнь закончилась. Когда на мое «не смей меня трогать» услышала дружное ржание басом наверняка моих ровесников. Даже приблизительно не помню , что говорила им тогда, хотя всегда хотела вспомнить. Четко в памяти остался только вселенских размеров ужас. Но что-то говорила, потому , что , спустя несколько минут эти самые парни загоняли всех остальных «по палатам».
В туалетах , загажено было все – унитазы , которые располагались на полу (на такие положено становиться ногами) были просто скрыты , «кучи» были по всей площади пола – и никакого намека на использование бумаги. В этих туалетах протекала бурная жизнь – курили , орали , дрались. И блевали от выпитого .
В спальне (они называли «палате») 6 класса , мальчиков (14 кроватей) на кровати у окна лежал ребенок лет 11-12 на вид (13 в действительности) – и громко болезненно стонал.
У него болел живот. И был твердый , как камень. А я не то, что скорую не могла вызвать - я выйти не могла – кроме закрытой двери на первом этаже были окна, но все доступные были забраны решетками или забиты гвоздями.
Помню , как , в конце концов , втащила его в только что нарисованный мной туалет («мой» изолятор был очень далеко) и , от отчаяния , засунула руку ему в глотку , не особо надеясь на результат , потому , что воды под рукой не было, а мутное что-то в умывальнике годилось разве что очень грязные руки сделать не очень грязными. Но из него хлынул такой силы поток, что я не успела убрать руку – и по локоть оказалась не просто грязной. На этом месте я сломалась. Рыдала так громко , что через минуту вокруг меня были , наверно, все дети интерната. Я продолжала свое дело, из мальчишки в моих руках извергались все новые порции чего-то совершенно несовместимого с понятиями «ребенок», «живой организм» и вообще «жизнь».Я , продолжая рыдать , кричала столпившимся вокруг меня детям все , что мне приходило в голову (вот этот свой «спич» я помню).Было там все , что я думала – и все , что я хотела бы видеть вместо кошмара, который меня окружал.
Мальчик плакал у меня на коленях . Мне казалось – от боли. Через три месяца я узнала, от чего. А тогда – неопытность , откровенная педагогическая несостоятельность и некоторая даже глупость моя компенсировались мощным неиспользованным еще материнским инстинктом. Я любила всех детей , стоявших час назад вокруг меня в туалете , потом организовавшихся и «саморазогнавшихся" по спальням, и , даже смывших шлангом некоторую часть ужаса в сточные отверстия в полу туалета. А на моих коленях волей провидения, оказался «волчий лидер класса» - то самое существо , которое , с недетской властностью, управляло шестым (и не только) классом в проведении подобных сегодняшнему «мероприятий». Как я , восемнадцатилетняя дура, могла понять тогда , что я делаю , стараясь успокоить и приласкать беспомощного от боли и опьянения лидера?
Так он и заснул – головой у меня на коленях, под моей рукой, гладящей по голове.

26(2) В этот рассказ не хотят вставляться документальные вещи вроде выяснений прав детей и обязанностей взрослых, требований доступности связи, скорой, милиции в конце концов – всего этого было едва ли не больше , чем всего остального. Оставим это за кадром.
Я не убежала , как собиралась всю ту ночь. Шестиклассники этого интерната – моя первая любовь. И , как полагается, любовь эта была безосновательной, безрассудной и бестолковой. Но она – была. Потому , что падающих в столовой с потолка на стол тараканов и мытье 12 – летних детей в общей бане с обязательным намыливанием мной (!) всех голов мылом Ка может выдержать далеко не всякая 18 – летняя девушка. Меня держал тот самый инстинкт , который заставляет животных в минуту опасности спасать детенышей совсем других видов. К этому времени я весь 2 курс занималась волонтерством (это теперь так называется , а тогда – в гости приходила) в минском интернате , который на этот был похож так же , как похож Зимний в СПБ на хрущевку.
И я скучала по моим минским маленьким друзьям. Но эти были мне нужнее в тот момент.
А еще я отвозила свою девочку-отличницу в «Зубренок» на Нарочи. И мне сказали получить для нее одежду и чемодан. Так вот- склад под интернатом просто ломился от новой одежды и обуви. Но как были одеты дети в повседневной жизни даже невозможно описать. Беспризорники времен первых лет «советов».Таких , наверно , Макаренко собирал.
Девушку я увидела на следующий день. Удивилась – какие люди , оказывается , здесь работают. Глаза у нее были потрясающие – ровная линия снизу , и долька сверху – так красиво, я даже не могла отвести взгляд. Познакомились мы сразу - и сразу она понравилась мне настолько , что всю последующую жизнь я вспоминаю ее как подругу.
Она закончила что-то в Витебске , откуда была родом. Преподавала , кажется , труд. Потрясающе рисовала. Сочиняла нравственные сказки. Отрабатывала распределение.
Мы все свободное время проводили в построении планов реорганизации системы сиротского воспитания в стране. И в долгих разговорах , в 1986 году – пришли к системе приемного родительства , как единственно возможной и оправданной. Детей , правда , представляли себе не меньше 7. А лучше – 10! ( у нее , наверно , тоже был гипертрофированный материнский инстинкт). Она наблюдала эволюцию моих отношений с классом – и искренне радовалась , что у меня самые неприступные были послушными и ласковыми.
Учебный год подошел к концу. Я хотела остаться работать в интернате навсегда , но сначала нужно было сдать сессию – я ведь пропустила почти весь семестр. И наступил день , когда я должна была уехать. В последний день рассказала детям , что после сессии еду работать в лагерь им. Олега Кошевого под Минском – обязательная практика.
Как уезжала – не могу описывать и теперь. Разрывающее – приходит на ум определение. Отскребала себя от них. Было стойкое ощущение собственного предательства.
На второй или третий день в лагере меня позвали к воротам : «К тебе приехали». Прошло около 2 недель после моего отъезда из интерната. У ворот стоял мой «первенец» - тот «волчонок» , у которого в первую мою ночь в интернате болел живот. В каком он был виде! Не просто грязный и оборванный – больной и измученный. Времени было – около 9 вечера, в лагере начиналась дискотека. За время , пока она шла , я вымыла , напоила его чаем и накормила сухарями, уложила в своей комнате (одна жила) – и пошла к медикам пытаться получить контрабандную помощь. В мед.корпусе (маленьком домике) была одна медсестра – я позвала ее на улицу, - и получила еще одну подругу. Она , выслушав мой не очень связный сбивчивый рассказ , приказала держать язык за зубами – и пошла взглянуть на моего ребенка. Он горел, кашель выворачивал его наизнанку, слезы ручьем – я была готова вызывать скорую . А она посмотрела , сказала « Бронхит , фигня , вылечим». И пошла к себе за лекарствами. А я – за отрядом на дискотеку. Уложила отряд , возвращаюсь – спит ребенок. И – ни одной лишней кровати в отряде. Я бы легла и с ним , если бы не боялась разбудить такого измученного. Спала на своей куртке , на полу.
Заявление на лето отослала из Заславля на следующий день во время тихого часа , после переговоров с опекой Крупского РОНО. Они не были против. Забрали на лето под ответственность – значит уже не беглец.

26 (3) Накрылась моя поездка на отдых на Азовское море( с родителями). Пришлось остаться в лагере на все лето. Сказать , что родители были против ребенка – ничего не сказать. Моя мама готова была жалеть «бедных сироток» , послала мне диапроекторы с диафильмами в интернат , когда я там работала (купили на деньги , которые ее лаборатория заработала где-то слева), но появление этих детей в собственной жизни она рассматривала как безрассудство и глупость. К счастью, мне это не портило ни настроения , ни планов. Я отрывалась , получив , наконец , объект заботы. Объект отрывался , получив , наконец , столько внимания , лечения , ласки , «построения» и.т.д. , сколько с трудом , кажется , мог перенести. К середине августа я чувствовала себя как полноценная 18 летняя мать 13 летнего ребенка (выглядел и был развит физически он на 11 отсилы). Как он изменился! Стал таким домашним и ласковым , волосы отросли и стрижка так ему шла! Все, что заработалось в лагере - оделось на ребенка. Исполнялись все мои мечты , потому ,что так , как иметь ребенка , мне не хотелось тогда больше ничего. А еще мне хотелось до 1 сентября оформить опеку , снять квартиру и перевестись на заочное в институте, найти работу – и жить. Поэтому в свой выходной я поехала в Холопеничи за документами. И здесь выяснилось , что у ребенка мать прав не лишена , а просто , решением комиссии по делам несовершеннолетних установлено , что с воспитанием ребенка она не справляется , бывший муж алиментов на сына не платит – и это достаточное основание , для того , чтобы мальчик воспитывался в интернате. И поехала я к ней в Минск .
Женщина она оказалась миловидная и ухоженная, алкоголизмом и не пахло, квартирка тоже была маленькая , но опрятная. Просто не верилось , что ребенка не навещали 2 года. Мне объяснили , что трудные времена прошли , в жизни появился , наконец , приличный мужчина, поэтому теперь моего ребенка заберут и будут растить сами. Отношение к биологическим матерям , которые снова хотят стать настоящими у меня и тогда было уважительное , и сейчас не изменилось. Я сказала , где мы с ребенком живем. Через пару дней она приехала в лагерь. С тем самым мужчиной. Ребенок слегка дичился , но в общем был счастлив. Я поставила маме условие – или она в ближайшие 2 недели забирает его официально , или я подаю на лишение ее прав – и ребенок мой. Она отнеслась к моему заявлению серьезно. За пару дней до конца смены приехала с сообщением , что сына терять она не хочет , но забрать совсем не может – квартира однокомнатная, места мало.
Готова , правда , забирать на выходные – но Холопеничи далеко. Поговорила я с ней , потом с мальчиком – и предложила ей помочь перевести его в тот самый интернат , в котором была до Холопеничей волонтером. Съездила к директору. Первого сентября в школу мой несостоявшийся ребенок пошел в Минском интернате , который Холопеничи даже не напоминал , и был в те времена похож (по педагогам , работавшим там), скорее на Царскосельский лицей времен учебы там Пушкина. На заочное уже не хотелось. Честно говоря , несмотря на то , что , конечно , я была рада за ребенка – тоска по нему долго еще не давала мне жить спокойно.
Однажды передо мной возникла та самая мама. С конфетами и хрустальной вазочкой .
Мы не виделись – и это было неожиданно. Мужчина исчез из ее жизни. Остался единственный сын , которого (ура! Не без моей помощи) она смогла сохранить. Они сейчас – родные и близкие друг другу. Ничто не напоминает в их отношениях о том , о чем знают только они – и еще я.( Вазочку храню, хотя терпеть не могу хрусталь и цветы предпочитаю ставить в икеевские параллелепипеды.)
Прошло меньше года до того момента , когда я все – таки перевелась на заочное , пошла работать (разумеется , воспитателем в интернат) , ушла навсегда уже (даже не ночевала больше ни разу) из родительского дома – и стала нарабатывать свой материнско – педагогический опыт на двоих детях сразу – ибо кто ищет – тот всегда найдет.То сокровище , что стало мне сыном , было на год младше моего «первенца». Его сестра – была первому ровесницей. Но это – другая история.
Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.

Оффлайн RuttyTutty

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 778
  • Благодарностей: 75
fostermama, спасибо вам за эти истории! Очень много про вас слышала, очень вас уважаю. Спасибо, что пришли на этот форум, что делитесь с нами!

Оффлайн Фиджa

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 18172
  • Благодарностей: 1049
  • Пол: Женский
Я после прочтения историй поменяла отношение к мамам в принципе. Сложно все это.
Для меня всегда была многодетная мама на ступеньку выше, чем просто мама. А сейчас я понимаю родив троих, пятерых или дважды по тройне - мама остается обычной мамой. Она растит своих детей, упивается своим же счастьем.
Тогда как женщина родившая ребенка/двоих и взявшая на воспитание, принявшая в свою семью ребенка потерявшего
родителей становится действительно героем. Возможно она выполняет главнейшую программу материнства данную свыше.

Недавно, совсем недавно услышала уникальный диалог по своей сути:
- Я родила двоих и решила что больше мне не нужно, не справлюсь. С двоими тяжело.
- Ты полагаешься только на себя? То есть помощь Бога тебе не нужна и ты решила со своими двумя справляться одна?
Не боишься ли ты того, что раз ты так решила - то тебе с двумя столько придется "хлебануть", что воспитывая восьмерых и уповая на Бога ты не почувствовала бы трудностей.
Мама Ивана 1998, Ильи 2000, Марии 2009, Софии 2012, Елизаветы 2015

Оффлайн Марисабель

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7740
  • Благодарностей: 220
fostermama, еще,еще.Я чувствую как меняюсь к лучшему.Я становлюсь терпимее,спокойнее и наполняюсь любовью к детям и к своим,и к чужим.
Жизнь это книга- у кого-то детектив, у кого-то роман, у кого-то полная фантастика.. смотрю вокруг себя... у меня походу комикс!

Оффлайн Полина

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3744
  • Благодарностей: 273
  • Пол: Женский
А я бы еще хотела историю on-line про трех мальчишек из приюта и на страничках этого форума тоже... :)
Мама Стаса, Яна, Троши, Ани, Глаши и Стеши

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4090
  • Благодарностей: 573
  • Пол: Женский
А я бы еще хотела историю on-line про трех мальчишек из приюта и на страничках этого форума тоже... :)
Полинка! Она очень длинная получилась - задерет читать  :)
Придется прокручивать, чтобы добраться до чего-то другого.
 Но, поскольку, это очень настоящий адаптационный опыт, и поможет отсеять из числа усыновителей и приемных родителей людей, у которых двигатель - жалость, то я принесу все-таки.
 Про длинность предупредила  :)
Но сначала - история, которая является началом истории, которая здесь под № 24. Действующее лицо одно, время действия - в основном - до времени, описанном в истории № 24.

 "У меня неожиданно написалась история № 27. Она, на первый взгляд, без конца - но мне хочется, чтобы ее прочли - мне кажется, она имеет право здесь быть. Я уже написала ее конец - это история №24. Таким образом - история № 27, начало истории № 24:
Жил на свете ребенок. Характерец у него был непростой. В силу некоторых жизненных обстоятельств он довольно рано, года в три, вынужден был начать сам о себе заботиться, и даже не только о себе. Искать пропитание, ночлег и.т.п. Это сделало его безумно независимым и самостоятельным. Почти 4 года такой жизни закалили его и научили бессчетному количеству способов выживания в условиях города.Но к семи годам добрые тети из Всеобуча обнаружили, что ребенок еще нигде не учится и пришли посмотреть, почему. Они посмотрели, но ребенка там, где он числился проживающим, не нашли. Тогда добрые тети спросили соседей. И всезнающие соседи, по совместительству родственники, указали добрым тетям на место дислокации ребенка, а также тех, кого он опекал и даже в некотором роде содержал на пожертвования добрых граждан, посещающих магазин Престон, расположенный аккурат спереди того самого места дислокации.
Добрые тети вытащили ребенка и его семью, которая занимала благоустроенную ямку, выкопанную ими на вечной стройке позади вышеназванного магазина, откинув доски, служившие им крышей. И увезли на микроавтобусе в детский дом. В детском доме не нашлось группы, куда можно было определить всех членов этой семьи, и их разделили - тех, кому только что исполнилось шесть и восемь, определили в одну группу, а ребенка и того члена его семьи, которому еще не исполнилось четырех - в другую.
На этом месте счастливое существование закончилось. Ибо не мог взрослый мужчина, только что сам содержавший 8-летнюю сестру и двух братьев 6 и 3 лет, позволить, чтобы какая-то совершенно незнакомая нянька мыла ему попу.И он очень обижался на всякие - разные другие проявления дискриминации и произвола, и убегал за большое кресло, которое стояло в группе, где садился в любимой позе, очень сильно скрестив руки на груди и уткнув в них подбородок. И сидел там долго, за что снискал репутацию капризного, обидчивого и странного. Но не психа. Ибо был он от природы молчалив, не кричал, не скандалил а просто уворачивался столько, сколько мог.
В школе ему понравилось. Учеба давалась легко, учился он почти отлично, схватывал все на лету, научившись читать, читал много. И тут его отправили отдыхать за границу....в Испании он попал в семью, где взрослые работали, а за ним должна была присматривать 16-летняя дочь хозяев. Ребенок девушке не просто не нравился. Ее связали им по рукам и ногам. И она постаралась сделать так, чтобы обидчику мало не показалось.......он убежал,не выдержал изощренных издевательств. И полиция искала его по всему испанскому городу. И нашла. И он жил оставшийся срок в одной комнате с переводчицей, у которой на эту комнату были совсем другие планы. И она постаралась, чтобы ее обидчику мало не показалось...и , приехав, рассказала в детском доме какой ужасный это ребенок, и как он опозорил детский дом . Он заполз за кресло и ничего никому не сказал. Учеба была для него самым лучшим делом в жизни. Он чувствовал себя достойно от того, что хорошо учился.И по прежнему никто не видел от него никаких других проявлений несогласия, кроме жизни за креслом.
На следующее лето он поехал в лагерь под Радошковичами. А потом директор детского дома взяла его в поездку в Америку, в которой из десяти детей, поехавших с директором, усыновили (тогда еще можно было) восьмерых. Кроме ребенка и его сестры. Сестра очень хотела. Она ругала его и говорила, что из-за него ее "не взяли". А он не хотел, чтобы его усыновили люди, которых он даже не понимал, потому, что пробыл там всего 12 дней. Ему мало было такого знакомства для доверия. И сестра, и директор, и все-все в детском доме снова сошлись во мнении, что он капризный, обидчивый и странный. Он хотел в школу.
У многих детей в детском доме были взрослые, которые их опекали больше. У него - никогда. Его сестра была ласковой и послушной, его братья были младше , и они никогда не были старшими мужчинами в семье, они соглашались слушаться взрослых, не разбирая, правы взрослые, или нет. Но он - этот ребенок - привыкший думать и принимать решения - он никогда не соглашался делать то, что не понимал, что унижало его достоинство или казалось ему глупым. И взрослые обходили его лаской, думая - "Дикий". Он и правда, уворачивался от руки, ему было спокойно только за тем креслом - взрослым не поместиться туда было и не пролезть...это убежище напоминало ему его домик под досками - его первый настоящий дом...
Так жизнь текла пять лет. И он привык, и к нему и его побегам за кресло привыкли. И он уже чуть помещался туда - двенадцатилетний. Но помещался, потому, что был худенький, маленький, и его небольшая сестра, которой уже исполнилось 13, обогнала его в росте уже на голову. И учеба по-прежнему была для него спасательным кругом, его достоинством и надеждой. Он думал, что из-за того, что он хорошо учится, он сможет "поступить на хорошую работу" и построить себе и своей семье дом...
И тут случилось страшное: его с сестрой перевели 1 сентября в школу-интернат. С одним полиэтиленовым пакетом, в котором лежала пачка фотографий и одна смена белья. Но - он закончил четвертый класс. А В ИНТЕРНАТЕ НЕ БЫЛО ПЯТОГО!!!! И его определили учиться в шестой.
Горе его было так велико, что он не знал, как его пережить. В классе, в который его привели, решали примеры с десятичными дробями - повторяли пройденное в прошлом году. А он НЕ ПРОХОДИЛ десятичные дроби...никто не позанимался с ним. Никто даже не посмотрел его аттестат. Он стал троечником и остался им навсегда. Мечта его была растоптана.
Здесь, в интернате, не было никакого кресла. Не было ни одного уголка, куда он мог бы спрятаться. Здесь были шестиклассники, с первого класса жившие вместе, умевшие драться и просто бить. Умевшие заставлять себе прислуживать...его заставить не удалось, но сколько его били в эти страшные месяцы, помнит он один. В глубоком горе, в черной тьме дожил он до лета. В лагере у него была цель - накачаться, чтобы защищаться. Он, не имевший ни одной развитой мышцы, весивший в 12 лет 30 килограмм, за лето в белорусском лагере научился подтягиваться 20 раз - он часы тратил на эту работу. Он научился смотреть исподлобья, материться, плевать в цель и - драться. Остервенело, не думая, что с ним самим будет - напролом бросаясь на любого, кто встанет поперек дороги...
Потом он подчинил себе класс младшего брата - все там платили ему "дань". Потому, что за границу его не брали - для первого раза велик, а "в первой поездке плохо себя вел" - и ему нечего было бы надеть, если бы не эта "дань". В интернате дети ходили только в привезенном из-за границы. То, что могла ему "выдать" кастелянша, опустило бы его в касту неприкасаемых. Надо было выживать. Он выживал сам и кулаками и злобой выбивал выживание остальным (братья его оказались в этом интернате еще раньше).
И вдруг его послали в Ирландию. На месяц. К фермеру. Не одного - нескольких взял фермер. Хороший был, помогали ему, он денег давал. Ребенок складывал деньги и покупал свою независимость - трусы, носки, майку, еще одну. Подарили кроссовки - он не позволил себе их надеть - здесь, на ирландской ферме, к нему и так неплохо относились. Кроссовки нужнее там! Там - это статусная вещь! Куртка! Никогда еще он не был так богат!
Месяц пролетел быстро. Вернулся, был счастлив - наконец у него все есть и не надо стирать единственные трусы и выжимать так, чтобы можно было сразу одеть! В интернате приказ - сумки в кабинет завуча - и в лагерь. Он метался, просил разрешить взять эти две сумки в лагерь..."НЕТ" - сказала завуч.Ему разрешили оставить на себе то. в чем приехал. Он любовно уложил внутрь новых кроссовок носки и трусы - чтобы не помялись. Сам поставил сумки подальше от двери, подписаны они были его фамилией с самолета...
Завуч сказала только "Какие сумки? Не знаю - все, что было, уже забрали".
Он брел от кабинета завуча и каждому попадавшемуся взрослому пытался это рассказать, он пришел к воспитателю и впервые попросил помочь. Никто его даже не дослушал - "Откуда же я тебе их возьму, эти сумки?"
Это было последнее горе. Больше он ничего не хотел ,не чувствовал. Он больше ни к чему не стремился и ни о чем не мечтал...
За следующие 2 года он научился пить водку, попал на учет к психиатру, почти попал к наркологу и в ИДН, но интернат не хотел портить статистику...на совете профилактики он был как дома. Никто и не представил бы теперь, что этот ребенок когда-то хорошо учился и читал...на вопрос о нем многие взрослые кривили губы и бросали -"Быдло"...самое страшное - он и был таким внешне. Редкий шаг без плевка. Никакая фраза без матерного слова. Ни дня без выпивки. Курево - все, что горит, если нет бабла.
Драки, злоба, тьма, мрак, где достать бабла....воровство, продажа ворованного...без "бабла" - не человек...
...Пятнадцатилетний, он рассказывал , наконец, матери всю свою жизнь - снова и снова возвращаясь к тем моментам, которые были особенно болезненны когда-то. Он словно чувствовал, что освободится, только рассказав все это бесчисленное количество раз. Он рассказывал это, как анекдот - уже привыкший к тому, что у него есть мать, но еще не доверивший ей свою боль. Он , смеясь, снова описывал, как искал сумки из Ирландии, когда его мать, задыхаясь от боли, сказала - "Я куплю тебе все, что там было, маленький мой! Давай поедем прямо сейчас". И он, мгновенно сняв с лица улыбку, сказал -"Перестань, а то ничего больше не буду рассказывать." И это был первый раз, когда он не назвал ее на "вы".
Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4090
  • Благодарностей: 573
  • Пол: Женский
 Следующая история писалась в режиме реального времени, вернее - пишется, она не просто не закончена - думаю, еще даже не на середине.
 На Семействе она запись от другой отделяется тем, что это разные сообщения.
 Здесь я разделю их двумя пустыми строчками.

28. В тот день шел осенний дождь. Мы с сыном - студентом ехали за книгами, которые заказали почти месяц назад из Москвы. Радовались , что книги, которые на московском сайте были помечены грифом "редкая" найдены и приехали. Разговаривали именно об этом: о книгах, учебе. Сын рассказывал о своей новой студенческой жизни, а я , признаться, думала, что все, о чем я для него мечтала - вот оно. Все, что он говорил, наполняло меня таким теплым спокойным чувством радости за него, что никакой дождь и никакая осень не в состоянии были убрать солнечное лето из моей души.
Мы с мужем люди не юные. Имея двух уже сыновей - студентов (ехали мы с младшим) больше детей мы, разумеется, не планировали. Поэтому для меня было удивительным накануне поездки, которую я описываю, увидеть себя во сне - беременной. Я проснулась и осознала, что это был сон. Мое впечатление ото сна летало где - то у плеча и ни на плечо не садилось, ни улетало прочь.
В тот момент, когда я увидела женщину с четырьмя детьми, я вспомнила про сон. Женщина была немолодая, а младшая девочка - совсем маленькая. И подумалось мне, что, наверно, этого ребенка тоже не планировали. Именно "тоже". Внутренне засмеялась на это. И предложила подвезти.
Дети были из приюта. Шли в стоматологическую поликлинику. Три мальчика и девочка. С воспитателем этого самого приюта.
Я довезла их - и послушала по дороге классический набор вопросов сообщений от мальчишек. Особенно запомнилось такое: "Я себе тысяч за двадцать тачку куплю". Я не смогла удержаться - повернулась, взглянула в глаза - "Ты сначала пару рублей сам заработай ". Мальчишка тут же метнул обратно, - "Заработаю." - "Вот, тогда и поговорим." - "Где я Вас тогда увижу?" - и у меня вдруг случилось что - то в голове. И я с трудом удержала себя от ответа - "Дома".
Дальше все покатилось само - как инерционная машинка, накрученная кем - то очень сильным до упора. С четким ощущением, что не "под откос", а "в гору".
Мы подождали детей и воспитателя. Отвезли обратно в приют. Я спросила фамилию. Узнала, что трое - братья. Мой сын поговорил с детьми , пока я ходила спрашивать (не догадалась сразу) и встретил меня фразой "давай заберем!". Муж сказал - "Я - то на работе, это тебе с ними быть. Чувствуешь, что можешь - бери." С трудом дождалась следующего утра, которое принесло необходимость долгого (ужасно долгого, труднопереносимо долгого - несколько недель) ожидания. Потому, что в приют дети попали недавно и ни медицинского обследования , необходимого для того, чтобы забрать, еще не было, ни даже определенности с лишением родителей родительских прав. Правда, сказали мне, что в приют дети попадают не впервые и родители ими не особенно интересуются. "Что я делаю?" - спросила я у сыновей? "Живешь." - ответили сыновья...
На вторые сутки я записала в дневнике:
".....мне кажется, люди так устроены, что самое главное для них - другие люди. Не то, что эти другие люди скажут или потребят. А - кто они. Какие они. Чем дышат и живут. Как с ними другим людям. И наши дети - не исключение. Нашпиговать их всякими "дефлопэ" и "крутонами", вывезти на турецкий берег и ждать, что они только от этого станут счастливыми людьми - ну правда не стОит. От этого счастливыми людьми становимся мы - их родители. А им счастье - вот такое. Когда вдруг все становится с ног на голову и жизнь приобретает скорость течения, при которой можно рассмотреть, как крылышки у шмеля мееедленно машут. И пулю, наверно, можно. Но - лучше не надо пулю. Когда рядом вырастает человеческая жизнь, которой еще вчера не было в твоей жизни. И ты учишься в самом - самом настоящем в этом мире классе самому -самому настоящему в этом мире предмету. Который про "возлюби ближнего своего, как самого себя". И уже никогда не отделишь больше себя от этого ближнего настолько, чтобы суметь подумать - "лучше я или хуже", "богаче или беднее". Потому, что таких категорий нет в твоей жизни. И каждый может стать твоим родным братом. Просто потому, что ты примешь его в братья. Когда мои сыновья это могут - я мысленно в пол им кланяюсь. К ногам. И я понимаю, какая сладость "омыть ноги". И это они меня этому научили. И только поэтому я сейчас на пике счастья.
Несмотря на .....полное отсутствие гардероба для новых детей , все "пальцы у виска" вокруг, чудовищную предстоящую адаптацию у старшего, за которым я полчаса вчера наблюдала из окна машины - как он на участке приюта , под крышей веранды пил пиво и курил одну за другой - маленький полутораметровый "крутавэлла". Сплевывал под ноги так, что непонятно, как они там на этой веранде не утонули. Матерился (мне слышно было, я окошко приоткрыла и спецом не включала обдув стекол, чтобы они слегка запотели и меня не было видно.)......Я уже так люблю этого неродившегося у меня еще ребенка. Я сама от себя не ожидала..."

На следующий день я поехала в приют поговорить о детях...младшие двое бросились к нам с сыном, едва мы успели войти. Как же мне хотелось прямо в тот момент сказать им - "Бегите в машину, поедем домой". И - поразительное дело - я как-то твердо была уверена, что они побежали бы, ничего не спрашивая больше и ни о чем не задумываясь.
Так эта история началась...

4 10 2010
Если не лень - будем наблюдать развитие событий в режиме реального времени. Я получила у автора на это разрешение. Копирую прямо из первоисточника
Хозяйка истории обещает, как бы ни развивались события, рассказывать о них то, что можно рассказать, так долго, как позволяет эта тема. Думаю, никто не возьмется делать прогнозы, но я искренне желаю этой семье состояться
Вчерашняя запись в дневнике хозяйки истории:
"Меня "ломает" третий день. Не могу ехать в приют. Не могу ничего делать. Даже поговорить с детьми пока не могу - еще не прошел суд, еще не готова медицина, без этого по правилам приют не может никому детей показать. То, что я о них узнала - это ведь случайность. И воспитатель , конечно, не имела права ничего рассказывать. Но она же не знала, что попала к беременному человеку в машину. И я все время думаю о них. Увожу себя в сторону, занимаюсь другим - и все равно каждые несколько минут возвращаюсь. Представляю себе младших бродящих по коридорам приюта (видела), старшего - на веранде с "атрибутами взрослости" - и мне не в радость ничего. Вчера зазвала к себе подруг . Старалась - старалась отвлечься. Под самый вечер пели караоке - я пела и старалась не думать, сама себе сказала, что буду "выпевать" все свои тревоги. И все я знаю. Сама очень рассудительно могу разложить по полочкам - что конструктивно, что нет, чем имеет смысл заниматься...но вот неприменимо, что ли ...Очень, очень, очень хочется туда. Снова и снова прокручивается в памяти момент,когда мы пришли во второй (и последний пока) раз с сыном - и младшие бросились к нам. Увезла бы, если бы позволили, без всяких гарантий, что отдадут - просто в гости. Мне трудно смириться с тем, что жизнь этих детей протекает совершенно вне моей жизни . И рисуются мне все слышанные мной на форумах грустные, страшные и бОльные вещи, которые происходили с детьми до и без будущих родителей. И так хочется уже сейчас от этого оградить! Представляю себе первые "откаты" - и тоже - так хочется скорее через это перевалить...Уже нарисовала все возможное, кажется. Даже мизансцены расставила в мыслях - для разных вариантов. Уже продумала свои реакции на весь спектр - на истерику, на наглое требование, на "проверку на прочность". И все эти мои "реакции" висят в воздухе и ждут посадки. Чувствую себя наполненной терпением. Настолько, насколько еще в жизни не была. Но не терпением ждать - а будущим терпением к этим детям. Потому, что меня не пугает неизвестность - все известно. И чем будет труднее - тем, значит, это было нужнее и мне, и моим детям, и новым моим детям...
Детки мои, как Вы там одни? Мне вот легче после того, как написала хотя бы - а то стоит это внутри..."


".....старший вчера заболел. И устроил истерику, отказавшись войти в "скорую". Не смогли с ним справиться, изолятора в приюте нет - так и лежит ребенок просто в спальне. Попросила отдать домой лечиться. Приют звонит в опеку, узнает - можно ли. Жду их звонка. Они сами отдали бы...хоть бы отдали!
Что это я? Хоть бы ребенок согласился, не маленький. А я с ним даже не говорила на эту тему..."


Я получила разрешение, еду в приют....


Ребенок с температурой довольно высокой , но все было так, как будто это УЖЕ мой ребенок. Он вел себя так, как будто я обещала ему забрать и он заколебался уже ждать. Ну просто увидел, и сразу вопросительные глазищи. Я даже сказать не успела, он уже и сам все понял, "согласие" даже не говорил словами - просто сорвался с кровати и стал лихорадочно собирать какое-то барахлишко, потом бросил, повернулся ко мне и - "Все, пойдем домой". Психолог приюта только глаза распахнула нам навстречу. Забрала я ребенка за несколько минут. Которые ушли не на "с ним договориться", а на "заявление написать". Правда, пришлось самой свозить к врачу - для того, чтобы перед школой отчитаться потом. Зато у нас есть неделя вообще без обязательств и без школы. Как же я счастлива!!!"


Похоже на бронхит. Заварила , кроме выписанного врачом, шалфей - дышать. Ребенок сказал, что ему легче так и сидел с термосом в руках, и дышал, пока был пар. Все как по прописям: Контр Страйк, срочно, иначе глаза на мокром месте...несколько раз прорывающиеся куски рассказов о жизни своей, несколько моментов, когда приходилось сказать, - "Представляю, как тебе сегодня тяжело и страшно. Завтра будет уже немножко легче". и "постарайся терпеть, когда тебе захочется в привычное место. Завтра тебе тут тоже будет немножко привычнее".
К вечеру стал немножко улыбаться. Напряжен, как струнка. Вскакивает, поворачивается ко входящим моментально всем корпусом - наготове защищаться. Маленький он для своего возраста. Сказал, что очень боится новой школы. Согласна - если позволят остаться в старой (он очень- очень хочет) - сделаю все, что смогу для этого. Подростку непросто привыкнуть к новому классу, а особенно - занять там место, которое хочется занять. Не нужен ему лишний повод для переживаний. Если хочет - надо оставить учиться в старом классе. Я помню, как проходила смена школ у моих сыновей. Они как раз в этом же возрасте переходили. Трудно. Там не было вариантов. А здесь используем все, что можно.
Поняла, что плохо со зрением. Щурится, помогает смотреть руками (резкость наводит, оттягивая внешние края век в стороны)."


Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4090
  • Благодарностей: 573
  • Пол: Женский
1.08 ночи. Спать не получится - боюсь пропустить совсем высокую температуру. Сбила с 39,5 до 38,5 ибуклином. Мальчишка стонет, дышать тяжело, кашель стал заметно реже, но от температуры ему так плохо, что спать не может. Как тряпочка - позволяет мне делать с ним что угодно - раздеть, повернуть, поставить термометр, закапать нос, обтереть...Пока дописала последний абзац - уходила к ребенку и возвращалась несколько раз, когда он дремал. Минут 5-7 спит, потом, наверно, стекает по задней стенке - сначала стонет, просыпается, потом начинает кашлять.

Вот чего мне еще не доводилось - так это в первый день дома ребенка подросткового возраста носить на руках. Дышать и не кашлять - а значит, немножко поспать - он может только в вертикальном положении. Весит не больше 40 кг.


Кризис, похоже, миновал..температура упала до 37, дыхание очистилось, ребенок просто провалился в сон, как бы ни была затаскана эта фраза. Признаюсь, когда я поняла, что он спокойно дышит и спокойно спит - я не сразу положила его в постель. Сам Господь дал мне этот шанс - и я его не упустила. За то небольшое время, что я могу сама держать на руках 40 кг., я успела понять, а главное - почувствовать, что это - мой ребенок. Пусть играет в свою КонтрУ - все, что ему нужно - пусть. Спасибо, Господи, за то, что он теперь у меня - есть."

"Все это писалось мной в состоянии неравновесия, если не сказать - аффекта. Кризис был очень тяжелый, у ребенка была паника при одном упоминании "скорой". Но мне эта тяжелая ночь принесла продвижение в адаптации на несколько месяцев, и ребенку, похоже, тоже. Он проснулся в 6 утра (а сейчас половина восьмого - и он снова спит) и я уже не вижу, чтобы он стеснялся. Он как-то расслабился и очень доверчиво относится ко всему, что я делаю и говорю. Лечится по принципу "делай со мной все, что считаешь нужным, только не вызывай скорую и не отдавай в больницу". На все, что вчера вызывало "нет", сегодня я слышу "хорошо". За час, пока он не спал, я получила столько лучезарных улыбок, что хватит для замечательного настроения на целый день. Маленькие детали согревают душу - берет у меня из рук кружку - и улыбается во всю ширину, закусив зубами нижнюю губу и прижмуриваясь - как от очень большого удовольствия. Берет, дотрагиваясь до руки - и чуть придерживает, на секунду. В этих мелких деталях столько доверия и тепла, что , думаю, мальчишка именно домой попал."

"Два ревнивца все-таки нарисовались. И хотели, и ждали, а когда увидели вживую, что мать делить придется - повалило. Ничего, проходной момент, разберемся. Неожиданно немножко.
Ребенок спит, с 7 утра не просыпаясь, дышит с каждым часом все лучше, я последний раз дала таблетки в полседьмого, закапала нос, дала сок с каплей экстракта грейпфрутовых косточек - такой природный антибиотик, не использовала еще ни разу, открыла запечатанный. И в комнате аромалампу с эвкалиптом всю ночь и сейчас поддерживаю (четвертая свечка). И сейчас (половина первого) уже дыхание здорового ребенка. И вид гораздо лучше, чем ночью
Пока мальчик спал, позвонила в школу. Объяснила ситуацию, дала свои координаты, озвучила вопрос. Сказала, что своего мнения по вопросу пока не имею - надеюсь сформировать после того, как послушаю мнение на этот счет бывшего классного руководителя, школьного психолога, завуча по воспитательной работе и всех остальных, работавших с ребенком, людей. Разговаривала с завучем по воспитательной работе. Очень приятное впечатление. Не думает, что целесообразно, но готова и встречу организовать, и помочь принять решение, нужное мальчику. И с пониманием отнеслась к моей просьбе часть обсуждения провести с ним и для него - чтобы он реально участвовал в решении своей судьбы, а не кто - то объявлял ему о решении. Такие школы на дороге не валяются. И такие завучи. Первый камешек на чашку весов "за" эту школу. Если сложится - буду возить. Не пугает (было озвучено) наличие рядом места жительства биосемьи. Ничего страшного, если подростка туда тянет, в том, чтобы он был свободен поддерживать отношения, я не вижу. Мое дело - сделать так, чтобы и ко мне тянуло тоже. И чтобы он знал, что от меня не надо скрывать свои чувства к биологической семье - а наоборот, я в этом поддержу. Тогда легче будет выстроить то, что нужно для спокойной жизни, развития и счастья. Как, конечно, я это понимаю.
Ребенок, кстати, на учете в комиссии по делам несовершеннолетних по нескольким эпизодам...
Ничего. Был бы ребенок - а с учетов - снимем со временем. Надеюсь


"Вчера мальчишка спал до двух часов дня, проснулся голодный и хорошо себя чувствующий. И - началось первое наше "восхождение на перевал": "Суп не буду", "Вместе есть не буду - вот еще - я вообще ни с кем не ем. Я даже в приюте к себе забирал, а если не давали - вообще не ел", "Я хочу играть" и.т.д, - много всего такого. Это - очень хорошо. Это значит, что он уже освоился, не боится "не понравиться", считает свою "вершину" взятой и пошел на завоевание окрестностей "вершины", и, по возможности, установление господства  Я очень рада такому темпу: "Раньше сядем - раньше выйдем" Из вчерашних "завоеваний" обеих сторон: Суп не едим, но требуемую жареную картошку едим вместе со всеми. Играем в "Контр Страйк" после 20 - минутного разбора одной задачи про нахождение периметра треугольника, вписанного в выпуклый пятиугольник с заданными параметрами построения, несколькими углами и одной стороной. Сначала: "Да ненавижу я эту математику!". В конце: "Ну, если так и столько, то я хочу...". В игрушку (которая в нашей семье вызывает не самые теплые чувства, несмотря на то, что и сыновья мои, и даже муж - геймеры еще какие) ребенок пошел "рубиться" с удовлетворением на лице и очень ненамного возросшим уровнем образованности Зато я получила приблизительное представление о том, что нам предстоит с учебой: с мозгами все замечательно, не совсем пусто и со знаниями. Вероятно, в младших классах ребенок учился неплохо. Очень красивый почерк - ровный и легкочитаемый. Периметр, биссектриса, серединный перпендикуляр к стороне и.т.п. - знает. На фразе "катет, лежащий против угла в 30 градусов..." поднял глаза, в которых читалось зависание системы. Трудно было не объяснить (он, как раз, "ловит" - приятно заниматься, уже понимаю, что получила новое удовольствие в жизни). Трудно было узнать, что же вызвало "зависание". Оказалось - просто слово "катет"  Скорее всего, "на прямоугольных треугольниках" ребенок учиться уже перестал. Догоним.
Вечером привезли одежду, заказанную до изменений в семье по каталогу. Это позволило оторвать красавца от убийств виртуальных заложников (вот да, именно на стороне террористов играет - я вникла ) для того, чтобы заказать что - нибудь для него. Одеваться мечтает в черное, и только в черное. Выбирает , глядя на цену, быстро увидел, что красное - это скидка. После этого все с черной ценой отметал "У Вас что, денег много? Зачем покупать за такую цену, если тут скидки есть", - "на скидках нет черного.","Ну и не надо, пусть будет серое".
Интересный момент: старший сын принес на своей флешке новую музыку, пришел скинуть мне - показать (очень обычное дело для нашей семьи, мы все новое свое показываем друг другу). Сел рядом, стал комментировать, я отвечала. Ребенок сидел с другой стороны (его сместили от игрушки, чтобы скинуть и ему тоже показать), принесенная музыка ему "покатила". (мой старший сын танцует тектоник в "своем" клубе, музыка была из той области. Довольно гармоничная по сравнению с первой слышанной мной...а может, это я уже привыкла ) Но в какой - то момент ребенок сказал : "Вы так разговариваете, как будто друзья...бред какой - то" Сын сказал "Почему бред, мы друзья. Ты что думаешь, с родителями невозможно быть друзьями? Они же тоже люди..." Ответ был примерно такой: "Ну, не знаю, когда бьют я еще понимаю". Я предпочла замять это ужином. ( "Я хочу есть. Кто со мной?")
До 10 часов вечера все со здоровьем было хорошо - выглядел здоровым, очень редко кашлял, нос, правда, забит все время. Рот открыт. Кроме насморка, похоже, еще и аденоиды - очень похоже.
Часам к 10 начала подниматься температура. К 12 горел - 39, 3. Не сбивала, решила подождать до 39,5 хотя бы, потому, что в прошлую ночь совсем плохо ему было от 40 (до 40,4 - дальше я не допустила). Около часа держалась температура в районе 39, потом - сама - начала снижаться.
Сейчас 8 часов утра. Спит. Кроме насморка ничего не вижу болезненного. С полуночи где- то почти не кашлял. Часов в 5 утра трогаю лоб, он открывает глаза и говорит "Я живой, у меня ничего не болит, не бойтесь" - и тут же, закрыв глаза, засыпает - это слышно по дыханию. Не смогла удержаться - прижалась губами к макушке и вдыхала запах своего ребенка: "Все будет хорошо, детка - я узнавала


Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4090
  • Благодарностей: 573
  • Пол: Женский



"Самый острый момент дня:
Кормлю обедом. Ест с удовольствием. Вдруг наклоняет голову над тарелкой, почти окунает челку в суп: "Я Вам хочу признаться...я думал, как нибудь...я хочу поговорить с братом. Как мне к нему съездить?"
- с которым из них?
- нет, не с малыми. У меня есть еще брат. И еще один. И сестра. Она просто не может к нам ходить, у нее ребенок очень маленький, он только родился. А старший брат пьет. И он всех бьет. И маму бил. А сестра не пьет. И другой брат не пьет. Он уже женился и у него тоже ребенок маленький...
- а сколько ему лет?
- 18. А сестре 26, А старшему брату 23. Я не с ним хочу поговорить, а с другим. Он сказал не идти в никакую семью. Потому, что он тогда мне не брат. А чтобы я шел в детский дом. Нас когда уже забирали, мы в детском доме были. Год. Или два года, я не помню. Так брату тогда было 15. А мне 10 было, и он сказал туда идти. А я не хочу. Но он же мне брат. И он мне флешку давал. И его жены мать ко мне так хорошо относится, я к ним приходил сам. И я помогал им делать ремонт, и они хорошо относились. Брат не мог ко мне в приют приходить, потому, что у него ребенок маленький. Но когда я приходил, он сказал, что если я пойду в семью....
И так - несколько раз. Замолчал. Я:
-хочешь, я поговорю с ним, объясню ему, что Вы останетесь братьями. Он может к тебе приехать...
перебивает:
- он не приедет. У него ребенок маленький. И не надо говорить. Он же это мне говорил только. Он никому больше не говорил.
- хорошо. Если хочешь, чтобы я помогла - скажи. Давай поедим, а потом подумаем, что делать...
И в этот момент я понимаю, что из опущенной в тарелку головы просто капля за каплей в тарелку падают. Потрясло и количество слез, и скорость их падения.
Я отодвинула стол. Взяла его и обняла. Прижала голову рукой к своему плечу. Совершенно как-то примитивно подумала, что хорошо, что утром голову вымыла - могу себе это позволить. И плакал он так, молча, не вырывался, держался за шею пока я сама его не отстранила от себя и не стала вытирать лицо.
Сказала, что мы можем подумать об этом завтра, потому, что он еще так болен, что на улицу я его не пущу и к брату, стало быть, тоже. И до завтра ничего не случится.
Ребенок стал задумчиво ковырять ложкой в тарелке. Поднял на меня заплаканную мордашку (отчетливо помню, что она показалась мне запредельно красивой) и спросил:
- а если брат не разрешит?
- решать придется тебе. Но если ты захочешь в детский дом - то пойдешь. Может, ты вернешься к нам. Я тебя буду ждать. Никогда о тебе не забуду. Тогда, если тебе понадобится помощь, ты знаешь, что я постараюсь помочь. Если смогу.
-я не хочу, - и снова плакать.
Снова обнимаю:
- как это здорово, что ты умеешь любить. И что ты так любишь своего брата,
но давай придумаем, что делать, завтра. Я поем, хорошо?
Почти счастливый, - "Хорошо"
Съел все - щи, картофельное пюре с салатом из огурцов и отбивной , компот из малины - хотя за предыдущие дни ел очень понемножку...выздоравливает, наверно.
После того, как выплакался, весь остаток дня был веселый сверх всякой меры Катарсис, однако

Для подростка он очень легко идет на тактильный контакт. В приюте же говорили, что никого к себе не подпускал, особенно в первые дни . И вообще - неконтактный. Я думаю, это нам кризисная ночь болезни так помогла.

Дети вчера за ужином озвучили ему основное правило в семье (относись к другому так, как хочешь, чтобы относились к тебе). Весь день понемножку отрабатывали с ним это правило. Например:
Средний сын подметает щеткой с длинной ручкой. Я прохожу мимо. Сын, дурачась, торжественно, самым низким своим голосом:
- Мать моя! Посвяти меня в рыцари метлы и совка!
Я беру эстафетную ...ээ...щеточку:
- Посвящаю тебя, сын мой..., - и кладу ему ручку от щетки на одно плечо, на второе. Ребенок подскакивает и со всей дури нажимает на ручку - в плечо среднему сыну. Сын:
- я же тебе сам говорил, какое у нас главное правило. Ты хочешь, чтобы я так поступил?
Ребенок, без тени смущения:
-Да!
Сын берет у меня из рук щетку и нажимает ребенку на плечо. Ребенок присаживается, -"ой!"
Средний сын: "Вот примерно так мне и было. А если бы не было, то всем бы и осталось - весело" В этот момент вижу крупным планом глаза, которые определенно - извиняются. Взглядываю коротко на сына - он умничка у меня невероятный в этом плане - ему взгляда даже много. Он отставляет щетку и играет с ребенком в "камень, ножницы..." - на право какое - то (возможно, на компьютерное время у ребят - у них свой комп., но точно не знаю)"

"Ночь прошла спокойно, я, наконец, выспалась
Еще из вчерашнего, ребенок:
- я не буду это есть ( пшенно - тыквенную кашу на ужин). Я хочу, как на обед.
- тогда придется готовить самому. Могу показать, как. Но сама - не буду. Я уже приготовила.
- я не умею.
- всему когда - то учишься впервые. Идем учиться?
- ай. Я лучше поиграю...
- передумаешь - приходи...
Ребенок уходит.
Перед сном:
- а есть что - нибудь поесть?
- я тебе отвечала на этот вопрос, ничего не изменилось.
- аа... самому делать...а есть батон и масло?
- есть
- так я пойду сделаю?
- иди, конечно
Через 15 минут убираю масло, нож в масле, крошки на столе. Первый маленький шажок в сторону "не напрягать никого своими желаниями - исполнять их самому" сделан. Убирать за собой когда - нибудь тоже будет. Но на сегодня - определенно достаточно.
Прихожу к ребенку:
- умничка, что сам поел
- у Вас такой батон вкусный!
- батон обычный, детка. Это потому, что сам приготовил.
Короткий взгляд, После паузы:
- я не люблю готовить.
- я тоже не всегда люблю..."

"...с химией надо начинать с нуля. Не знает ничего. Почему - даже вопрос такой себе не задаю. Потому, что ответ не поможет решить эту задачу. Начинать надо с самого начала.
С физикой - похожая картина. И с математикой все выглядит грустнее, чем в первый раз. Алгебра в состоянии некоторых знаний из арифметики. Понятия не имеет, как это - скобки раскрыть. И я теперь вижу, что учиться ребенок - восьмиклассник закончил классе в 4-5. Скорее в 4, чем в 5.
Буду собирать умный народ по этому поводу - создадим прецедент грамотного ведения реабилитации ребенка, попавшего и находившегося в трудной жизненной ситуации 3-4 года..."

"Пришла ночью - накрыть и посмотреть, как он себя чувствует. И вспомнила фильм "Умница Уилл Хантинг" - момент, где психолог говорит про свою умершую жену, про любовь. С этим ребенком мне этот эпизод стал прозрачно понятен...раньше - нет. Очень странно - но из таких кусочков это складывается - человеческие отношения, что бессмысленно рассматривать отдельно эти кусочки. Картина отношений становится видна только тогда , когда отойдешь подальше - и каждый фрагмент мозаики отдельно перестает быть виден..."


Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4090
  • Благодарностей: 573
  • Пол: Женский



Вчера приезжали психолог и соц.педагог из приюта написать акт обследования жилья и взять у ребенка согласие, потому, что он сам по возрасту и закону это решает. И со старшими детьми, и с мужем они тоже поговорили. Так вот: часто родители говорят за детей. Приходят в поликлинику, например, с тринадцати- , а то и пятнадцатилетним деткой и отвечают на все вопросы врача сами. Здесь полагается сказать, что вот де - я не такая, а хорошая и у меня дети отвечают сами...но я , кажется переборщила. Потому, что у меня дети отвечают сами...за меня. С ними уже поговорили. Часть опросника моя. Задается вопрос - отвечают дети. Я просто не успеваю Ну, там про замужем - образование - дата рождения - ладно. Но мои дети за меня ответили на вопрос о мотивации приема детей в семью. Женщины переглянулись. А у меня в носу защипало. Ответили, не задумываясь - "Она хотела , чтобы детей было много, а родить много не получилось ". Похоже на то, что я и в самом деле скоро могу передать штурвал
А ответ на вопрос о собственной мотивации детей - просто шедевр, на мой взгляд:
"Да, конечно, комфорта будет поменьше...А Вы знаете, что на "Титанике" первые шлюпки, спасавшие людей, спускались на воду заполненными на треть и половину от возможности? Это потому, что сначала усаживали самых богатых, тех, кто ехал первым классом. И им обеспечили комфорт. Чтобы у каждого было удобное место. А шлюпка могла вместить не 30 человек, а 70. И это именно мест было 70. И эти места были заняты очень ценным багажом. И потом, когда Титаник утонул, рядом с ними плавали еще живые люди. И кого - то из этих людей можно было спасти. Но те, кто был в шлюпках, охраняли свой комфорт. Потом в отчетах британцев были свидетельства людей, которые просили подобрать одиноко плавающего на столе мальчика - подростка. Он-то уж никак не перевернул бы шлюпку. Но просивших чуть не убили те, кто в шлюпках спасал свое благосостояние. Вот и у нас так же. Есть возможность продолжать жить комфортно и с ценным багажом. А есть - втащить на борт шлюпки еще трех человек. Мы справимся, это же люди, они важнее, чем багаж."
Это мой самый старший. Я смотрела на них - и думала, что моя жизнь станет объемнее и интереснее. И это именно они - мои дети - делятся с другими своим комфортом. Они понимают, что даже самый начальный примитивный гардероб для детей лишит их всего, что могло бы им "перепасть". И сознательно на это готовы. И рады...И я решила поговорить. Уложила ребенка и позвала сыновей на кухню. И спросила про то, что я лишаю их многого. И получила ответ, который, конечно, знала. Но который мне нужно было еще раз услышать.
Все. Живем

Впервые ребенок засыпал без температуры - и я переложила его из родительской спальни (все это время, начиная с кризисной ночи, он был с нами) туда, где ему предстоит всегда спать. Это наша общая комната, большой угловой диван. Спать ребенок там будет один по причине того, что в прошлой жизни серьезно бил младших и наедине на ночь я их не оставлю. Младшие будут жить "под прикрытием" старших пока.
В комнате там потолок выклеен немецкими обоями со светонакопительными звездами. Я и забыла. Выключили свет, я осталась рядом на небольшое время - чтобы не стало тоскливо на новом месте ("Хочешь, расскажу страшную историю?" - какой подросток откажется от страшной истории на ночь <smile type=""> У меня есть дежурная - про экспедицию и ртутное озеро. История держит в напряжении до последнего момента, а потом разрешается так, что не оставляет места для допереживания и кошмаров). И вот , я готовлюсь произнести таинственным голосом первую фразу, а ребенок вдруг вскрикивает так - "Ах!" . Непроизвольно. Произвольно он "Вау!" говорит. Я даже не поняла сначала. Ему так понравился этот потолок. Впервые кто - то произнес мою задумку относительно этих обоев - "Я буду лежать и как будто смотреть в космос"
Он все больше становится ребенком
Про младших:
Ребенка отдали в обход всех правил и законов. Потому, что была высокая температура, в приюте нет изолятора, а от взрослых, пытавшихся его госпитализировать, он отбивался . И отдать мне - было в каком - то смысле лучшим решением.
Главврач поликлиники, к которой приписан приют - моя давняя знакомая. И нам дали разрешение без посещения врача там оставаться дома до среды следующей недели. И наблюдение, в порядке исключения, по личной договоренности перенесли по месту моего жительства. Хотя до официального решения я - никто. И делать так было нельзя. Просто есть Бог. И одновременно трое - это непременное желание ребенка выглядеть перед "своими малыми" крутым , сильным и злым. Ибо такова привычная роль. А без них (он же не может просчитать это, как я) - он примерил новую для себя роль - ласкового любимца, баловня и хорошего именно - ребенка. Не знаю, что будет дальше. Но сейчас все складывается наилучшим образом , за исключением того, что я очень-очень-очень хочу младших домой. Несмотря на то, что видела я их в общей сложности минут 10 в жизни, говорила - намного меньше. И единственное, что пообещала - это взять в гости, когда у них пройдет суд по лишению родительских прав (до суда месяц, не меньше). Забрать сейчас можно на полтора дня выходных. С обязательным возвращением вечером в воскресенье. Без вариантов. Если меня так рубит и колбасит после неполных 10 минут общения с ними, то я представляю, что будет после выходных - мне будет палата с видом на Атлантиду, наверно...Особенно больно об этом думать после вчерашнего рассказа наших посетителей из приюта:
Когда мальчишкам сказали, что их хочет забрать приемная семья, они сказали, что не пойдут. Потому, что будут ждать одну свою знакомую тетю, которая их не найдет, если они уйдут в приемную семью. Психолог стала выяснять, что же за тетя - и выяснила, что та самая, которая их подвезла в поликлинику зубы смотреть. Детям сказали, что их хочет забрать та самая тетя. И! Они стали обниматься, прыгать, радоваться, и тот, который постарше из двоих сказал тому, что помладше : "Я же тебе говорил!"
Нам нельзя встретиться не навсегда.


" Первая попытка "захвата власти". Глубокий вечер, 23 00 , старшие, студенты, легли спать. Муж спит с 21 00 (он глубокий жаворонок, его ритм жизни 5 утра - 9 вечера уже много лет). Ребенок в комнате, где должен ложиться. Я с ним. Прошу ложиться, потому, что я тоже спать хочу.
- я не хочу спать. Я буду смотреть телик.
- нет. Все будут спать. И ты тоже.
- я не буду.
- значит, не будешь спать с выключенным светом и в постели.
- я не лягу.
- отлично. Тогда я использую эту возможность.
- ...???
- ну, я как раз хотела тебе кое-что объяснить. Но это так долго и утомительно, что я жалела тебя так грузить. А раз ты все равно спать не хочешь - я использую это время и объясню.
- что объясните?
- вот, слушай: когда человек в детстве использует время только для того, чтобы получать удовольствия и развлечения, то у него не получается подготовиться ко взрослой жизни и взрослая жизнь у него не наступает. Он остается в позиции ребенка по отношению ко всем взрослым людям, даже к своим ровесникам, потому, что все вокруг ему указывают, как жить. Если у него есть работа, то такая, что он может быть только подчиненным и выполнять распоряжения большого количества людей, если работы нет - то у него нет средств к существованию...
- блииииина! Что за бред! Я вообще нифига не понимаю!
- вот, видишь, почему я не могла решиться начать это говорить.
- да зачем это вообще говорить?
- чтобы ты потом не говорил, что тебя никто не предупредил
- да чего меня вообще предупреждать?
- если бы ты спокойно спать пошел - то незачем. А так - ну не наказывать же тебя за это, значит, надо объяснять все, что положено знать детям, которые пытаются построить взрослых для исполнения всех своих желаний...
-(перебивает ) все! Хватит, я все равно не понимаю, я уже спать хочу...
Я: - что и требовалось доказать
Ребенок на минуту зависает, задумчиво держа в руках одеяло. Вдруг, прищурившись, смотрит на меня. Я смеюсь. ребенок:
- блииинааа! Вы меня перехитрили!
- я просто очень не хочу тебя наказывать.
- а чем наказывать?
- если бы ты не лег - завтра не было бы тебе компьютерного времени. Нисколько.
- а мне и не надо! (ну, не был бы он подростком)
- значит, завтра без компа?
- ни фига! Я же ложусь!
Разворачиваю его чистить зубы. Не любит, но не спорит. Идет. Я остаюсь в кресле в комнате, где он спит - у меня в руках еще не доделанная работа, я этим занималась, не отрываясь, все время разговора. Приходит.
- блиинаа, все спят. Я не хочу...
- значит, все таки читать лекцию?
- (мрачно) не надо...
Ложится, злым, резким движением натягивает одеяло на голову.
Собираю свою работу, выключаю свет. Молчу несколько секунд. Потом говорю:
- мне тоже нравится на эти звезды смотреть.
- а мне не нравится! (повторюсь - не был бы он подростком )
- мы еще много раз будем спорить с тобой. Может быть, поссоримся. Может быть, сильно. Но как бы сильно мы с тобой ни ссорились - я никогда не буду злиться на тебя самого. Буду - на твои поступки. А ты для меня всегда останешься таким... (молчу)
- (после длинной паузы , вынув голову из-под одеяла и глядя на потолок) каким?
- хорошим.
- (несколько разочарованное молчание)
- я так рада, что ты у меня есть...
- вы меня еще не знаете...
- уже немножко знаю.
- немножко.
- для того, чтобы узнать такого сложного человека, мало четырех дней...
Молчит. Я сижу в кресле у его головы. Глажу по волосам, по плечам. И эта сибаритская морда начинает понемножку подползать в мою сторону..."


Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4090
  • Благодарностей: 573
  • Пол: Женский
"Очень быстро все идет. Такое впечатление у меня, что я как-то сама форсирую. Не знаю, в чем себя остановить. Но - не то, чтобы пугает, но - необычно...Ребенок необыкновенно быстро почувствовал себя своим. Даже родным. Конечно, катализатором послужила кризисная ночь болезни. Но даже помня это, я , радуясь, удивляюсь. Ребенок половину времени пытается проводить у меня на руках, на плече, в кресле - и.т.д. И - говорит, говорит. Вся его жизнь до нас выливается из него потоком. Я сейчас много читаю об этом и уже увидела из рассказов, что со всеми это всегда бывает. Но - как правило, самое раннее - на второй месяц. А чаще - к концу первого года. До этого обычно дети старше 14 лет стараются показать "крутость", если рассказывают, то что-то "героическое", во всяком случае - не самое бОльное...
Мне это все очень органично ложится. Чувство, что это мой ребенок, никуда с момента , когда впервые к себе прижала заснувшего в первую ночь дома, не уходит...
Скандалит много. Пытается подойти с разных сторон, чтобы получить желаемое. Держу оборону. Понемножку становится легче. Умный. Очень интересный. Чувство юмора хорошее - КВНщик врожденный, кажется Действительно смешно шутит. Плохо уже представляю себе - как же мы без него жили?
Спрашиваю у него вчера: "Я с младшими справлюсь?" Он, - "О! Вы - справитесь!" Прозвучало так, что "За боевые заслуги" - отдыхает. Люблю уже его. Когда скандалит - у меня включается "отстраненность от ситуации"- словно со стороны все вижу. И в замедленном темпе. И успеваю сообразить. В эти моменты основное чувство внутри - "Маленький мой, как тебе трудно, как тебя ломает..." - помогает не принимать на свой счет выпады. Как пример - в ответ на отказ дать ему немедленно IPod, швыряет учебник истории , в котором должен прочесть очередной параграф, затем начинает стаскивать с себя одежду, со слезами, лихорадочно ищет уже выстиранную мной "приютскую": "Мне ничего не надо ни от каких чужих!", "Выкиньте меня лучше, я хочу, чтобы никто про меня не помнил, меня нет!" На звук прибегает сын, говорит ему, что помнит и себя таким, и так же скандалил - ну, всякие правильные вещи. Ребенка это не останавливает - полуголый открывает балконную дверь, стоит перед ней, выкрикивает свои "ежиковы иголки". Я говорю, нащупывая - "ты злишься, что я не делаю так, как ты хотел...тебе страшно, что теперь будет - а ничего не будет. Мы скоро будем с тобой смеяться, когда вспомним, как ты стоял здесь, и что говорил..."и.т.д., и.т.д. Ребенок парирует практически каждое слово, в какой - то момент легко ударяется лбом о балконную дверь. Хватается за эту возможность, повторяет удар сам - чуть сильнее - все, пик прошел, это - сигнал для меня. Быстро подхожу, подставляю под следующий удар свою руку, разворачиваю к себе (не сопротивляется), обнимаю, усаживаю на диван, сама одеваю его в лежащие на полу сброшенные одежки (даже носки снял, психованное сокровище), когда одеваю ему второй носок, начинает плакать. Одетого обнимаю , - "Все, все, успокойся, детка..." Но - самое главное - сразу после этого - учебник истории. Не потому, что мне так важны знания ребенка по истории. А "Потому, что тишина должна быть в библиотеке!"
Сын снял момент уже перед самой "историей" (здесь в первоисточнике фотка - прим. мое - fostermama) - в смысле - перед тем, как ребенок сел за учебник. Ребенок в эту секунду рассказывал про свою маму, что она его очень не любила, и все остальные в семье - тоже, потому, что он упрямый псих. Не думаю, что это соответствует действительности. Он слишком ласковый для нелюбимого ребенка. Думаю - любила. Очень благодарна ей за это. Вот била - это да, скорее всего - била.Она старше меня на 10 лет - ребенок сказал. Алкоголизм."


"Завтра в 12 уже можно забирать младших.
В 8 утра (уже с ребенком) - в одну школу.
В 10 20 - (тоже договорено) - во вторую.
В 11 00 - в третью (школу, где ребенок учился до приюта, он по-прежнему туда просится)
И вот - в 12 - за детьми.
Со школами определимся за это время. Там, куда хочу младших - в шестом - единственном - классе - 30 человек. Ни разделить его, ни посадить больше народу - там не кабинетная система, у каждого класса свое помещение и учителя сами туда приходят. И парты там становятся строго для 30 человек . Директор только что поменялся. Туда - в 8 утра. В ближайшую школу (наша по месту жительства) - после. Старшего ребенка , если не возьмут в бывшую - то туда. Он пока не готов пойти в школу, где будет учиться долго - ведет себя, мягко говоря, скандально-психозно. И я не хотела бы, чтобы адаптационное время проходило там, где ему потом придется все оставшееся время "расхлебывать" последствия такого поведения. Есть у меня мысль, что ему нужно приобрести новый опыт именно на старом месте. И для того, чтобы стресс был меньший, и - самое главное - для того, чтобы не пришлось отвоевывать "место под солнцем" в его неравновесной ситуации адаптации к новым правилам и условиям жизни. Кстати - учет в ПНД тоже есть, за время жизни в приюте он успел полежать в психиатрическом отделении. Не удивительно...
Мы с ним уже научились дышать, когда хочется плакать, так, чтобы не плакать при людях и донести домой, не расплескав. И несколько раз проговорили, что, если ситуация невыносимая, то он бежит домой и может не забирать свои вещи. Или , если может ждать, то звонит - и я его забираю. Еще договорились, что дома все будем разбирать, что он будет чем - то наказан, если допустит какое - то нарушение правил или чьих-то прав. Но там - везде - я буду за него, что бы он ни сделал. Просто, если сделает что-то очень плохое - то мы вместе будем за это расплачиваться и отвечать.
Все эти разговоры были после какого - нибудь его "А что Вы сделаете, если..." или "А я один раз психанул, ушел из школы и хотел...".
Я даже понять не могу - что же так его раскачало сразу после известия, что заберем мы младших завтра и к обеду они уже будут дома...Вариантов - то несколько. Говорит: "Они лучше меня", "Они проще" (именно - не "С ними проще", а "Они..." такая недетская фраза...).
А потом вдруг - наоборот: "Вы не думайте, что они такие хорошенькие, матом не ругаются, малой мне знаете что сказал..." не продолжает, но многозначительно качает головой. Я насмешливо смотрю. Чуткий ребенок понимает: "Я их не сдаю, я Вас предупреждаю!"
Сегодня с утра был веселый, счастливый, отвязный просто. С момента, когда я сказала, что завтра заберем младших - несколько раз надвигал капюшон на глаза и угрюмо молчал на любые попытки вступить в контакт, дважды плакал, несколько раз старался усложнить жизнь людей рядом хоть чем - нибудь. Вот пример: зову обедать. Он голодный, недавно спрашивал - "Когда?". Но уже ломает его. Отвечает, что обедать не будет. Я накрываю на тех, кто дома и на него тоже, но его больше не зовем - садимся. Приходит. Я:
- садись, вот твоя тарелка (место свое он уже знает).
- ай
- как хочешь.
- фу, какая гадость. Как вы только эту гадость едите, не понимаю...
и так все время, пока мы едим, независимо от реакции. Пробовали всякую. Потом, разумеется, уплетает "эту гадость" и просит еще . Пока ничего с этим не делаем - есть проблемы посерьезней. Например - медицинские. Я сегодня добралась до ребенкиной карточки. Какое же счастье, что он дома - в детском доме и интернате такие проблемы не стали бы решать. Потому, что нет угрозы жизни, а , может, еще почему другому. В любом случае - я знаю, с чего начнем и как решим все. А там - в процессе жизни, лечения, учебы и всякой жизненной радости, глядишь - и не понадобится ничего объяснять. Сам все увидит


Мало что теперь можно принести сюда из ЖЖ, описывающего процесс принятия семьей трех братьев. Театр военных действий. Через слово что-то, что никак нельзя вынести из ЖЖ. Поэтому, по договору с автором ЖЖ, буду перерабатывать , адаптировать "для здесь". Таким образом, отчасти, материал перестанет быть "первого отжима", хотя и будет контролироваться автором тоже.
По другому - никак Свою , принятую при написании историй до этой, стилистику, я сохраню - писать буду от первого лица. Но - не автор, а сама.
Ну, постаралась объяснить, у меня нечасто это получается. В процессе поймется, если кому надо

Еще немножко авторского:
"Несколько неожиданные отношения между детьми. Все трое друг друга ненавидят. Все приятное, что было, слетело со старшего из троих, как шелуха. Не просто бьет - а каждую минуту, в любом взаимодействии. Справедливости ради надо признать, что частенько - есть за что...Пока - это катастрофа внутри семьи. Потому, что на запрет бить старший из детей кричит: - "Мои братья - что хочу, то и делаю!", Страшновато: каждый из троих "подсиживает" и "сдает" остальных."

"Самое тяжелое началось тогда, когда на сцене появился телефон 18-летнего старшего брата, который уже умудрился к этому возрасту, будучи учащимся ПТУ, жениться и родить сына . Работники приюта сообщили совершеннолетнему родственнику (единственному, ведущему трезвый образ жизни) о том, что дети из приюта уходят. На что брат выразил горячую готовность забрать всех троих братьев, только попозже, потому, что его ребенку несколько месяцев. Когда попозже - для нас покрыто мраком неизвестности. Зато старший из троих , получивший это радостное известие от младших братьев, запрыгал: "А брат мне разрешит...", "А брат сам курит...", "А у жены брата свой дом и там так круто!"
Дом - у родителей жены , очень приятной девочки, 18-летнего "ребенка с ребенком" - я с ней вчера поговорила, она тоже уверена, что они с мужем заберут братьев мужа, но не теперь .
Старший ребенок был в таком состоянии, что я попросила жену брата передать ему, что ребенок скучает по нему и был бы рад, если бы брат позвонил. Дала номера телефонов, дала адрес. Старший, в перерывах между военными действиями против всех кругом, кругами ходил возле телефона весь вечер. Брат не позвонил. В приют к детям он приходил один раз точно, я не смогла выспрашивать дальше"

"Каждый раз, когда мне случалось сказать что-то одобрительное любому из младших - старший стремился их ударить.Не нужно быть сильно умной, чтобы проанализировать - откуда это: ребенку было 25 месяцев, когда оба уже родились. Может быть, к их рождению ребенка никак не готовили и он даже не понимал, что случилось. А когда сам понял - сам и определил виновников собственной заброшенности. О которой говорит очень многое. Младшие же , в свою очередь, настолько много от него получали, что воспринимают изначально "в штыки" и с ненавистью. Впрочем, средний старается так же "наказать" младшего, если внимание или (и) похвала достаются ему. Самый маленький - ничего не пытается."

К этому - от меня: многодетная семья - это все же повышенная ответственность родителей перед каждым ребенком за количество и качество получаемого каждым внимания. Особенно, когда дети - погодки. Продолжаю цитировать ЖЖ:

"Какая же пропасть в моем отношении к старшему и младшим! Старшего - уже всего так люблю! И , несмотря на то, что ведет он себя намного тяжелее и хуже, чем младшие - все равно в непрерывной готовности без условий - обнять, приласкать, терпеливо объяснить. А младшие пока раздражают непереносимо. Особенно - особенно!!! - когда стараются друг друга подставить и выглядеть повыгодней на этом фоне . И я понимаю при этом, что старший делает то же самое. Только раздражения это уже не вызывает. И никак на это принятие не повлияло ни желание брата забрать, ни готовность ребенка "забраться". Наоборот - такое уважение это вызывает. Особенно сейчас, когда так скорбно мало в нем вызывающего уважение. Брат братом, а ребенок - мой. Не уйдет далеко, обязательно останется рядом, даже если действительно брат заберет. Ощущение, что это мой ребенок, растет с каждым часом военных действий. Пишу это - потому, что старший, наконец, в ванне, моется впервые за 2 недели не в душе и голову. А младших "развела" по своим занятиям - средний у сыновей гамится, а младший - отдушинка моя безобидная - рисует "под сказку" на МР3. Так обрадовался , детка, немудреному этому занятию <smile type=""> И Лего его в восторг привел."

"Из вчерашней истерики старшего после того, как силой оторвали его от младшего (Сын. Как мог мягко, но пришлось держать руки):
" Я уйду! Выгоните меня! Я умру! Надоела мне эта жизнь! Ненавижу жить! Я не ..(имя), я никто! Выгоните меня на улицу, пускай я там умру!..." - и так, вперемешку с громкими рыданиями, около 10 минут. Через 10 минут и валерьянку с пустырником выпил, и даже поел. (все остальные в это время ужинали в гробовом молчании за столом, слушая вопли старшего из соседней комнаты. И без меня - я была "в эпицентре".
Не отпускал, ложась спать. Была с ним, пока не заснул. Младшим объяснила основное, но пока - как ведут себя - так и ладно, симптоматически реагирую, основным лечением пока не занимаюсь."
Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4090
  • Благодарностей: 573
  • Пол: Женский
" ...выгулялись на роликах-велике.
Может, сняло немножко напряжение. Дети обедают под присмотром одного из сыновей, я пишу - от вида еды у меня токсикоз. Наверно, теперь (только) я забеременела младшими. Очень хочу, но пока - не могу. Средний , выходя на улицу, обнял и поцеловал.....а я - не готова к этому. Прижала к себе немножко - но без того, что ему необходимо. Без счастья внутри, что он - есть. Какие же дети ласковые! Но у среднего эта ласковость такая...неприятно-хитрая. Он очень нравится сам себе и именно для себя зарабатывает "дивиденты". А вчера в приюте (часа полтора решали все со школой для старшего, отдельно рассказывать надо ) чего только не наслушалась. И лживый старший насквозь, и мерзавец, и я своим попустительским отношением посажу его на шею обществу, и с ним надо коротко разговаривать, и.т.д.,.и.т.д....и младшим досталось.
Никакого совещания не получилось - просто все активно не хотели старшего к себе. Бывшая школа - с бронебойными аргументами про "не сменит окружение - будет продолжать правонарушения", будущая школа - с такими же "у нас такая трудная восьмая параллель, мы с Вами не сможем удержать". И все при этом - "Если Вы приведете и напишете заявление, мы никуда не денемся, но....".Характеристика у ребенка такая, что и тюрьма не справится...эх...
Внешне - самый "удобный" - средний. И я уже понимаю, что его принять мне будет труднее всего. Уже замечаю за собой порочную тенденцию воспринимать его отрицательно изначально, не присматриваясь к ситуации, не давая ему даже права что-то делать, не манипулируя мной и другими. А уж сколько доказательств этой его порочности дружным частоколом выстраивается в моей голове! И знаю, что потом самой дооолго этот частокол сносить - и строю все равно. На этот момент средний мне активно не нравится. Кстати - он самый красивый внешне. Стрижка дурацкая, а так - выдающаяся и внешность, и тренированность тела - братья очень уступают, особенно младший, с выраженным дефектом строения челюсти и зубов. И мне этот дефект помогает хотеть его (самого младшего) защищать. А ведь никто и не нападает...ой, плохо работают мои мозги


"Старшего взяли в класс МЧС, сдать до 1 ноября на форму $150. Это - не иначе Бог послал.
Муж только что по телефону руководил старшим студентом - тот переустанавливал у себя винду. Дети вокруг разговаривали в привычном им тоне. Муж договорил с сыном, набрал меня - и я получила за все сразу. Вот этого одного штриха мне не хватало для полного расслабления. Когда я это все выслушала (про безответственность в принятии решений, про жонглирование судьбами, ущемление существующих детей и абсолютный эгоизм) - все вдруг стало просто и понятно. А я уже как-то совсем рассыпАлась.
После этого волшебного пенделя я вдруг выросла на полметра, рявкнула общий сбор, поставила жестким жестом песочные часы посреди стола и, когда дети ,в испуге замерев, замолчали, сказала, что когда песок высыплется, я заткнусь (так и сказала), а они смогут продолжить, если захотят. Но эти 20 минут все слушают меня. И сказала все то, что сказал муж - только им. Про себя , а не про них. И попросила помочь , как бы это ни было безответственно с моей стороны. И сказала, что не жалею. И не пожалею. И никогда не отдам сама - только если сами захотят. И что они мне нужны. Закончила еще до середины - минут за 9. "Все!" - говорю. А старший ребенок, шепотом - "Еще песок остался...". Я села. (стояла перед столом, за которым они сидели). И он полез ко мне на колени, молча спрятал морду мне в волосы и тихо там дышал мне в шею, держась за нее обеими руками. Острое чувство любви к нему и невозможности существования без...Идиллия продолжалась минут 5. Отсилы 6. Потом все началось заново. Но , видя мой взгляд, старший уже не бьет, а убирает руку и злобно шепчет "Я с тобой потом разберусь". Пока на бОльшее не способен. Спасибо ему за это...
...Уложила - и доооолго валялась в ванне с лавандой . Потом пошла на них смотреть. Такие чудесные все, уютные, уже вымытые дома, пахнут моими любимыми запахами. Младший маленький совсем, средний, жадина, загреб себе все игрушки. Принесла зайца - спать с ним. Младший схватил, обнял...и вот как стиснул, я прихожу - а он так и спит. Так защемило! Чувствую, что он будет любимец мой - такое существо светлое, несмотря на наносные приспособления для выживания...так захотелось ему первому связать что-нибудь, хоть носки, чтобы "каждая петелька с любовью". Впервые в кайф было тронуть, укрыть,и - поцеловать. И - аж слезы навернулись - мой запах! Слава Богу! Не мог чужих детей мне привести - мои дети. Нет пока того, что есть к остальным. Но - я в пути
Все так чудесно, когда они спят - и издают звуки вроде тихого сопения. День был - самый трудный за последние года три...
... боюсь своего отношения к среднему. Не хочу сделать его нелюбимым пасынком, но чувства сейчас - такие. Не придумала пока, что буду делать. Спать..."


" К нам вчера приезжал после работы старший брат. Он совсем мальчик, очень приятный, разумный и очень стеснялся и боялся - трудно было уговорить зайти - "Я, может, здесь..."
С одним из моих сыновей они - полные ровесники, брат мальчишек на 2 недели старше <smile type="">, познакомились, общались. Уезжая, брат именно сыну-ровеснику, пожимая руку, сказал "Спасибо, что смотришь за ними"
Я все объяснила, больше всего парнишку волновало, конечно, останутся ли они с семьей. И его братьями. Объяснила, как получить разрешение на "забирать на выходные". И все -таки очень серьезная это проблема. Потому, что брат говорит "Я их заберу", "Я сейчас не могу их забрать", и "Мне сейчас некуда их забрать" в один момент времени.
К слову - квартира, в которой они все жили, стоит пустая. И старший брат там прописан, и жить там можно, только задолженность растет. Места там хватило бы на всех, только говорить об этом у меня язык не повернулся. Я вижу, что старший тоже мучается...
Младшие к приезду отнеслись внешне совершенно равнодушно. Старший после отъезда разрыдался. Остальные смотрели фильм, а он просто заливался слезами у меня в комнате.
"Я хочу уйти с братом, я от него отвыкну", "Как я потом отсюда уйду, я же привыкну" - недетское какое - то. В то же время - не может отойти от меня. Вечером приехала подруга. Мы общались, одновременно записывая ей нужное, у компьютера. Дети продолжали смотреть (все эти события развернулись в течение 2 часов). Старший смотреть не мог. Ходил кругами, в конце концов не выдержал и забрался на колени, несмотря на подругино присутствие. Вел себя там, конечно, стесняясь и сдержанно, но определенно не мог один. Подруга говорит - ведет себя, как ее маленький сынишка...
Когда она ушла, стал снова плакать. Расслабился, устроился "на мне" , как обычно (обнимает за шею руками и кладет голову на плечо затылком к моей голове) .Рассказывал про жизнь до пьянства мамы, про то, как все дети просили ее не пить...очень много плакал, лицо отекло, под глазами мешки даже сейчас. Очень надеюсь, что, наконец, основное он "вылил", потому, что рассказов о прошлом было даже многовато для одного вечера - ночи. Еще одно "больное" - самый младший спросил "А мне нельзя будет остаться здесь, надо будет к брату уходить?" Я спросила: "А ты не хотел бы к брату ?" - и он просто отрицательно помотал головой...какой же клубок человеческих отношений придется рассматривать, чтобы помочь всем, кому можно - уже сейчас и самой мне хочется только - плакать.
Брат на опеку забрать может без препятствий - они все прописаны в четырехкомнатной квартире, там даже вид не такой уж и плохой - привели в порядок 2 года назад, когда родители возвращали родительские права. Родители теперь уехали в деревню. Так что жилье - есть. И семья брата там тоже поместится. Курсы для опеки родственной у нас не нужны. Он уже работает, справки о зарплате будут. Но - не заберет точно, вижу, понимаю. Не заберет. Моя задача - сохранить отношения. Пока ограничусь ею, пусть пройдет хотя бы месяц дома - тогда подумаю о следующих своих шагах в этом направлении. Не спорю, не высказываю своих мыслей. Соглашаюсь.

Как то так получается, что описываю я только то, что бОльно. Для меня это, конечно, терапевтично - выливаю. Но общая картина все же весьма далека от "постоянных слез". Вчера , кроме двух часов вечером и часа ночью, пока старший не заснул, день прошел в общем совсем неплохо, был не трудным в сравнении с предыдущим, мальчишки даже пытались в чем - то помогать. Мы устраивали им полки, рабочие места, разбирали вещи, считали, сколько и чего нужно купить в первую очередь. В субботу осуществим первую закупку необходимого. В понедельник - в школу."

"Сходили на улицу изучить окрестности, погулять и подышать. Велик у нас в рабочем состянии один. Хотят на велике все, потому, что ролики - новое для них, нет умения = нет интереса. За велик ссорятся и разрулить - никакой пока возможности. Договорились о времени. Младший , на второй минуте катания одного из братьев - "Ну кааагдааааааа!" и так - все время катания. Меня так задрало, что я потеряла терпение:
"А вот теперь - никогда. Можешь начинать злиться - никакой разницы с тем, что было до запрета, не вижу". "Так не честно!" "Так не просто честно - это - единственный возможный вариант!" И ребенок завис. Фраза неосознаваемо трудная для него. Как и предыдущая. И я думала некоторое время над тем, не упростить ли мне для них язык - на первое время. И придумала - не упрощать. Потому, что обучение языку погружением в языковую среду - самое эффективное. <smile type="">
Играли в футбол с моим сыном. Неплохой дворовой "футбик" . Сын, как будущий тренер, остался доволен. Мальчишки - тоже.
А это - рисунок старшего. Нарисовал, почти не глядя, под разговор за большим столом. Для меня это большой подарок, потому, что в первые дни вид киота в комнате, лампадка и то, что мои сыновья , уходя, подходят за благословением на то, чтобы уйти, вызывало реакцию "Фу! Секта!":


"Изучила документы. Ничего случайного не бывает в этом мире. Мать мальчиков родилась ровно на десять лет раньше меня. У нас с ней один день рождения!"
Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.

Оффлайн fostermama

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4090
  • Благодарностей: 573
  • Пол: Женский
"Я получила от жизни очередной подарок. Не верила целые сутки, что так может быть. Но - сутки на исходе, а состояние еще лучше. По порядку:
Позавчера поздним вечером, уложив детей, я не смогла справиться с состоянием тоски , тревоги и вины по поводу своего отношения к среднему. И позвонила подруге - коллеге (вернее, сбросила ей СМСку, не спит ли она. Сбросила двум, которые на моей памяти переживали подобное. Но одна из них оказалась в Питере по делам. Разговор предполагался не минутный, по мобильнику было неудобно.) Разговаривать со мной согласилась вторая. Созвонились по домашнему, я вышла на балкон, чтобы никто меня не услышал. И рассказала подруге, как мне...
Вкратце: душа не принимает среднего, со старшим все понятно и с младшим есть положительная динамика, хотя и далекая от старшего. А средний - чужой ребенок - и все. И все его действия изначально принимаются мной с подозрением на плохое. Я, понимая это, с собой пытаюсь работать. А результата - не вижу. И вспоминаю о том, что сама себе обещала, только тогда, когда уже успела сначала подумать что-то негативное. И, конечно, ребенок в долгу не остается - дает запрашиваемое мной с лихвой...и подставляет братьев, и ябедничает без остановки, и ленится делать вообще все, что необходимо, и еще большой список...
И вот - я это все и еще много такого проговорила, повинилась, легче мне не стало, но мысли стали определеннее. И вдруг ( а стояла я на балконе и уже изрядно замерзла) прямо перед моим балконом происходит авария. Мне было плохо видно, я думала, что столкнувшиеся машины без габаритов стоят мордами друг в друга. А потом оказалось, что машина была одна - она так выглядела - как две - потому, что вообще перевернулась от удара и стояла на боку. Я еще полчаса разговаривала - видела массу остановившихся помогать людей, поэтому сама никуда не звонила. И говорила уже бОльше на другие темы. Хотя на эту - тоже говорила. А потом...я положила трубку - и стала представлять себе, что в той машине мог быть средний. Потом закрыла тему для себя и пошла спать.
Утром я встала с мыслью - "Что случилось с ребенком?" (средним). Все вспомнила и даже сон восстановила - я была на море. И мы так классно отдыхали там с детьми. Со всеми. Мужа с нами не было, я ему во сне звонила, он ехал к нам и я объясняла, как найти. Потом я пошла к детям, и, поднимая, тронула среднего двумя руками за плечи. Он, как пружинка, взвился навстречу - просто прыгнул ко мне. И мне очень сладко было его обнять и шепнуть на ушко "Доброе утро, малыш".
Процесс пошел. Мы разговаривали вчера вечером про то, что дорога друг к другу - это путь каждого до места встречи. И каждый свой отрезок пути может пройти только сам. Рисовала им человечков, схему движения. И впервые смогла произнести, что - я иду им навстречу, всем троим. И рада этому, И мне просто очень в кайф видеть, что и они идут тоже
Боялась - как проснусь сегодня. Слава Богу! Все так, как хотелось - приятно обнять, приятно жить рядом
Кстати про аварию - я сразу видела, как вылез прихрамывающий человек. Так вот - он и был один, Слава Богу, никто не пострадал серьезно."

"Получили учебники, посмотрели, где что в школе. День - очень тяжелый по количеству дел. Собираю назавтра . Основное собрали, будем стараться закрыть все дыры в течение ближайших дней. Старший в школе был тихим и каким - то таким вежливо-приятным. Совершенно замечательная завуч нам помогала. Сама получила все учебники - нам осталось только забрать. У меня такое светло-уставшее состояние, я им просто наслаждаюсь. Завтра - первый школьный день."

"Первый "марш-бросок" младшего пришелся в аккурат на утро первого школьного дня. В результате в школу в первый день средний пошел один (учатся младшие в одном классе). Очень боялся, но все вышло хорошо - дети его приняли очень доброжелательно и он вернулся из школы в восторге от этого. В середине школьного дня домой к нам приходила классная младших - молоденькая учительница биологии. Познакомилась с малым, который к этому времени уже ничего не добился , понял это и стал снова веселый и спокойный. Классной он понравился (еще бы! все "слил" - осталось чистое золото ), завтра надеюсь отправить и его...
Старший в школе (поговорила с его классной по телефону) пока послушный, тихий и производит впечатление ребенка, неспособного на шалости

Так все меняется быстро, на глазах срастаемся и взаимопроникаем. Осязаемый процесс, потому, что прикосновения детей стали совсем другие: у старшего такие уже - как у родного ребенка. Может схватиться за меня, одевая обувь, прыгая на одной ноге. Может с разбегу, раскинув руки, в меня врезаться и небезосновательно уверен, что будет принят с удовольствием. Может залезть под руку, на колени, обнять и дать обнять себя. Сыновья говорят : "как всегда у нас был" .Про младших так не говорят. И я понимаю, почему так получилось: они оба везде были лучше старшего. Послушнее, удобнее...их не отдал приют в психиатическое отделение, не вызывали инспектора по делам несовершеннолетних. И они привыкли считать себя хорошими, но при этом основная деятельность - поиск, постоянный, чем бы себя развлечь и что бы себе добыть. У обоих. А старший настолько не рассчитывал уже на то, что кто-то будет по-настоящему счастлив от одного только того факта, что он рядом есть - что (вот же нагородила!) он этим наслаждается не меньше, чем я его существованием. Младших стрОю потихоньку...
Средний приносит мне мой конспект по педиатрии (обложка тетради - доктор Айболит, который в зависимости от угла зрения наклоняется к бегемотику и поднимает голову):
- а можно я это возьму?
- нет, конечно, это не детская игрушка. Где ты это взял?
- там...
(отмашка в сторону антресолей, где тетрадь и лежала в числе прочих архивных тетрадей, в том числе - дневников)
- разве я разрешила тебе туда залезть?
- а чтооо....нельзяааа?"

"Сын съездил забрал очередной заказ по каталогу - две куртки и два сета трусов. Еще два сета едут пока. Старший натянул на себя эту куртку и, несмотря на жару в квартире, не соглашался снять, пока челка не стала мокрой. А пакетик со своими трусами просто прижал к груди. Мне было отчаянно больно на это смотреть...
Я уже могу обнять младших, мне приятно о них заботиться, наряжать и баловать. Но отношение к ним обоим не может догнать отношение к старшему. Оно летит вперед с крейсерской скоростью, и я сама чуть успеваю меняться за собственным отношением к этому ребенку. Мои сыновья принимают его так же, как я - мы уже просто каждый к себе тянем это чудесное, честное, хамское, вредное, очень доброе существо. И все в семье улыбаются, когда перед ними возникает его широкая улыбка. Младшие не ревнуют, уверяю! Они просто не могут поверить, что это возможно. И каждый раз, бедняги, обламываются оба, когда, в очередной раз вознамерившись посвятить меня в тайны прошлого старшего брата, слышат, что я об этом знаю. И на их мордашках такое недоумение, - "Как же так, знаете - и все равно обнимаете?"
Так интересно - у моей доброй давней знакомой дочка училась в школе с младшими и даже в детском саду была с ними. Это выяснилось позавчера только. Я к ней пристала и она рассказала все, что знала. В числе прочего - что старший принес водку и на химии напился с другом. В этот же день младшие вместе поведали мне эту историю в лицах, сколько успели до того, как я их перебила и отослала. Только сказали, что было это в кабинете физики. И тут на сцене появилось главное действующее лицо, и несколько смущенно сказало, что - во-первых - это было на биологии. Во-вторых - это был самогон друга. А в третьих - он об этом после того, как выпили все равно ничего не помнит. И еще это лицо сказало, что "с такими делами завязано", чем вызвало у меня приступ необъяснимой гордости. Такой, будто я к этому всему весной прошлого года могла иметь отношение ("завязать" оно тогда еще решило ) ...
Мне нравится средний род, когда я говорю о своих детях. "Главное действующее лицо", правда, не характерно для меня. Но "оно" - очень характерно. Дитятко, солнышко, сокровище, счастье мое. Ой, как же мне повезло - то! Ребенкина болезнь взяла и перенесла нас через хребет адаптации. Теперь ни болезни, ни адаптации . Мне кажется, наглостью будет хотеть такого и с младшими
Если я не ответила - значит, мне или нечего сказать об этом, или некогда :)
Не используй слова мои как руководство к действию. Люди разные. Что одному - спасение, другому - погибель.